Глава республики Сергей Аксёнов сделал свой выбор. Фото: pnp.ru

Общероссийский итог выборов-2016 – реальная Россия сильно отличается от той, что бурлит и кипит в медиасфере. Той, что в социальных сетях воет о невыносимости жить в кровавых застенках ЧК. На деле всё оказывается совсем иначе. И либеральные ценности, которые вот-вот должны были восторжествовать в России, превращаются в ничто и никак (либеральные в том смысле, в каком их понимают в нашей стране).


Для чего голосовать, если всё решено? Но фокус заключается в том, что невозможно решить за того, кто сам решает


И тем показательнее в данном контексте явка избирателей в Москве и Санкт-Петербурге, городах “белой” с вкраплениями звёздно-полосатого кости. Они лишний раз доказали, что существуют отдельно от другой России и считают – некоторые, не все, ясное дело – выше своего достоинства участвовать в определении её будущего. Потому что собственно будущего они не видят. Для чего голосовать, если всё решено? Но фокус заключается в том, что невозможно решить за того, кто сам решает. Подкорректировать, да, решить – нет.

Безусловно, в абсолютную честность, прозрачность выборов веруют разве что те, кто ещё недавно посещали сеансы Кашпировского в местном ДК. Однако то, что насчитали в итоге, с погрешностью (8-10%) реально отражает расклад сил в России.


Партия власти является “партией Медведева”, а это уже совсем иные расклады, за которыми маячит тот самый призрак либерализма, под которым стоит понимать, прежде всего, максимальный отрыв от “народничества”.


И, казалось бы, стоит говорить, что это ещё одна победа Владимира Путина. Несомненно, процент, набранный “Единой Россией”,  оказался таким благодаря сияющей монолитности президента. Но опасность заключается в том, что на деле, а не в так называемом общественном мнении, партия власти является “партией Медведева“, а это уже совсем иные расклады, за которыми маячит тот самый призрак либерализма, под которым стоит понимать, прежде всего, максимальный отрыв, на всех уровнях, от “народничества”. Опасный и летальный отрыв.

Крым на этих выборах полностью соответствовал общероссийским трендам. О “плохих боярах” и “хорошем царе” здесь стоит говорить особо. Потому что погрязший в проблемах полуостров люто ненавидит чиновников, которых меняют ещё до переправы, но по-прежнему верит своему лидеру – Сергею Аксёнову.

Говоря о ситуации на полуострове, надо, конечно, отметить ещё и одну из самых высоких явок в России. Это свидетельство того, что крымчане, действительно, вернулись домой и теперь ощущают прямую ответственность за будущее этого дома. Хотят участвовать в его судьбе и участвовать активно. Надежды Крыма, несмотря на все трудности, как были, так и остаются связанными с Россией.


В Севастополе голосовали не за персоналии, а за партии и силы, ассоциируемые с федеральными лицами


В Севастополе голосовали не за персоналии, а за партии и силы, ассоциируемые с федеральными лицами. И всё это происходило на фоне разгоревшегося пламени скандалов. В том числе и внутрипартийных. И если с партиями всё было более или менее ясно, то по персоналиям, идущим в Думу, складывалось весьма тоскливое ощущение. Город, как и Крым, не дал России новых лиц, новых героев, а именно в этом была одна из целей Крымской весны. Но рождения новых знаковых персоналий не случилось, и на арену вышли те, кто остался.


Согласись Алексей Михайлович участвовать в политической жизни города и страны раньше, то не случилось бы вообще очень многого


Кандидат Белик шёл от партии власти и выступал за поддержание нынешнего курса. Кандидат Николаев выдвигался с отчасти радикальными идеями, большая часть из которых намеренно связывалась с Алексеем Чалым. Если бы сам Алексей Михайлович принял участие в выборах, то у оппонентов не было бы ни малейших шансов. Более того, эти выборы в Севастополе стали бы выборами двух людей – Путина и Чалого. Впрочем, согласись Алексей Михайлович участвовать в политической жизни города и страны раньше, то не случилось бы вообще очень многого. А так севастопольцам пришлось довольствоваться “соратником Чалого”.

В такой игре Николаев рисковал не только своим, но и “чаловским” авторитетом. Потому что его поражение, которое было ожидаемо, враги тут же спроецировали на поражение Чалого. Однако Николаев ни в коей мере не может считаться даже проекцией народного мэра.  И его поражение – поражение личное.


Николаева во многом погубила его излишне активная пиар-кампания, акцент на самости Севастополя и определённое высокомерие


Оно свидетельствует, во-первых, о том, что мало быть чьим-то соратником, а надо иметь за собой бэкграунд реальных дел. Во-вторых, о том, что критика власти не принята большинством севастопольцев. Николаев активно позиционировал себя как человека, во многом благодаря которому произошла отставка экс-губернатора Севастополя Сергея Меняйло. Понятно, что это не так (хотя бы потому что Меняйло был назначен Кремлём на более высокую должность; да и кто такой в масштабах страны Николаев?), но сам месседж не был поддержан голосами. И объяснение тут очень простое: далеко не многие севастопольцы были недовольны тем, что Сергей Меняйло губернатор Севастополя. Те же, кто питал определённые иллюзии, всё больше разбивает их о новое положение дел. Ну и, в-третьих, полагаю, Николаева во многом погубила его излишне активная пиар-кампания, акцент на самости Севастополя и определённое высокомерие.


Сам лозунг Белика был очень верен – “Наш севастополец в Госдуме”. Хотелось бы верить, что в этом есть хоть чуть-чуть правды


Всё это создало ситуацию, когда на безрыбье и рак оказался килькой. Белик, ведя классическую избирательную кампанию, работая не только с избирателями, но и с теми, кто отвечает за подсчёт и результаты, выиграл даже несмотря на собственную хиленькую позицию. Будь в списках достойный кандидат, Дмитрий Анатольевич не набрал бы и половины того, что ему отдали. Белику не помешал даже его жуткий бэкграунд и украинское хамелеонство, которые, меж тем, очень скоро могут аукнуться ему в Думе. Город выбрал своего. И в этом равно как гадкого, так и падкого. Сам лозунг Белика был очень верен – “Наш севастополец в Госдуме”. Хотелось бы верить, что в этом есть хоть чуть-чуть правды.

К слову, уверен, что не малую часть голосов Белику принесло его членство “Единой России”. И концерт 16 сентября на площади Нахимова, где Дмитрий Анатольевич стоял рядом с Сергеем Аксёновым и Антоном Шкаплеровым (его подставили на праймериз), был более, чем кстати. Потому что главным хэдлайнером того вечера стал всё тот же Сергей Валерьевич.


Из кого выбирать в этом соревновании олигархических состояний?


Важно сказать ещё и вот что. Для Севастополя начинается совсем новая история. Потому что “вторая сила”,  что вступила в конфронтацию сначала с Меняйло, а теперь уже Аксёновым, но в итоге не получившая должного представительства, теперь, несомненно, будет лоббировать прямые выборы губернатора. Дело это, конечно, хорошее и очень нужное, вот только, насколько оно совпадает с планами Администрации Президента. И, кроме прочего, из кого выбирать в этом соревновании олигархических состояний?

Ведь выборы 18 сентября стали одновременно и финальной точкой, расставившей важные акценты, и в то же время точкой нового отсчёта. Они продемонстрировали, что политическое поле Севастополя напоминает, используя заскорузлый, но в данном случае очень точный штамп, выжженную пустыню, где выбирают не конкретных людей, а их принадлежности к вышестоящим в иерархи партий, смыслов, персоналий. Война в Севастополе лишь начинается. 

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.