Митинг в Севастополе 23 февраля 2014 года. Фото: i.ytimg.com

Это 23 февраля я встречу так, как встречал его последние три года – на площади Нахимова, на праздничном концерте, посвящённом началу Крымской весны. И таких, как я будет много. Для Севастополя 23 февраля не только, а, может, и не столько День защитника Отечества, сколько день начала Крымской весны.

Чувство, испытанное на площади Нахимова 23 февраля, когда тридцать тысяч человек явили, что на самом деле есть справедливость, невозможно забыть, оставить в прошлом. Она как лучина, что горит во тьме. Она как огонь, что согревает изнутри.


«23 февраля, начало Крымской весны – лучшее, что случалось со мной в жизни»


Моя соседка произнесла вчера: «23 февраля, начало Крымской весны – лучшее, что случалось со мной в жизни». Ей 66 лет, моей соседке, и она из той ударной силы, из той социальной группы, что сотворила Крымскую весну. 23 февраля ей и, правда, был сделан первый шаг на пути домой. Она увидела свет и пошла к нему вместе с людьми, певших сердцем.

Однако фразу её можно истолковать двояко. С одной стороны, прекрасно, конечно, что это случилось. Крым, потерянный, по выражению Солженицына, за 24 часа, вернули, восстановив справедливость. И сделали это, что бы ни диктовали нам, простые люди. Наши люди. С другой стороны, не слишком радостно, что тот момент по-прежнему остаётся одним из наиболее ярких, торжественных в её жизни. А что дальше?


Многие из понимающих шли на подвиг не только, чтобы изменить Севастополь и Крым, но и Россию. А как иначе?


На этот вопрос отвечать не любят. Он неудобен, колюч. Во многом потому, что разочарование от воссоединения с Россией на полуострове всё больше. Многие голосовали за возвращение в улучшенную версию Советского Союза, а попали в часто бездарную пустоту с оскалом недокапитализма. Очарование России – скорее в телепропаганде, нежели в реальной жизни. И оттого первыми посыпались те, кто хотел слишком многого от воссоединения. Те же, кто шёл с трезвой головой, но пламенным сердцем, был готов. И многие из понимающих шли на подвиг не только, чтобы изменить Севастополь и Крым, но и Россию. А как иначе?

Однако говорить о проблемах – трудно. Это вызывает объяснимое раздражение. Действительно, слишком многим пришлось пожертвовать народу за совершение важнейшего исторического шага. И в то же время говорить трудно, потому что не хотят обнажать подлинные проблемы, которые надо решать, дабы окончательно не вогнать народ в ступор сопротивления, всё чаще слыша фразу: «Патриотизм дискредитировал себя».

Это, кстати, ещё одна проблема, которую высветил Крым – сонма профессиональных патриотов, что паразитируют на чувствах народа. Они отхватили кусок, а те, кто творил подлинную историю, многие из них, что называется, остались не у дел.


Однако ирония заключается в том, что мы ни в коем разе в полной мере не должны становиться Россией


Крым, как лакмус, высветил проблемы России – чудовищную коррупцию, просевшую социальную политику, кадровый голод. Нам, севастопольцам, крымчанам, всё время говорят: подождите, не суетитесь, вы ещё в полной мере не стали Россией. Однако ирония заключается в том, что мы ни в коем разе в полной мере не должны становиться ей. Слишком много болячек в новой России, и в Крыму они превращаются в социальные шанкры.

Дьявол – кроется в мелочах. И мелочи эти отвратительны. Они напоминают о раздолбанных 90-х. В крымских городах – всё больше профессиональных нищих. Людей разводят теми способами, которые в самой России уже кажутся архаичными. Стены домов украшает прямая реклама наркотиков. И таких дьявольских мелочей всё больше, а это только начало – потому что Крым переболевает тем, чем Россия переболела раньше.

А что взамен? Будем откровенны, не то, что ждали. В ответ на это умные люди переключат тему, вывернут хитро. Глупцы поднимут стандартный вой о либералах, «пятой колонне», неблагодарности крымчан, притянут Донбасс. Но всё это – зелёнка, которой мажут сифилис.

Тот, кто сегодня критикует последствия воссоединения с патриотических, конструктивных позиций, заслуживает, как минимум, быть услышанным. Потому что это не атака с ломами, а вопль о необходимости исправлять ситуацию. Иначе ради чего было всё это? Ну, если, конечно, не брать за единственный аргумент вечное: защитили от кровавых бандеровцев.


И кто бы как не ухмылялся, патриотизм, явленный здесь, был подлинным


Let it be. Но разве не желалось, не верилось нам в большое? Разве Крым в 2014 году не родил новые высшие смыслы? Разве не вернул стране энергетику больших целей? Разве не пробудилась здесь Русская мечта? И кто бы как не ухмылялся, патриотизм, явленный здесь, был подлинным, он вдохновлялся подвигом, истинно русским Подвигом. Мы верили, мы шли. И мы ни о чём не жалеем.

Можно долго говорить о причинах, почему не случилось то, что в высшей степени желалось во время воссоединения. На то слишком много объективных причин – от недостатка времени до внешнего давления. Есть, к сожалению, и факторы субъективные – вроде поразительной бездарности и вороватости крымских чиновников. Но за всем этим шорохом, пахнущим просроченными товарами и грязными деньгами, мы рискуем упустить главное.

А главное – это то, что Россия в полной мере побоялась принять Севастополь и Крым. Испугалась, не захотела, посчитала нецелесообразным – разные варианты. Но мы понимаем, что воссоединение было волей одного человека. А что с другими? Что с Сечиным, что с Грефом, что с Миллером? Что с теми, кто держит Россию как рынок? Что с мелкими лавочниками, которые свои промахи объясняют стандартным: «Все деньги ушли на Крым»? Что делать с дойниками, которые потрошат полуостров? Что делать с теми, кто раздражается от Крыма в принципе?


Это декларация Правды, понимаемой в русской традиции как Истина и Справедливость


И так случилось во многом потому, что мы, вышедшие из советского и либерального морока (две дороги – к одному обрыву, как верно сформулировал Шафаревич), оказались слишком глупы, слишком слепы, чтобы понять масштаб произошедшего. А это не просто возвращение территории или военно-морской базы. Нет, это декларация Правды, понимаемой в русской традиции как Истина и Справедливость.

Испытание Правдой мы не выдержали. Она опалила нас – и где мы теперь? Танцующие в темноте друг с другом, притворяющиеся, что любим, что ещё хотим, но скрывающие раздражение и даже горечь. Sad, but true.


Время новых свершений стучится в наши сердца и призывает к ответу, требуя решительности, искренности, воли


Однако ещё не поздно. Самое время пересмотреть крымские уроки. Путь от русской идеи к русской мечте не должен закончиться в топях. Мы не должны, как в наставляющей сказке, разбить золотое яичко из-за мышки, этого вестника нижнего мира. Время новых свершений стучится в наши сердца и призывает к ответу, требуя решительности, искренности, воли, требуя соответствовать нашей великой истории, продолженной и в то же время начатой воссоединением Севастополя и Крыма с Россией.

А иначе – какой судьбы мы ждём? Какого блага заслуживаем? И чего хотим от истории, которая выбирает сильных, прошедших испытание Правдой. Других она отправляет в отстойник. Предателям и трусам там – самое место. И сейчас нам решать, где в итоге окажемся мы.

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Воровать не строить

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.