Практически все ключевые строения АЭС находятся в аварийном состоянии и не подлежат восстановлению. Получаемые в ходе разборки станции строительные материалы уже сейчас используются для возведения моста через Керченский пролив, в первую очередь для отсыпки огромного мола у Белого мыса (Ак-Бурун). Первым на переработку Министерство строительства и архитектуры Крыма списало комплекс пускорезервной котельной.

Освободившуюся от циклопических руин территорию предполагается отвести под индустриальный технопарк “Щёлкино”: участок будет снабжён необходимой инфраструктурой для последующего размещения новых производств. Работы ведёт симферопольская организация “Стандартдорстрой”. С помощью тяжёлой техники заброшенные десятилетиями строения подвергаются слому и дробятся на каменные глыбы с последующим вывозом материалов на площадку-накопитель для прямой отгрузки или переработки в камень, щебень и песок. После окончания демонтажа объектов заброшенной стройки в течение четырёх месяцев площадка будет подготовлена к новому строительству путём удаления зелёных насаждений и выравнивания грейдером.

Свинцовые тучи, усугубившие плохую организацию подъездов к полигону на Чауде и во многом сорвавшие проведение столь ожидаемого многими крымчанами военно-воздушного соревнования “Авиадартс”, как нельзя лучше подходили под атмосферу разрушающейся Крымской АЭС. В этот день работы, по-видимому, были приостановлены — вся техника простаивала на площадке ввиду прошедшего обложного ливня. Иногда объекты объезжали одинокие автомобили охраны.

Многие здания недостроенной АЭС уже полностью разобраны, так что на их месте виднеются лишь пустыри или груды камня. Другие стоят искорёженными, а на их стенах виднеются дыры, будто прогрызанные огромным хищником — это следы работы спецтехники. Но основное реакторное здание первого энергоблока, напоминающее гигантский куб, всё ещё поднимается над пейзажем у Акташского солёного озера, искусственно перепланированного для нужд охлаждения реактора. Энергоблок видно издалека, задолго до подъезда к бывшей всесоюзной стройке. Пару лет назад над ним ещё возвышалась стрела последнего огромного крана, замершего десятилетиями ранее.

Внутренние помещения первого энергоблока и его гермозона выглядят действительно пугающе, особенно после прошедшего дождя: мрачные коридоры из мертвенно бледного осыпающегося бетона, металлические массивы, покрытые ржавчиной, по которым стекает вода, раздающиеся скрипы и угрюмый шелест ветра. Всюду под ногами, помимо мусора, заполненные водой люки и сквозные отверстия для коммуникаций. Это место не для туристических прогулок и далеко небезопасно для случайных посетителей.

Когда Украина отключила поставки электроэнергии в Крым, жители полуострова почувствовали, каково практически не иметь собственных генераторных мощностей. Только недавно жизненно важный энергомост через пролив был пущен в полную силу — мощность перетока энергии через него составляет в совокупности внушительные 800 МВт. Но, для сравнения: проектная мощность Крымской АЭС составляла 2 ГВт (2 энергоблока по 1 ГВт), причём предусматривалась возможность увеличения мощности до 4 ГВт с помощью строительства двух дополнительных энергоблоков. То есть станция должна была не только с лихвой покрыть энергетические нужды Крыма, но и создать задел для развития промышленности и поставок электричества в другие регионы страны.

Строительство почти завершённой АЭС в 1987 году приостановили, а через два года, ко времени планового пуска, окончательно отменили — это было обусловлено в первую очередь тяжёлой экономической ситуацией и невозможностью закончить проект. К тому же в 1986 году произошла Чернобыльская трагедия, послужившая формальным поводом для отказа от проекта, в который с начала строительства в 1975 году были вложены колоссальные средства и силы. Почти одновременно с Крымской было прервано возведение однотипных атомных электростанций в Татарстане, Башкортостане и Восточной Германии. АЭС в Щёлкино находилась на завершающих этапах сооружения: готовность первого энергоблока составляла 80 %, был даже смонтирован уникальный полярный кран и доставлен ядерный реактор.

В первые годы украинской независимости, когда разграблению в промышленных масштабах подвергались даже работающие и прибыльные предприятия, дальнейшая судьба замороженной стройки была предрешена: в течение многих лет всё ценное с Крымской АЭС вывозилось как согласованно крымскими заводами, так и несанкционированно кем угодно. Уже к 1995 году станция перестала представлять собой сколь-нибудь важный промышленный объект: в её машинном зале стали проводиться дискотеки фестиваля “Республика КаZантип”. В 2005 году автогеном разрезали на металлолом сердце станции — атомный реактор ВВЭР-1000.

На одной из стен краской нанесена эпитафия: “Как много нашего ушло с тобой… Как много от тебя у нас осталось…“. И хотя, судя по подписи, она относится к закрытому в 2014 году фестивалю, в полной мере её можно отнести и к самой станции. Но живым памятником Крымской АЭС, а именно тем усилиям, которые были вложены в её создание, навсегда останется город-спутник, который был назван в честь физика-ядерщика К. И. Щёлкина. Посёлок сооружён специально для размещения строителей, а в последующем — специалистов атомной станции и смежных предприятий. Сегодня он претендует на роль курорта благодаря расположению на побережье Азовского моря у живописного Казантипского мыса, испещрённого морскими бухтами.

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

#СелфиКрым Выпуск 11

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.