Фото: grantist.com

Мне не довелось видеть свою прабабушку Татьяну Гавриловну Золотоверх (урождённую Оголь), которая умерла задолго до моего рождения, как и её сын — мой дед. А семейное предание сохранило довольно скудные сведения о её жизни.

Родилась она в 1895 году в селе Раденск Цюрупинского района Херсонской области в бедной крестьянской семье. В девичестве нанималась в имения на сезонные сельскохозяйственные работы, обычно с весны и до праздника Покрова Богородицы в октябре. Во время одной из таких поездок на заработки в Крым она встретила Дмитрия Гарбуза, вышла за него замуж и поселилась в селе Ташкуй (ныне Огородное) Ак-Шейхского (ныне Раздольненского) района. В семье родилось трое детей: Ефимия, Надежда и Пётр.

Её муж умер от тифа в послереволюционные голодные годы. Второй раз вышла замуж за моего прадеда Семёна Пантелеймоновича Золотоверха. До революции он воевал в Польше, а затем вернулся в Евпаторию и работал землемером. В 1924 году у них родилась дочь Анна, а в 1929-м — мой дед Владимир, ещё двое детей от этого брака умерли в младенчестве. В 1929 году Семён Золотоверх, как специалист был направлен в бывшую немецкую колонию Караит (ныне Коммунарное) в качестве 25-тысячника для помощи в организации колхоза. Умер в 1939 году от туберкулёза.

Сын Пётр Гарбуз принял отчество и фамилию отчима, под которыми и был призван в армию 1 октября 1940 года, проходил службу близ станции Малорита Брестской области, где пропал без вести в самом начале войны. Последнее письмо Петра Семёновича Золотоверха датируется 7 июня 1941 года. В начале оккупации Крыма дочь Анна и младший сын Владимир (мой дед) были крещены румынским православным войсковым священником в числе многих других детей села, которые по понятным причинам были лишены этого Таинства. Вскоре Анна была угнана в Германию на принудительные работы, где пробыла до окончания войны. Первое время работала в трудовом лагере, а затем её забрала семья фермеров, где условия жизни были гораздо лучше, но тоже непростыми.

О своей прабабушке Татьяне Гавриловне из семейного предания я также знал, что в войну она участвовала в партизанском движении, а после продолжала жить в Коммунарном. Вначале работала бригадиром, а позже стала заместителем председателя колхоза, в последние годы жила в Красноперекопске вместе со своей дочерью Анной, получала персональную пенсию.

В семейном архиве я нашёл две поздравительные открытки 1966 и 1967 годов от бывшего командира партизанского отряда имени Микояна № 3 Арменака Семёновича Полодяна (позывной «Орёл»), который именовал её партизанкой Великой Отечественной войны. В частности, в одном из них были такие строки: «Позвольте поздравить Вас …с предстоящей 23-й годовщиной освобождения Крымской земли от немецко-фашистских оккупантов, в дело которого вложена и Ваша частица содействия этому благородному и непомеркнувшему событию. Желаю в Вашей дальнейшей жизни доброго здоровья и тех благ, к которым стремились, за которые мы боролись в грозные годы фашистского нашествия».

Обратившись в Красноперекопский краеведческий музей к его многоуважаемому директору Льву Петровичу Кружко, чтобы выяснить подробности о деятельности этого отряда, я с удивлением услышал, что ему знакомо и имя моей прабабки как участницы партизанского сопротивления. Более того, он сообщил, что в фондах музея хранится альбом фотографий, собранных бывшим комиссаром партизанского соединения имени Чапаева Аркадием Израйлевичем Срибником (подпольная кличка «Василий Иванович»).

Я очень заинтересовался этим альбомом и, конечно, захотел ознакомиться с ним. К сожалению, моё обращение пришлось в самое тяжёлое для этого важного культурного учреждения время, когда городские власти Красноперекопска отнимали у музея благоустроенное здание. Несмотря на авторитет Льва Петровича, как исследователя (его знают и уважают историки и краеведы не только в Крыму, но и далеко за его пределами), а также огромные его заслуги по созданию музея, он с единомышленниками не смог отстоять интересы культуры и истории края. Борьба, многочисленные судебные разбирательства длились несколько лет и стоили многих сил и нервов сотрудникам учреждения. В эту трагическую ситуацию коррективы не внесло даже возвращение Крыма в состав России: здание было отнято и передано под частную гостиницу, а музейные фонды в ящиках отправились в полузаброшенный и совершенно не приспособленный бывший детский садик «Ласточка», где до сих пор нет даже нормального освещения, не то, что достойного ремонта. Поэтому уже несколько лет музей находится в подвешенном состоянии и не может полноценно функционировать.

