В Крыму я оказался очень поздно. В 31 год. 

Я слышал про Крым всё советское детство, но родители меня маленького туда не брали. Потом мы были очень бедные. Потом СССР рухнул и Крым стал заграницей. Я слушал истории про каких-то ездивших в Крым хиппов, но я был чистюля антихипп, поэтому поехать туда в таком формате было немыслимо, а на другой не было денег. В итоге в Ереване я оказался раньше Севастополя.

Так что когда я слышал у Ночных снайперов песню “Вечер в Крыму” я воспринимал это примерно как песню про марсианские реки. Только оказавшись на месте я понял как точна фраза: “В южную ночь страшно смотреть вверх”.

Оказался же я впервые в Крыму при обстоятельствах не рядовых. В 2006 году готовилась к выходу моя прграмма на НТВ “Русский ответ” — название и концепт придумал ВЮС. Исполнение было поручено А.Б. (ВГТРК) и В.К. (НТВ). Первоначально Быстрицкий всюду расставил своих людей — Веру Кричевскую режиссером (если вы знаете кто и что это – вам сейчас до колик смешно), Александра Никитина — директором. Кажется их главной задачей, особенно Никитина, было имитировать бурную деятельность, чтобы ничего не получилось и чтобы я ничего не заподозрил, ну и выдавать мне буквально подачки. 

Никитин был такой живчиковый еврей-гомосек, спустя несколько лет он был сперва засвечен, а его помощник арестован за вымогательство.

И вот благодаря этому милому человеку я оказался в первый раз в Крыму. А именно, когда я сказал, что есть отличная тема для пилота – антинатовские протесты в Крыму, Никитин пришёл в восторг, сказал что я должен посмотреть на всё лично, а он долгое время работал главой телевидения ЧФ, а потому всё устроит — подснимем в Севастополе стендапы и всё будет отлично. Зачем ему было нужно это? Он хотел выкинуть из проекта Кричевскую и ему было нужно хорошее мое отношение.

И в самом деле, очень быстро мне с женой (она работала моим замом по оргчасти) взяли билеты на самолёт, выдали в зубы каких-то приличных по тем временам денег, типа 600 баксов, дали контакты человека который встретит и контакты в штабе ЧФ и так мы двинули в Крым (Наташа там уже бывала). Было что-то типа 6 июня.

Прилетели. Пришлось проходить границу и заполнять миграционную карту. Всё это наполняло чувством невероятной гадливости. Каждый раз соприкасаясь с украинской границей я смотрел на неё как на ядовитую жабу.

Но вот, проехав длинный смурной Симферополь мы выехали на Бахчисарайское шоссе и тут перед нами предстали ОНИ. Маки.

фото: соцсети Е.Холмогорова

Я никогда ничего подобного не видел. Поле маков до горизонта. В нём хотелось утонуть. Мы бросились фотографироваться, но ни одна фотография в полной мере не передаёт этого ощущения иной реальности.

Я потом ехал ошарашенный. Хотя не мог не отметить как долго приходится нарезать круги по серпантину на подъезде к городу. 

Первым делом приехали в Штаб ЧФ — здание доминировало над городом и тогда в том, что над ним развевался российский триколор был особый смысл — он психологически доминировал. С нами отлично поговорил начальник ТВ флота, рассказал как тут дела, рассказал почему презирают украинский флот — туда шли в основном те кто не считал возможным сделать карьеру в советском-российском. Мы наметили основные точки съёмки и он пообещал дать группу.

Потом поспешили чтобы успеть в Панораму. Это такой силы эпическое полотно, что я его пересматриваю каждый год. А тогда я вообще вышел потрясённым…

Потом наш провожатый отвёз нас на Херсонес. Я был в полном античном восторге. Просто непередаваемом. Особенно от античного театра.

