Общий вид на маяк с северо-запада

Наиболее примечательным и, вероятно, самым красивым из маяков Керченского полуострова является Кыз-Аульский. Расположен он недалеко от села Яковенково, на обрывистом берегу юго-восточного степного мыса с песчаными пляжами. Хотя выглядит маяк по-прежнему молодо, в этом году ему исполнилось 140 лет.

Керчь-Еникальский пролив считается одним из самых опасных в мире для судоходства, за многовековую историю в его акватории и на подходах погибли сотни судов. Достаточно вспомнить катастрофу 11 ноября 2007 года, когда крушение потерпели 4 судна, 6 сели на мель и 2 получили повреждения.

Такильский (Таклынский) маяк, устроенный первоначально в 1833 году у южного входа в пролив, не решал полностью проблему навигации в районе, насыщенном отмелями, рифами и банками, поэтому возникла необходимость возвести новый. Удачное место на мысе Кыз-Аул было предложено Керчь-Еникальским градоначальником адмиралом А. П. Спицыным — постройка маяка началась в 1872 году из местного белого ракушечника, добываемого в имении Олива (Камыш-Бурунские каменоломни).

В 1875 году была завершена башня с чёрно-белой чередующейся раскраской восьми граней, имевшая высоту 24,4 метра и винтовую чугунную лестницу внутри. 1/13 мая 1876 года Такильский маяк был потушен и заменён новым Кыз-Аульским с преломляющим осветительным аппаратом І разряда, оснащённым Френелевской оптикой с тремя световыми секторами постоянного огня, срединный — белый, а боковые — зелёные. Источником света служила горелка.

Собственно фонарное помещение имеет круглую форму диаметром 3,8 метра и высотой 6,9 м. Таким образом, общий размер сооружения превышает 31 метр. Высота огня над уровнем моря — 62 метра, а математический горизонт освещения составлял 18,5 морских миль.

16–17 ноября 1920 года маяк стал свидетелем крупнейшей в российской истории морской эвакуации, точнее её керченского эпизода. У мыса Кыз-Аул в эти дни находилась временная стоянка кораблей Черноморского флота и барж, выходивших из пролива, приняв с керченских пристаней эвакуирующееся гражданское население и отступающие войска Русской армии под командованием генерал-лейтенанта П. Н. Врангеля. Более сорока мелких и крупных судов гражданского и военного назначения приняли в трюмы и на палубы порядка 40 тысяч наших соотечественников, навсегда покидавших родину, не сумев отстоять историческую Россию в Гражданской войне. Всего из Крыма в эти дни было эвакуировано около 150 тысяч человек, спасённых тем самым от Красного террора и последующего за ним тяжелейшего голода на полуострове.

Сам Главнокомандующий прибыл к Кыз-Аулу на крейсере «Генерал Корнилов» к полудню 16 ноября, чтобы лично проконтролировать завершающий и самый сложный этап общекрымской эвакуации. Лишь убедившись, что все до единого солдаты вывезены из Керчи, в первые часы 17 ноября генерал Врангель отбыл на флагманском крейсере в Константинополь, чтобы заняться проблемами размещения армии и беженцев, уже прибывающих в столицу бывшей Османской Империи из Севастополя, Ялты, Феодосии и Евпатории…

В 1930-х годах световой фонарь Кыз-Аульского маяка был дополнен радиомаяком, улучшавшим возможности навигации кораблей. А в период первого отступления Красной армии из Крыма во время Великой Отечественной войны ключевая аппаратура была демонтирована. В остальном хозяйство маяка, включая дореволюционной постройки ледник, погреб и большой двухэтажный дом смотрителя, благополучно пережили разрушительную войну, хотя сапёрам пришлось его разминировать после немецкого отступления. С окончанием войны маяк был снова введён в эксплуатацию и действует до сих пор.