Новый директор Ирина Анатольевна Сушко уже больше года преодолевает бюрократические препятствия, чтобы добиться финансирования на проведение крайне необходимых ремонтных работ и создание экспозиций. Я побывал в музее 21 апреля и застал учреждение в тяжёлом состоянии: сотрудникам приходилось работать в полумраке и почти в уличном холоде (отопление отключили 1 апреля, так как власти посчитали, что отопительный сезон в Красноперекопске закончился).

Столь долгое отступление сделано не только для того, чтобы сообщить, что спустя несколько лет мне удалось ознакомиться с партизанским альбомом, но и чтобы обратить внимание на крайне плачевное состояние единственного краеведческого музея обширной территории Северного Крыма. Альбом оказался некачественной фотокопией преимущественно послевоенных снимков со встреч бывших соратников, хотя есть изображения и военного периода. В нём дана краткая информация о деятельности двух связанных партизанских соединений и приведены снимки ряда участников подпольного движения, многие из которых подписаны. Две пустые страницы говорят о том, что могли быть утраты.

Согласно изложенной в альбоме информации, основу для партизанского движения закладывали отступающие советские войска, оставляя в тылу противника вооружение, средства связи и доверенных лиц, обычно партийных членов, которые становились ядром будущих отрядов, привлекая к подпольному движению местных патриотов и попавших в окружение бойцов Красной армии. Условия в Северном Крыму для партизанского движения были крайне неблагоприятными: степная безлесная зона, где сложно укрыться и уйти от преследования, повальные облавы и помощь оккупантам от местного населения, в особенности из числа крымских татар. В этот период не представлялось возможным собирать большие группы людей и проводить активные действия, особенно боевого характера.

Для вооружённой борьбы партизаны Ак-Шейхского отряда, созданного 28 октября 1941 года, ушли на юг в крымские леса, где перешли в подчинение областного штаба партизанского движения, возглавляемого А. В. Мокроусовым, и действовали в районах Бахчисарая и Ялты. Оставшиеся в течение двух с лишним лет проводили преимущественно скрытную подрывную работу и информировали население о происходящем на фронтах.

Деятельность подпольщиков значительно усилилась по мере приближения наших войск. При военном совете 51-й армии 4-го Украинского фронта, которая, в частности, освобождала Крым, работой с подпольщиками и заброской диверсионно-разведывательных формирований занималась оперативная группа партизанского движения, которую возглавлял майор Ш. Б. Чернянский. В октябре 1943 года был освобождён Мелитополь и прилегающие районы. Действовавшие здесь партизанские отряды были расформированы: частью подпольщики влились в ряды Красной армии, часть направлялась на восстановление разрушенного хозяйства, а некоторые забрасывались за линию фронта для организации партизанских отрядов с целью разведки и диверсионных операций в тылу врага накануне и во время наступления.

Оперативная группа партизанского движения при военном совете 51-й армии перебросила в северную часть Крыма из числа резерва расформированного отряда имени Богдана Хмельницкого Ивановского района Запорожской области организаторскую группу в составе командира Степана Андреевича Гусева, комиссара Владимира Петровича Зоркина, начальника штаба Ивана Васильевича Шибаева. Через местного жителя И. В. Сытниченко им удалось связаться с Александром Петровичем Кимом — организатором подполья в Ак-Шейхском (Раздольненском) районе, в котором, очевидно, состояла и Т. Г. Золотоверх. В короткий срок была проведена работа по созданию партизанских отрядов в северной части Крыма.