Потом выслушал инструктаж по крымскому вину. У севастопольцев есть особая гордость — портвейн “Севастополь” созданный в 1994 году, с фантастическим терпким фруктовым вкусом. Мне посоветовали обязательно его попробовать. А ещё… Купить на рынке местного сала, — постного, почти без жира. Не хамон, но близко.

Квартиру нам сняли в шаге от рынка, на Одесской, и я решил совместить. Вы не поверите, но портвейн с постным салом и впрямь оказался гениальной идеей. 

Мы пошли гулять по ночному городу. Севастополь в районе артбухты всегда шумный, многолюдный, пёстрый, полно матросов и проституток (интересно удержались ли они в РФ), куча сувенирной торговли, куча забегаловок, правда тогда были только плохие, куча точек виноторговли — вино было хорошее, в том числе гениальная “Массандра” в минибутылочках — очень удобно для гуляющего неалкоголика. 

Утром – съёмки. Я написал несколько стендапов, с таким пропагандистским смыслом, что Севастополь это всё-таки Россия, наша история, не забудем не простим. И мы начали ездить по точкам.

Снялись на Херсонесе. Снялись на Малаховом Кургане у памятника адмиралу Корнилову (“Так отстаивайте же Севастополь!”), потом в бухте Голландия, откуда ближе всего было видно стоянку основных сил Флота, потом на турецком кладбище, “среди не чуждых им гробов”, о том, что есть угроза турецкого захвата Крыма. 

Каким-то образом успели ещё побывать бегом на Братском кладбище, но кажется там не снимали. 

Через день надо было уезжать, но проездом в Симферополе успели снять интервью Валерия Подьячего – лидера фронта “Севастополь-Крым-Россия”. Он недавно напомнил о себе, так как в России на него распространяется запрет на профессию как на осуждённого, хотя осуждён он был за поддержку России. Именно Подьячий дал мне документы, откуда я впервые выучил основы крымнашистской схоластики: передача была незаконной так как её не ратифицировал ВС РСФСР, Севастополь — город союзного подчинения, а потому не мог быть передан вместе с Крымской областью, итд. Потом мне всё это очень пригодилось.

В общем-то увидев Севастополь и совсем краешек Крыма я на них зациклился и решил, что туда вернусь. 

А пока снял совершенно отмороженный пилот. Там сначала доказывалось что Крым — Россия, а потом обсуждался гипотетический сценарий, как, в случае расширения присутствия НАТО, в Севастополе происходит цветная революция — организация отставных офицеров Черноморского Флота занимает ключевые точки, собирает митинги, создаёт свои органы власти и переводит город (а может и весь Крым — не помню уже) в состав России. Говорящими головами были Ольга Елисеева — про историю, Переслегин — про то как выжить в условиях блокады, Эдуард Балтин, бывший командующий ЧФ рассказал о том как он звонил Ельцину, а обслуга ЕБН сообщила: “Президента этот вопрос не интересует”.

В общем это было мощно. Конечно, было абсолютно нереально, чтобы это показали тогда по российскому ТВ. Если бы у меня сохранилось видео, я бы выложил его весной 2014-го и навсегда приобрёл бы славу пророка. Но, увы, видео не сохранилось. А если я выложу сценарий — никто не поверит, скажут я сейчас сочинил. 

Цитата из сценария: “Мы попросили экспертов Академии Национальной Политики просчитать вероятный вариант развития событий, и вот что у них получилось. На настоящее время существует немало сценариев. И в некоторых из них жители Крыма используют тактику «оранжевой революции» в своих целях. Первым шагом является создание политической организации из военных пенсионеров Черноморского флота. Дружественное России движение ставит под контроль выборные органы местного самоуправления, а также Парламент Крыма. Власти России идут навстречу давним пожеланиям крымчан и вносят изменения в Российский закон о гражданстве, предоставляющие гражданам Украины, право на получение Российского паспорта. И вместо 170 тыс. российских граждан в Крыму их становится 1 млн. 170 тысяч…”

Передача потом умирала, воскресала, опять умирала. Но главное она открыла мне дорогу в Крым….

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.