Вблизи на отмели над водой со времён войны выступает металлический остов плавучего железобетонного дока грузоподъёмностью 6 тысяч тонн. Он был потоплен немецкой авиацией 9 ноября 1941 года, совершая переход из Керчи в Новороссийск с грузом Камыш-Бурунского комбината и промышленными товарами на буксире ледокола «Торос», перевозившего ценности аглофабрики. В это время шла планомерная эвакуация Керчи после вынужденного оставления 7 ноября частями 51-й армии Ак-Монайских позиций. Нападение на гражданские суда с беженцами на борту произошло в 3,5 километрах от берега. Док разломился, и большая часть его там же затонула, а другую отнесло к Кыз-Аулу. В 2013 году этот остов, возвышающийся над грунтом на 8 метров, был осмотрен: внутри оказалось 6 истлевших грузовиков ГАЗ-АА (знаменитая «полуторка»). Требуют проверки сведения об обнаружении второй части дока на глубине 22 метра с имеющимся на борту паровым маневровым локомотивом довоенной постройки.

В 1960-х годах комплекс маяка был реконструирован, в 1973-м — оборудован электрогенератором, но уже через 4 года к нему была подведена линия электроснабжения. Сейчас фонарь оснащён светодиодным излучателем, но при его установке было утрачено имевшее важное функциональное значение трёхсекторное свечение, позволявшее судам придерживаться наиболее безопасных направлений движения вдоль берега. Теперь Кыз-Аульский маяк светит только зелёным пульсирующим светом (режим 1,5 секунды работы на 4,5 секунды темноты). Уменьшилась и его дальнобойность до 17 морских миль. По сути из-за банальной и непродуктивной экономии практическая роль морской путеводной звезды сведена к минимуму. И хотя значение маяков на фоне развития бортового оснащения судов и спутниковой навигации стало маловажным, подобное отношение к выдающимся историческим памятникам едва ли допустимо.

Смотрителем Кыз-Аульского маяка уже порядка 30 лет служит Александр Иванович Щур, а его супруга Елена Филипповна является техником. Здесь выросли их дети, и приезжают внуки.

Пройдёт не так много времени, когда Кыз-Аульский маяк сможет отпраздновать своё 150-летие, и вызывает опасения то, в каком состоянии он встретит этот знаменательный юбилей. В условиях снижения роли маяков как средств навигации, сокращается и их финансирование со стороны Главного Управления навигации и океанографии Министерства Обороны, что неминуемо ведёт к ускоренному обветшанию маяков. Достаточно посетить сайт этого ведомства, чтобы получить представление о его глубоком кризисе. Печальнее всего, что задача сохранения этих объектов исторического и культурного наследия России в целом даже не обозначена: лишь единицы из этих самобытных и уединённых башен стоят на учёте, как памятники. Тогда как в практике первенствующих ныне стран давно приняты особые законы об охране маяков как национального достояния.

В этой связи необходимо повышать культурную и научную роль маяков и, разумеется, ставить на охрану гораздо большее их количество. Следовало бы разработать экскурсионную программу и открыть маяки для посещений туристами. Наверняка, окажется немало желающих посетить маяк, посмотреть с его башни на море, узнать его историю и уже утраченных ближайших маяков, а также местных кораблекрушений и важных событий. При некоторых усилиях могли бы появиться и музейные объекты: как поднятые со дна артефакты, так и созданные для экспозиции, например, модели погибших кораблей.

Ряд маяков стоят на безлюдной труднодоступной местности и островах, и в этом смысле возрастает их роль как научных баз для наблюдения за природой и климатом, опорных пунктов морских поисковых или археологических экспедиций. Кстати, недалеко от Кыз-Аульского маяка находится расхищаемое грабителями городище Китей.

В каждом отдельном случае необходимо искать возможности обогатить и разнообразить роль маяков. В заключение хотелось бы привести недавно снятое видео о другом крымском маяке, построенном в 1893–1895 годах на мысе Меганом, под Судаком. И пусть это обычная реклама конфет — ролик получился атмосферный.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.