Картина Степана Попучаева “Родное село Кишлав”.

Менялись эпохи, события, а вместе с ними менялись и хозяева этой предгорной деревушки. Средневековое армянское поселение, татарский кой (село) в эпоху Крымского ханства, крупнейшая болгарская колония в Таврической губернии, колхоз крестьян-переселенцев из Курской области. И это лишь основные этапы его истории.

Это село будто бы затерялось в горах, а время здесь остановилось. Маленькие старые дома с красной черепицей. Они столько раз за столетия меняли своих хозяев, но стоят и сегодня. Примерно такими же, как и были тогда, два с лишним века назад.

Современное Курское — самое восточное село Белогорского района. Оно расположено у границы с территорией Судакского горсовета, в 1 км от шоссе P-23 Симферополь-Феодосия в пределах Внутренней гряды Крымских гор, у восточного подножия горы Кубалач в долине реки Индол.

Первые следы пребывания в этих местах археологи датируют периодом с III в. до н. э. по III в. н. э. Это был укреплённый пункт, который располагался на вершине горы Бор-Кая (Меловая скала) и имел с юга северо-запада высокие обрывы. Сам укреплённый пункт был отгорожен от селища оборонительной стеной, а на территории последнего были найдены фрагменты амфор.

Фото: pirzkhgl

В средние века, у подножья Бор-Каи находилось армянское поселение, следы которого остались, в том числе и в виде церкви, вытесанной в одном из скальных отторжений. Церковь, существовавшая в VIII—IХ вв. была достаточно простой: с крупным алтарным камнем в восточной части и с вырубленными нишами в северной стене.

В 1475 году после завоевания Крыма турками начался закат армянской культуры. Правда, историкам и археологам ещё предстоит ответить на вопрос: местное армянское поселение было разорено или просто заброшено?

Во времена Крымского ханства эти земли принадлежали клану Ширинов. В середине XVII века в долине реки Индол был образован крупный татарский кой Къшлав. Впрочем, название возникло не случайно. В переводе с крымско-татарского слово “къышла” означает хутор с загонами и сараями, т. е. зимнее стойбище для овец с удобным выгоном. Первое впечатление, когда смотришь на посёлок сверху, кажется, что местные горы, подобно изгороди надёжно защищают местные дома от непогоды и чужака. И действительно, ветра у подножья Бор-Каи явление редкое. А вот ветер перемен здесь всегда был сродни крупному природному катаклизму.

В 1783 году после присоединения Крыма к России началась первая волна массовой эмиграции крымских татар в Турцию. Къшлав опустел всего за несколько дней. Крупный помещик Феодосийского уезда Али Мурза Ширинский выставил на продажу свою землю в урочище Къшлав и хотел получить за неё четыре тысячи рублей. Покупателем выступило российское правительство, которое было заинтересовано в заселении пустующих земель опытными земледельцами. Именно такими качествами в Европе славились задунайские крестьяне.

В 1804 г. на месте бывшего крымско-татарского села Къшлав была образована болгарская колония Кашлоу (по документам после 1871 года – Кишлав). Также процесс болгарского переселения в Крым был связан с бегством православных турецкоподанных от грабежей и насилия вооружённых бандитов кирджалиев. Большую часть первых болгарских переселенцев составили жители юго-восточной части Болгарии (Странджа) – сёл Граматиково, Малко-Тырново, Стоилово, Мурзоево, где разгул “кирджалийского” насилия приобрёл массовый характер. Русское правительство всячески поощряло заселение полуострова опытными балканскими земледельцами и арендовало у греческих купцов суда для переселения православных турецкоподданных в Таврическую губернию.

