Август традиционно чреват для России кризисами. Август 2016 года не исключение. Против своей воли наша страна оказалась на грани вооруженного противостояния с Украиной. Российские власти сообщают:

“Федеральной службой безопасности Российской Федерации предотвращено совершение в Республике Крым террористических актов, подготовленных Главным управлением разведки Министерства обороны Украины, объектами которых были определены критически важные элементы инфраструктуры и жизнеобеспечения полуострова.

Цель диверсий и террористических актов – дестабилизация социально- политической обстановки в регионе в период подготовки и проведения выборов федеральных и региональных органов власти”.

Характерно, что Россия не стала объяснять деятельность террористов кознями украинских крайне правых экстремистов. Нет, виновник назван четко – Главное управление разведки Министерства обороны Украины. Иначе говоря, за попыткой организации террора на территории Крыма и Севастополя стоял официальные украинские власти. В этом не может быть сомнения, раз террористические группы засланы украинской военной разведкой.

Как заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, “у нас есть неопровержимые доказательства, что это была диверсия, которая планировалась давно, по линии главного управления разведки министерств обороны Украины, и имела своей целью дестабилизацию обстановки в российском Крыму”.

“Бессмысленно после таких событий встречаться в нормандском формате в Китае”, заявил президент России Владимир Путин.

Что же происходит? Похоже, отношения между Россией и Украиной стали развиваться в логике кризиса в отношениях между Россией и Турцией.

Напомним, что 24 ноября 2015 года турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик СУ-24 в Сирии. Командир экипажа подполковник Олег Пешков погиб. Россия жестко отреагировала на это событие, введя санкции против Турции и пересмотрев прежние, весьма дружественные отношения с этой страной. Напряженность стала спадать лишь совсем недавно, после того, как турецкий президент Эрдоган извинился перед семьёй погибшего летчика.

Нас, однако, интересует маленькая деталь российско-турецкого кризиса, которая на самом деле была основной. Турция не просто сбила российский самолет. Сразу же после этого она сбежала под “зонтик” НАТО, запустив систему консультаций внутри Северо-Атлантического альянса и требуя защиты на случай ответного удара со стороны России. Проще говоря, во имя своих корыстных интересов турецкие власти не просто сбили российский самолет, но ещё и поставили Россию и НАТО на грань “горячей” войны. Конечно, её никто не хотел, и Вашингтон и Москва стали немедленно охлаждать горячие головы. Но сам факт провокации имел место и произвел громадное впечатление на западные элиты. Оказалось, что мировая война ближе, чем думают. Один взмах хвоста какого-нибудь “Эрдогана” – и Россия и Запад схлестнуться в смертельном поединке. Разумеется, это неприемлемо и для нас и для НАТО.

Именно поэтому репутация Эрдогана в глазах Запада была сильно испорчена. Именно поэтому, несмотря на восстановление отношений с Россией, турецкому лидеру уже не будет доверия в Москве. Да и в западных столицах. Там поняли, что этот человек во имя своих мелких амбиций способен поставить мир на грань войны.

Элиты, находящиеся сейчас у власти в странах Запада, не имеют опыта крупных кризисов, вроде Карибского. На примере поведения Турции они поняли, что такой кризис возможен и в наши дни. И стали вести себя осторожнее.

Поэтому, когда возникло противостояние между Россией и Украиной, вызванное засылкой террористических групп в Крым, Запад насторожился. Никто не заинтересован в “горячей” войне в Европе.

В этой связи отмена нормандского формата сочтена закономерной. Во всяком случае, упреков в адрес России не прозвучало. Запад демонстрирует понимание. Конфликтующие стороны пытаются развести по разным углам ринга.

Сценарий преодоления кризиса в отношениях с Украиной начинает походить на турецкий. В роли посредника выступает президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он уже выступал в роли посредника в турецком кризисе, за что и получил благодарность от Владимира Путина. “Имею в виду вашу посредническую миссию”, – объяснил Путин. “Мы искренне стремимся к восстановлению полноформатных отношений с дружественной нам Турцией”, добавил глава российского государства.

Именно Нурсултану Назарбаеву позвонил президент Порошенко с целью объяснить свою позицию по Минским соглашениям. Напомню, что Минские соглашения требуют от Украины внесения изменений в Конституцию, признающих особый статус Донецка и Луганска, проведения амнистии участников конфликта, принятие особого закона о статусе Донбасса и много другого. Однако Украина пока не сделала ничего для их реализации.