Встреча оперативной группы партизанского движения при военном совете 51-й армии с командным составом партизанского соединения имени Чапаева и подпольщиками города Евпатория в день освобождения города Симферополя от немецко-фашистских захватчиков 13 апреля 1944 года. Предположительно, крайняя справа — Татьяна Гавриловна Золотоверх

Вслед за группой командира Гусева было заброшено ещё 15 таких групп, которые возглавили небольшие отряды общей численностью 315 человек. Для общего руководства ими 25 ноября 1943 года было сформировано партизанское соединение имени Чапаева во главе с переправленными в Крым командиром С. Г. Поздняковым, комиссаром А. И. Срибником и другими лицами. Командованию было поручены организация диверсионных актов в тылу противника и проведение глубокой разведки. К времени начала операции по освобождению Крыма количество участников соединения достигло 646 человек за счёт притока жителей ближайших районов.

Встреча начальника оперативной группы партизанского движения при военном совете 51-й армии майора Ш. Б. Чернянского с командным составом соединения имени Чапаева. Слева направо. Нижний ряд: командир соединения С. Г. Поздняков, майор Ш. Б. Чернянский, комиссар соединения А. И. Срибник. Верхний ряд: начальник штаба соединения С. А. Гусев, помощник командира соединения по разведке С. Н. Тарасов

Татьяна Гавриловна состояла в отряде № 3 имени Микояна, командиром которого был Арменак Семёнович Полодян, а комиссаром Иван Тихонович Крохмаль. В квартире Полодяна какое-то время находился штаб всего соединения имени Чапаева. Отряд № 3 в апреле 1944 года принимал участие в сражении с отступающими немецкими частями, в том числе при поддержке группы чехословатских солдат, перешедших на его сторону вместе с автомашинами и вооружением.

Главной задачей партизан был сбор и передача разведданных для армии о состоянии гарнизонов, количестве техники, кораблей, самолётов и прочем. Так, например, в селе Чеголтай Немецкий (Северное) проживал старик Иван Елисеевич Лысенко, собиравший сведения о судах в Ак-Мечетской бухте. Эти данные забирал подпольщик Дмитрий Шостик из села Садырь (Славянка). Далее они поступали Александру Киму, работавшему на молокоприёмном пункте, который вместе с Григорием Руденко переправлялся на лодке через Каркинитский залив и передавал информацию в штаб 51-й армии. В феврале 1944 года оба они были арестованы гестапо по подозрению за связь с партизанами и замучены. Другим примечательным примером служит информатор Гавриил Фёдорович Алатырцев, служивший полицаем в колхозе «Путь к коммунизму» Ак-Шеихского района и благодаря свободе перемещения сообщавший массу полезной информации. Реже данные передавали и по радио с помощью специально заброшенных связистов.

Всё партизанское соединение имени Чапаева в Северном Крыму, согласно приведённым в альбоме данным, провело следующие основные операции:

1. Взорван «Воронцовский» мост, чем на сутки задержано движение противника и боеприпасов из Евпатории на Ишуньские позиции.

2. Пущен под откос бронепоезд в районе Ишунь — Воинка.

3. Пущены под откос 4 эшелона с войсками и военным грузом врага в районе Воинка — Бромзавод (Красноперекопск).

4. Уничтожено 17,5 км телефонно-телеграфного кабеля на территории Джурчи (Первомайское) — Симферополь.

5. Партизанка Валентина Попкова по заданию штаба достала план города Евпатории с отметками всех военных объектов и учреждений противника, что дало возможность нашей авиации действовать эффективнее.

6. Партизанами был перехвачен и расстрелян 3 апреля возле села Бузукуй (Сенокосное) монайский (ковыльненский) комендант эсэсовец Ганс Раков, при котором находился приказ рейхскомиссара Крыма об эвакуации населения и уничтожении материальных ценностей в Ак-Шейхском (Раздольненском) районе.

Здание, где находилась жандармерия пограничного поста Бакал (Стерегущее) Ак-Шейхского района, где допрашивали и замучили организатора подполья и участника партизанского соединения имени Чапаева — Александра Петровича Кима. В этот же двор в подвал было доставлено жандармами растерзанное тело его брата Антона Петровича Кима.

7. В степи в 3-х км от села Фрайдорф (Новосёловское) при обнаружении врагом убежища штаба соединения в сражении были уничтожены и тяжело ранены 14 жандармов, остальные бежали.