Начинать на новом месте всегда трудно. Людям, оставившим свой очаг, приходилось всё делать заново: строить дома, обрабатывать землю, обзаводиться хозяйством. Но, как говорят болгары: “Труд все преодолеет”. Скотоводство, хлебопашество, овощеводство, табаководство и даже шелководство. Всего за несколько десятилетий жители Кишлава стали с успехом развивать все эти сельхоз отрасли. А сама колония со временем стала не только крупным экономическим центром в Феодосийском уезде, но и самой большой болгарской колонией на полуострове. После административной реформы 1871 года она становится центром Кишлавской волости, куда вошли 2/3 всех болгарских поселений полуострова. Поэтому не случайно, дореволюционный Кишлав часто называли неофициальной “столицей крымских болгар”.


Причина замкнутости кишлавцев была в другом – в желании сохранить свою национальную культуру и язык с оттенками старого “странджинского” наречия, преданного забвению в самой Болгарии


Известный русский писатель Сергей Елпатьевский, путешествуя в начале ХХ века по Крыму, вот что писал о крымских болгарах: “Они давно живут в России, но должно быть воспоминание о старом турецком иге всё ещё висит над их душами, и потому они такие неразговорчивые, замкнутые, обособленные”. Хотя, на самом деле причина замкнутости кишлавцев была в другом – в желании сохранить свою национальную культуру и язык с оттенками старого “странджинского” наречия, преданного забвению в самой Болгарии уже в начале ХХ века.

Но тихой и размеренной жизнь у кишлавцев была недолгой. Новая власть разделила членов общины на кулаков, середняков и бедняков. Аресты, доносы, конфискация имущества, лишение прав и высылка за пределы Крыма. Все эти элементы классовой борьбы в 1920-1930-х особенно были характерны для жителей болгарского Кишлава, где более половины населения составляли кулаки и середняки. Процесс сплошной коллективизации здесь проходил особенно болезненно.

В 1938 году местное хозяйство “Путь Ильича” уже было в числе колхозов-миллионеров Крымской АССР, а передовики производства не раз участвовали в Московской выставке достижений народного хозяйства и даже трижды получали медали.

Особенно тяжёлыми для жителей села были годы немецко-румынской оккупации. Фашисты выделили кишлавцам дополнительные участки земли вдоль реки, где они должны были выращивать овощи, зерновые, фасоль. Каждой семье давался план сдачи продуктов для румынских солдат, контролировавших село. В случае отказа сдачи продовольствия – расстрел.

Спустя месяц после освобождения Крыма 2 июня 1944 года вышло Постановление ГКО № 5984 сс, согласно которому 27 июня болгары из Кишлава были депортированы на Урал, в Сибирь и в Казахскую ССР.

Так, спустя полтора века посёлок вновь опустел. Жители соседнего селения Топлы ещё много дней слышали со стороны Кишлава рёв не доеной скотины. Новые жители появились здесь только к осени, когда согласно постановлению № ГОКО-6372с от 12.08.1944 в Старо-Крымский район из Ростовской и Курской областей переселилось 1900 человек. Около 400 курян поселили в дома местных болгар. А спустя год с карты полуострова исчезло прежнее название села. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 21 августа 1945 года Кишлав был переименован в Курское.

Фото автора

Новые жители деревни стали поднимать разрушенное хозяйство колхоза “Путь Ильича”. В 1970-х было принято решение построить на территории села крупную свиноферму. Фундаментом для неё служили надгробные памятники старого болгарского кладбища. Те, кто отдавали приказ о его разрушении, похоже, хорошо знали, что потомки кишлавских болгар больше никогда не вернутся в родной посёлок. Ещё более чудовищным и унизительным для болгар является новое название посёлка – Курское. Ведь, как известно в современном болгарском языке слово “кур” является нецензурным…

В 1990-х крупный колхоз-миллионер прекратил своё существование. Страна погрузилась в экономический хаос. Пытаясь выжить, местные жители искали работу в городах, бросая старые дома с красной черепицей. Но вот парадокс круговорота истории: вместо болгар спустя два с лишним столетия в посёлок стали возвращаться крымские татары. Сегодня они составляют почти треть населения Курского. А в здании, где в 1930-х была крупнейшая на полуострове болгарская школа, сейчас располагается мечеть.

Фото автора

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.