Вместо “десанта из Москвы”, “зондер-команды”, “группы зачистки” и прочих страшилок, которыми пугают Крым уже третий год, идёт планомерный процесс взращивания новых местных кадров, способных решать непростые задачи в кризисных ситуациях.  Вот квинтэссенция сегодняшних перестановок в Крыму. Ни одного волшебника на голубом вертолёте.

Сергей Аксёнов произвёл ряд перестановок в структуре крымской власти. В силу того, что назначения произошли одномоментно и коснулись значимых и болевых для Крыма зон (ЖКХ, крупные муниципалитеты, такие как Ялта, Судак, плюс ожидаемая смена главы Симферополя, туризм), нынешние перестановки активно обсуждаются.

Но в них нет ничего революционного: у каждой кадровой позиции был свой срок вызревания. Например, что в Ялте, что в Симферополе был один из самых высоких уровней социального напряжения, и вопрос был только во времени отставок. Ряд экспертов, например, вызывающий уважение своим последовательным критическим анализом ситуации в Крыму Александр Талипов уверен, что мэру Ялты Андрею Ростенко «прилетело» в первую очередь из Москвы. Вполне возможно, учитывая федеральную значимость Большой Ялты и Южного берега Крыма. К ЮБК было и остаётся повышенное внимание со стороны руководства страны, в частности, Дмитрия Медведева, который не раз требовал навести порядок в природоохранной зоне.

Понятно и давление на Сергея Стрельбицкого, который, по словам главы Крыма, был чрезмерно мягким руководителем. Тут видимо речь идёт о том, что зоны прибрежной рекреации, которые должны быть в центре внимания рекреационного ведомства, находятся в постоянной войне за контроль со стороны различных элитных групп. За пляжи воюют муниципалитеты, за дикие пляжи — Министерство экологии, за прибрежную зону в целом — инвесторы-застройщики.

Пример административной мягкости Сергея Стрельбицкого — постепенная передача рекреационного проекта «Коктебель-парк» под контроль Госсовета и Корпорации развития Республики Крым. Изначально это был в первую очередь проект туристической значимости, причём Министерству курортов и туризма Крыма было поручено вести рабочую группу по парку Администрацией президента, которая обещала поддержку этому проекту. Однако в силу объективных и субъективных факторов проект «Коктебель-парка» перестал быть курортно-туристическим и превратился в очередной инвест-проект с неясным будущим. В целом, как мне кажется, претензии к Стрельбицкому не носят конкретный характер. Заявленный со стороны Госсовета вопрос по пляжам это банально перекладывание с больной головы на здоровую. Кто если не Госсовет регулирует законодательство в этой сфере.

Стоит отметить, что ключевые решения Сергей Аксёнов обсуждает с главой Госсовета РК Владимиром Константиновым. Неформально Константинов даже курирует ряд муниципалитетов. Близкие к нему чиновники занимают ключевые посты на муниципальном уровне. Такой стиль принятия решений позволяет утверждать назначения в крымском парламенте без особых споров. И сохраняет всю политическую конструкцию в стабильном состоянии. В Крыму совсем нет признаков раскола между двумя ветвями власти.

Накал обсуждения вызван ещё и тем, что у руководства Крыма сложился определённый консенсус с общественностью относительно поиска новых местных управленческих кадров. С одной стороны, люди требуют новые лица во власти. Но где их взять кроме как из Крыма? С другой стороны, люди требуют избавиться от старых элит, но все более-менее профессиональные кадры в этих старых элитах побывали. Поэтому постепенная ротация, причём активная, с постоянной сменой чиновников — это просто метод подбора кадров, а не чехарда, которую ярлыком навешивают на крымскую власть диванные работники. Мне, например, как критику ситуации в Евпатории, где, с моей точки зрения, власть ведёт Детский курорт в сторону “анапизации” центра города, когда каждый квадратный метр отдаётся коммерсантам и массовикам-затейникам с пошлыми аттракционами, тоже достоялось. Глава Евпатории Андрей Филонов, у которого по опросам один из самых горячих муниципалитетов с точки зрения качества низового управления и претензий граждан, задаёт простой вопрос: а где взять исполнителей? Это сейчас вопрос в Крыму риторический и проклятый.

Но несмотря на всё это, прогресс же налицо!

Причём принцип подбора именно местных кадров стал ещё более зримым. Раньше Сергей Аксёнов лично просматривал в Москве кандидатов на руководящие позиции. Но видимо уже разочаровался в поиске материковых (особенно после приезда в Крым по рекомендации одного из федеральных министров главного архитектора Анны Царёвой), и теперь при нынешней ротации на смену пришли свои кадры.

Отличительная особенность этих перестановок — власть в Крыму скорее теряет приезжие кадры, нежели приобретает варягов. Новые лица среди назначенцев всё-таки так или иначе проявили себя за последние три года в Крыму. Самым “федеральным” из всех стал Вадим Волченко, который три последних года возглавлял филиал РИА «Новости» в Крыму. А до этого работал в структурах ещё украинского Совмина.

Тенденция запроса на местные кадры укрепится и сохранится довольно долго.

Потому что совершенно очевидно, что Крым постепенно решает все свои насущные проблемы. Да, есть вопросы по отставанию от графика реализации ФЦП развития Крыма, но ещё два года назад, при руководстве Министерством экономического развития РФ Алексеем Улюкаевым, когда мы открыто говорили о саботаже ФЦП по линии этого министра, сейчас темпы впечатляют.

Напомню, что такое в зримом выражении ФЦП. Керченский мост, энергомост и две крупные ТЭЦ, трасса Таврида, которая сегодня растёт прямо на глазах у удивлённых автотуристов, новый терминал аэропорта “Симферополь”, тоже – на глазах у прилетающих. Школы, больницы, МФЦ, всё это появляется у крымчан на глазах, причём многое делается за счёт республиканского бюджета.

Из проблем, что собственно тоже видят крымчане — это часто имеющие все признаки коррупции тендеры, из-за чего крымский малый и средний бизнес не приобретает всех необходимых бонусов от инвестиций в инфраструктуру. ЖКХ, министр которого тоже отправлен в отставку, качество дорог в муниципальном ведении. Но и тут не вижу какой-то катастрофической ситуации: апгрейд управления происходит просто в силу того, что к министрам формулируются очень высокие требования, как со стороны Аксёнова, так и со стороны крымчан.

 

Игорь Рябов