8. В селе Бий-Орлик (Орловка) Ак-Шейхского района 5 апреля в квартире партизана Л. Дубкова вторично был обнаружен штаб соединения. При сражении были убиты участковый полицейский Загурский, немецкий офицер, предательница этого села Евдокия Черемисина и тяжело ранен полицейский Голубенко.

9. Партизаны соединения систематически выводили из строя линии связи противника в районе деревень Вилор (Ильинка), Воинка, Мангит (исчезнувшее село), Бромзавод (Красноперекопск) и Джурчи (Первомайское). В этих операциях отличился комсомолец Тишин Дмитрий.

10. В районе села Капкари Русские (Камышное) Ак-Шейхского района партизаны приняли бой с немецкими войсками, в результате которого, несмотря на применение фашистами нескольких танков, истребили 280 гитлеровцев. Со своей стороны потеряли убитыми 68 человек с гражданским населением, в том числе командира группы Николая Кармена. В этой схватке отличились командир отряда № 3 имени Микояна А. С. Полодян, комиссар отряда И. Т. Крохмаль и другие партизаны.

Возложение венков на братскую могилу погибших партизан из соединения имени Чапаева и мирных жителей в день 9 мая 1966 года. Возле братской могилы собрались бывший командир отряда № 3 имени Микояна А. С. Полодян, бывшие партизаны и родные погибших. Среди присутствующих может находиться и Т. Г. Золотоверх

11. Сохранили вооружённым путём в совхозе «Монай» (Ковыльное) и других колхозах Ак-Шейхского (Раздольненского) района 2489 голов крупного рогатого скота, 1706 лошадей, 1732 овцы, 410 свиней. При сражении в этом совхозе с танкеткой были убиты 5 немецких солдат и офицеров. В этом бою отличился командир отряда Никифор Олейников.

12. До соединения партизан с передовыми частями Красной армии на Перекопе, согласно приказу начальника оперативной группы партизанского движения 51-й армии майора Ш. Б. Чернянского, часть отрядов, переодевшись в немецкую форму, на немецких автомашинах, захваченных в бою, следовали за отступающими войсками оккупантов, наносили удары в спину врага.

13. При непосредственном участии партизан соединения, 6 апреля в районе Кизил-Бай (Кумово), командованием Красной армии был высажен десантный полк, совместно с которым действовали в боях партизаны из соединения имени Чапаева. Этот полк опрокинул немецкие сторожевые заставы, вышел в тылы противника и закрепился в районе Воинки, парализовав отступление и подход подкреплений к Ишуньским позициям врага. В боевых операциях этого десанта погибло до 20 человек партизан, проводников и разведчиков. В этих операциях отличился партизан Григорий Владимирович Беляев.

За весь период действия партизан из соединения имени Чапаева уничтожено 714 оккупантов, 7 человек изменников родины, сдано органам госбезопасности 4 изменника, отбито и уничтожено 53 автомашины, 84 велосипеда, 80 лошадей с подводами и бедарками, 22 пулемёта разных систем, 105 винтовок, 617 гранат. Сохранено 27 тракторов, 42 комбайна, 5 молотилок, 42 тракторных сеялки, 64 тракторных плуга, 37 тонн смазочных материалов, 26 тонн керосина.

3а несколько дней до прихода частей Красной армии, весь Ак-Шейхский район контролировался партизанами. Штаб соединения открыто находился с 8 апреля в селе Смаил-Абай (Волочаевка) Ак-Шейхского района в квартире партизана А. С. Воробьёва. Здесь был центр по руководству всеми партизанскими отрядами северной части Крыма.

Отчёт о деятельности соединения партизан имени Чапаева был сдан и проверен работниками оперативной группы партизанского движения при военном совете 51-й армии.

Но по чисто формальным причинам Крымский штаб партизанского движения официально не признал подпольное движение Северного Крыма, действовавшее до ноября 1943 года во многом самостоятельно, а позже находившееся в подчинении 51-й армии. Так, сотни людей, многие из которых пожертвовали своей жизнью даже не попали в книги памяти.

Многие успешные и провальные операции, рядовые случаи и задания, выполнявшиеся участниками сопротивления в Северном Крыму, описаны в исследовании Г. Н. Овчинниковой, основанном на архивных документах и воспоминаниях свидетелей.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.