Очередной выпад властей Украины в адрес Крыма, связанный с перекрытием воды из Днепра по Северо-Крымскому каналу, ставит вопрос: а может ли полуостров обеспечить себя  водой? Стоит заметить, что вода по этому каналу с Украины практически не поступает уже с 2014 года, то есть три года Крым уже находится в ситуации, когда справляется с этим вопросом. На полуострове есть 23 водохранилища, их объём составляет почти 400 миллионов кубических метров. Из этого количества 8 водохранилищ получали воду из Северо-Крымского канала. Но насколько была важна днепровская вода? Ключевым моментом является то, что этот источник давал 85% технической воды, которая использовалась для нужд сельского хозяйства. Почти две трети этого тока уходило на полив риса, однако в последние три года руководство Крыма приняло решение об усиленном развитии менее требовательных к количеству воды растений, например, подсолнечника и рапса.

Для добычи питьевой воды существуют три “кита”, на которых будет стоять система водоснабжения Крыма, помимо резервов воды в хранилищах естественного стока, на которые приходится менее 10% водоснабжения на полуострове. Это – подземные воды, поставка воды из Краснодарского края (к 2019 году) и промышленное опреснение и очистка воды. В последнем случае литр опреснённой морской воды по себестоимости составляет в среднем 55 рублей. При этом делать это в Крыму даже проще, чем в Израиле, так как содержание морской соли в литре воды Черного моря составляет 22 грамма, что в полтора раза меньше, чем в Израиле.

Как в случае с энергией, переброска трубы с водой через Керчь из Краснодарского края поставит окончательную точку в этом вопросе, дав дополнительный импульс к развитию сельского хозяйства на полуострове, который находится в субтропическом погодном поясе. В развитие водной системы Крыма к 2020 году будет вложено 65 миллиардов рублей, из них 40 миллиардов рублей – это затраты на водовод до Керчи протяжённостью в 220 километров.

В феврале текущего года были введены в эксплуатацию Нежинский, Просторненский и Новогригорьевский водозаборы в Крыму с общим потенциалом в 195 тысяч кубометров воды. К текущему моменту пробурено 36 промышленных скважин для добычи подземной воды. Потенциал строительства составляет еще 40 таких скважин, что приведёт к возможности добычи подземных вод в объёме более 400 тысяч кубов ежесуточно.

Вопрос воды в Крыму ещё раз обозначил огромное преимущество России как экономической державы, обладающей огромными ресурсами. Вода – это то, что будет все более ценно в глобальной экономике с каждым годом. Литр чистой воды в некоторых регионах мира уже стоит дороже чем литр нефти. В Японии, входящей в “Большую семёрку” стран, уже не редкость, когда в одной и той же воде в ванне моются поочерёдно несколько человек. После трагедии с атомной станцией в Фукусиме (11 марта 2011 года) ситуация в Японии ухудшилась. В США даже отметили, что повышенную радиацию зафиксировали у берегов Калифорнии, так как в Тихий океан из района ядерной катастрофы поступает по 300 тонн радиоактивной воды.

Вода – очень большая роскошь, которую мы можем себе позволить.  По данным Всемирной организации здравоохранения в мире 663 миллиона человек не имеют вообще доступа к чистой питьевой воде. 1,8 миллиарда человек вынуждены пить заражённую опасными микроорганизмами и бактериями воду. Каждый шестой житель планеты регулярно пьёт не чистую питьевую воду. В трети стран мира проблема водоснабжения населения носит острый характер. Россия, включая Крым и Севастополь, в это число не входит: чистая питьевая вода доступна всем, если учесть возможность при необходимости приобрести воду в ёмкостях.  В том же Израиле воду из-под крана пить не рекомендуется, так как более половины такой воды является переработанной, а не взятой из природных водоёмов и не полученной благодаря разработке подземных и грунтовых водных источников.

Ситуация с обеспечением водой в мире будет лишь ухудшаться. Менее чем через десять лет с отсутствием доступа к чистой питьевой воде будет сталкиваться уже двое из трёх жителей нашей планеты. 

Воду надо беречь. Это означает усовершенствование технологии капельного орошения, что экономит потребление воды. Засушливый период в Крыму длится в среднем 240 дней в году. Под ирригацию приспособлено 406 тысяч гектаров сельскохозяйственной земли, хотя выйти на максимальный процент орошения этой площади – это задача ближайших двух лет.

Для нагрева воды в осенне-весенний период можно использовать солнечные панели – в Израиле таким образом обеспечивается нагрев на 90%.  В Крыму много солнечных дней и интенсивность тепла  также очень высокая – например, в 8-10 раз больше, чем на Северо-Западе России. При этом количество солнечных часов составляет в среднем по Крыму и Севастополю 2250 часов в год.

Российский Крым будет всегда обеспечен водой, а вот Украина? Потратив 35 миллионов гривен (1,3 миллиона долларов), власти Украины на самом деле попытались скрыть, для чего на самом деле нужна им днепровская вода. Учитывая то, что сельскохозяйственная отрасль Украины скукоживается благодаря Соглашению об ассоциации с ЕС, то, что выращивается в Херсонской области, становится всё более конкурентоспособным. Власти Украины делают всё в интересах поставщиков импорта из Европы, и выбрав Соглашение об ассоциации с ЕС, тем самым поставили крест на украинском земледелии. Более того, земельные участки будут массово продаваться крупным международным корпорациям, которые будут выращивать продукцию с ГМО. Но и это не всё.

Не контролируемые никем, кроме самого Североатлантического союза, учения Украины с НАТО, которые могут включать эксперименты со спорами сибирской язвы, как это было в Германии, могут потребовать дополнительных источников воды. Но главное, Украина как государство, благодаря действиям команды Петра Порошенко, оказалась беззащитной перед НАТО, чьи эксперименты могут, к сожалению, превратить большую часть Украины в зону экологической катастрофы. Достаточно вспомнить, как Североатлантический альянс постоянно настаивает на переходе АЭС с российского ядерного топлива на американский аналог, даже осознавая, что конструкционно построенные атомные станции на Украине более пригодны для работы с российским энергетическим сырьём. Однако это НАТО не заботит. Жаль, что Украина оказалось в заложниках безответственных политиков. И построенная дамба на Северо-Крымском канале стала лишь грустным символом этого.

Владислав Гинько, эксперт РАНХиГС при Президенте РФ

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.