Президент Казахстана заявил: “Недавно Порошенко мне звонил, что принять статус Донбасса и второго региона, который там есть, не позволяет (отсутствие) у него большинства в Раде. Надо решить по другим вопросам. То есть тоже, я думаю, (он) склонен находить компромиссы, но почему-то не находятся”.

Проблема в том, что конфликты с Турцией и Украиной различаются между собой. Конфликт с Турцией был вызван импульсивностью президента Эрдогана, приказавшего сбить наш самолёт. Это делало возможным примирение после извинений перед семьёй погибшего летчика. Ибо военного противостояния не хотели ни Россия, ни Турция.

Противоречия с Украиной носят системный характер. Тут одними извинениями не отделаться, как правильно сказал руководитель ДНР Александр Захарченко. Всем уже понятно, что нынешнее украинское руководство ведет дело к полномасштабному конфликту с Россией. Попытка разжечь террористическую войну в Крыму – тому свидетельство.

Значит, необходимо получить гарантии, что конфликта не будет. В подобных гарантиях заинтересована не только Россия, но и Запад. И это существенный ресурс. В 2017 году состоятся выборы во Франции и Германии. Ни Олланд, ни Меркель не заинтересованы добавить к уже имеющимся в Европе проблемам с беженцами еще и проблему с мигрантами с Украины.

Общественное мнение в США также меняется. Администрация Обамы ослаблена приближающимся завершением его срока полномочий, а также необходимостью отбиваться от атак со стороны Дональда Трампа, недавно назвавшего американского президента основателем ИГИЛ (запрещена в России).

Поэтому именно сейчас можно продвинуть реализацию как минимум Минских соглашений. А как максимум – даже вопроса признания вхождения Крыма и Севастополя в состав России.

Проблема лишь в том, что украинское руководство это хорошо понимает. И делает всё для того, чтобы Минские соглашения не были выполнены даже сейчас.

В российских СМИ слова президента Казахстана о звонке Порошенко вызвали энтузиазм. Дескать, Назарбаев поможет помириться с Украиной так же, как помог помириться с Турцией. Однако если вчитаться в сказанное казахским лидером, то окажется, что Порошенко всего лишь заявил о том, что Минские соглашения до сих пор не реализованы не по его вине, а по вине Верховной рады. Дескать, парламент виноват. Это заявление смехотворно, так как Порошенко контролирует в Раде большинство и если бы захотел, мог бы обеспечить и две трети. Особенно при поддержке Запада, от которого зависят все силы украинского “политикума”.

Игра в доброго президента, которому ничего не дает сделать злой Конгресс, свойственна для США, где действительно законодатели могут давить на исполнительную власть, иногда очень сильно. Но Украина не США, здесь президент мог бы добиться от парламента любого результата, если бы захотел.

Из слов Назарбаева следует, что Украина предлагает некий “компромисс”. Но не состоит ли этот “компромисс” в отказе от Минских соглашений, который украинские власти безуспешно лоббируют уже который месяц? С учетом вероломства официального Киева, с легкостью отказывающегося от любых своих обещаний, ухо здесь надо держать очень востро.

Сейчас есть редкий шанс при поддержке Запада добиться практической реализации Минских соглашений. Упускать его не следует. Конечно, все за мирное урегулирование, как и в случае с Турцией. Но с Эрдоганом оно произошло после того, как Москва продемонстрировала твердость. Когда турецкий лидер убедился в серьезности наших намерений, он пошел на попятный.

Именно так и следует действовать в ситуации нынешнего кризиса. Если Украина хочет загладить свою вину, выразившуюся в засылке диверсионных групп в Крым, она должна на практике реализовать Минский процесс. Размениваться на размытые компромиссы в данном вопросе не следует.

И, разумеется, следует усилить обороноспособность Крыма, равно как и оказать поддержку ДНР И ЛНР. Практика показывает, что украинские власти поразительно легко переходят от риторики “компромиссов” к реальным боевым действиям с бомбардировками мирных городов и убийствам их жителей.

Поэтому если Порошенко хочет показать, что он не террорист, он должен наконец выполнить всё то, что обещал России, Франции и Германии в Минске. Если же этого не произойдет, то как правильно сказал Владимир Путин, сохранение нормандского (равно и любого другого) формата общения с президентом Украины попросту нецелесообразно.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.