От восточной оконечности Казантипского залива (Золотое) до мыса Зюк (Курортное) протянулось 20-километровое живописное побережье тёплого и мелкого Азовского моря, испещрённое уединёнными скалистыми бухтами с песчаными пляжами и гротами, но скудное растительностью. За некоторыми из них закрепились свои названия: “Морской пехоты”, “Генеральская”, “Коровья”, “Радости”, “Сиреневая”, “Барсучья”, “Странника” и так далее — всего их можно досчитать до сотни с учётом совсем небольших.

Каждая бухта имеет собственную неповторимую среду: порой отличается даже цвет прибрежной воды, а в некоторые из них можно попасть только с моря, если не увлекаться альпинизмом. Есть на пляжах и узнаваемые скалы — природные скульптуры, покрытые рыжим мхом, с образом которых у каждого складываются свои ассоциации. Например, в районе газокомпрессорной станции (бухта “Широкая”) находится знаменитая скала, напоминающая женскую голову: её именуют сфинксом или дивой. Рядом расположилась бухта с небольшим мелким озерцом (устье Серной речки, извилисто протянувшейся на 11 км по степи), где можно ловить рыбу. А рядом с ней находятся едва ли не единственные на побережье деревья с низкой пышной кроной, под которой может разместиться небольшой лагерь. Это место, конечно, почти всегда занято.

Прежде территория относилась к закрытому военному объекту — полигону авиабазы Багерово. По устному преданию, в одной из бухт командир авиационного полка построил домик у моря, из-за чего она получила прозвище Генеральская, а затем название распространилось на всю цепочку пляжей. Теперь от стратегического аэродрома остались почти одни воспоминания, а заповедная территория стала доступна туристам. В 1988 был организован Караларский ландшафтный заказник, а в 2007-м его площадь была расширена с 5900 до 6806 га и ещё присоединено 360 га морской акватории. Степи очень богаты жизнью: легко встретить зайцев, куропаток, ежей, лисиц, множество насекомых и рептилий. Среди десятков видов обитающих здесь птиц есть и восемь краснокнижных.

Справедливости ради стоит сказать, что и в позднесоветское время доступ не был строго ограничен, люди приезжали сюда отдыхать наедине с природой. Отдалённость этих мест и отсутствие приличных подъездных путей сами по себе ограничивают туристическое паломничество, поэтому здесь почти никогда не бывает много людей, а приезжающие группы выбирают для себя порой целую бухту, и редко кто нарушает их покой. Впрочем, о популярности дикого курорта говорит обилие наезженных грунтовых дорог и протоптанных тропинок. Это одно из лучших мест в Крыму для отдыха у моря вдали от цивилизации, чьи закаты и восходы запомнятся надолго.

Кстати, в бухте “Радостная”, в которой имеются рыбацкие домики и даже низкий утилитарно грубый маяк, собирались построить пансионат, напоминающий жилища хоббитов из “Властелина колец”. Возвели три корпуса без всякой отделки, но дело, кажется, не получило развития.

Окружающие Генеральские пляжи Караларские степи, холмистые и выжженные солнцем, скрывают подземные пресные воды. 20 открытых древних колодцев, 7 из которых сохранили влагу, и античные фундаменты жилых построек прямо на вершинах вдающихся в море мысов свидетельствуют о густоте заселения этих мест в стародавние времена, развитости промыслов и ремёсел. Существуют находки и погребения эпохи ранней бронзы (III тысячелетие до н.э.) и более поздних периодов, открыты остатки многих поселений оседлых скифов и греческих усадеб, которые стали появляться здесь с IV века до н.э.

Отечественные археологи, рьяно критикуя своих давних предшественников за “хищнический” подход к раскопкам, отчасти повторяют тот же печальный опыт: открыв артефакты античности, изъяв находки и задокументировав объекты, они бросают камни на волю стихии вместо того, чтобы закрыть землёй исследованные участки и сохранить их до лучших времён, когда будут выделяться средства на музеефикацию. Как следствие — истребляется историческое достояние Керченского полуострова, о котором впоследствии можно будет судить лишь по печатным работам.

Выезжать на Генеральские пляжи лучше всего на несколько дней с палатками, брать с собой всё вплоть до питьевой воды и поленьев и, конечно, забирать оставшийся мусор обратно. Передвигаться по пыльными бугристым просёлочным дорогам желательно на машинах с высокой подвеской или внедорожниках на случай, если пойдёт дождь.  Однако некоторые добираются туда и на мотоциклах, а особенно упорные — на велосипедах.

Находясь среди этих первозданных пустошей и наблюдая за ритмичной и непреходящей энергией моря и ветра, которым могут противостоять лишь крепкие на вид скалы, ощущаешь иную хронологию природы, чьи дни измеряются столетиями, а годы — вечностью по меркам человеческой жизни. И охватывает смешанное чувство, что, хотя эти места и созданы для человека, но он почему-то здесь лишний, свидетельством чему служат обнажённые археологами фундаменты — остатки стёртых временем усилий и стремлений наших предшественников. А присмотревшись, видишь, что и скалы не выдерживают этого противостояния и, обессилев, опускаются к своим подножиям.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.