Дмитрий Овсянников. Фото: Фото: gdb.rferl.org

С.ДОРЕНКО: На связи с нами исполняющий обязанности губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников. Прежде всего, я хотел сказать, что я уже сказал об этом в эфире, мы приветствуем вашу открытость и готовность к диалогу с обществом. Это действительно абсолютно важная вещь, она способствует доверию, конечно. Доверию к власти. Расскажите нам, пожалуйста, что в Севастополе случилось. Что это было, то, о чем рассказывала “Говорит Москва”, с квартирами для ветеранов?

Д.ОВСЯННИКОВ: Возникла для меня крайне неприятная ситуация. Потому что именно в этом случае мы не привлекли ни ветеранские, ни общественные организации для приёмки квартир. Такая практика у нас есть: при приёмке школы, детского сада либо дороги я всегда обращаюсь к общественным организациям с просьбой проверить, так называемый родительский контроль в детском саду или общественный контроль выполненной работы по дороге. К сожалению, с квартирами такое не произошло, я доверился своему департаменту. Меня, наверное, успокоило то, что эти квартиры предварительно были осмотрены и было дано согласие всех ветеранов, но с точки зрения того, какая квартира и какая она в целом, стоит ли её поменять, улучшить – вот этого не произошло.

С.ДОРЕНКО: Может быть, они относились к этому, что дареному коню… Ну, дают и дают, надо брать и всё, всё равно же копейку какую-то стоит, надо брать. Может быть, так относились люди? В конечном итоге, сколько человек остались при этих квартирах, как бы таких чудесных? Сколько-то ведь осталось, не захотели менять.

Д.ОВСЯННИКОВ: Да, эта тема вышла на федеральный уровень. Я впервые её комментирую лично, потому что мне понадобилось время разобраться, что произошло, в отношении моих подчинённых. Понадобилось время для того, чтобы снять вопрос с уважаемыми ветеранами. Такая ситуация недопустима именно в городе Севастополе. Мы предложили тем, кто изъявил желание поменять квартиры, часть ветеранов согласилась, часть всё-таки отказалась, сказала, что всё устраивает. Поэтому, как только мы эти вопросы все урегулировали, я сегодня могу сказать и могу это комментировать, что мы полностью решили этот вопрос.

С.ДОРЕНКО: А сколько сейчас осталось их, два или большинство осталось? Сколько там осталось ветеранов, не помните?

Д.ОВСЯННИКОВ: Из девяти человек четверо, сейчас по пятому вопрос, изъявили желание поменять. То есть половина.

С.ДОРЕНКО: Вы наказали кого-нибудь за это головотяпство?

Д.ОВСЯННИКОВ: Конечно. Это была претензия к моему директору департамента капитального строительства, сегодня он был освобожден от занимаемой должности, назначен новый руководитель.

С.ДОРЕНКО: Шикарно.

Д.ОВСЯННИКОВ: Человеку понадобилось время. Я мог это произвести и раньше, две недели назад, но я всё-таки дал ему шанс устранить тот результат своей работы, который он мне предъявил и предъявил жителям города. После того, как всё было сделано, я освободил его от занимаемой должности. Можно быть хорошим руководителем, можно полностью выполнять свои функции и не получать реакцию правоохранительных органов, потому что по бумагам всё хорошо. Но если ты не человек, то, извини меня, не относишься человечно к тем задачам, которые ты решаешь, то ты не можешь быть руководителем. Всё-таки руководитель – это человек, который должен смотреть несколько шире на те задачи, которые он решает.

С.ДОРЕНКО: Согласен. Дмитрий Владимирович, я хотел спросить вас… Знаете, такая ещё вещь. Вы пришли туда, вы из России, а там есть какой-то… Ну, я не люблю чиновников, уж простите. Там есть какой-то средний слой ещё таких староукраинских жуков, жучар каких-то, которые окопались там в окопах своих. Тяжело? Вы чувствуете, что вы в разной какой-то гармонии с ними существуете или нет?

Д.ОВСЯННИКОВ: Сергей Леонидович, не согласен.

С.ДОРЕНКО: Нет?

Д.ОВСЯННИКОВ: Я не чувствую, что я живу в разных мирах. Все всё-таки любят город Севастополь и свою работу выстраивают, чтобы город развивался. Вы, кстати, тоже родились в Керчи, в Крыму.

С.ДОРЕНКО: Я в Керчи. Отец мой летал в Севастополь, севернее Севастополя, когда морская авиация была, он летал в Севастополе тоже.

Д.ОВСЯННИКОВ: Да. Поэтому моя задача — не выстраивать конфликтную ситуацию со всеми. Моя задача — чтобы стиль работы менялся, чтобы люди осознавали свои ошибки, устраняли эти недоразумения, делали лучше работу.

С.ДОРЕНКО: Разрешите я тоже о вас расскажу. Я прочитал, что вы из Омска, где, кстати, тоже летал мой отец, и я тоже жил. Знаете, на заводе “Полёт” я жил, на Пархоменко. Знаете, эти места? Нет?

Д.ОВСЯННИКОВ: Не совсем, потому что я жил всего лишь один год своей жизни, ребёнком, а всю жизнь я прожил в городе Ижевске, жил в Перми, Кирове, в Поволжье.

С.ДОРЕНКО: Хорошо. Но темпоритм работы крымчан, вот этих севастопольцев и русских чиновников, вам не кажется разным? Извините, я всё-таки пытаюсь докопаться до этого вопроса. Мне всегда раньше казалось, что они глухие провинциалы, медленные. Они медленные, у них как бы процессор 286. Они медленные.

Д.ОВСЯННИКОВ: Я абсолютно не согласен. Есть настолько активные люди. В этом плане Севастополь номер один, мне кажется, во-первых, по общественной, социальной активности. Такого количества общественных организаций, инициатив с желанием что-то поменять и не ждать реакции чиновника, вот такого нет ни в одном субъекте Российской Федерации. Вот эту силу надо как раз использовать, вовлекать. Она позволяет себе правильнее работать. Поэтому я не согласен с вашей оценкой про 286-й процессор. У нас, наоборот, Пентиум, 21 век.

С.ДОРЕНКО: Ветераны всё подписали и сегодня начальник снят. А вот ветераны, которые подписали, что новые квартиры, им дали уже ключи или нет ещё?

Д.ОВСЯННИКОВ: Необходимо выполнить все процедуры по обмену. То есть они подписали согласие, они осмотрели предложенные варианты, подписали согласие, соответственно, сейчас мы оформляем обмен. Потому что юридически это обмен.

С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Эти квартиры будут чуть побольше или такого же метража.

Д.ОВСЯННИКОВ: Некоторые такие же, некоторые чуть больше, некоторые в другом доме. Но самое интересное, это тоже не первый случай, когда мы меняем квартиры. Например, в предыдущие годы были выделены несколько квартир на пятых этажах. Вот эти все квартиры, кстати, на первом этаже. Мы по просьбе ветеранов даже квартиры, выделенные 2-3 года назад, в рабочем режиме меняем. То есть у нас это не первая ситуация. Поэтому для нас приоритет – именно ветеран, именно человек, которому нужно решить его вопрос, а не создавать новые сложности.

С.ДОРЕНКО: Почему первый этаж? Из-за того, что лифта нет в здании?

Д.ОВСЯННИКОВ: Первый этаж всё-таки удобнее – люди в возрасте. Лифт есть, оборудовано соответственно всё, но всё-таки первый этаж как-то лучше.

С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Скажите, пожалуйста, по поводу Севастополя ещё два слова. Я хотел сказать, что очень сильна там, когда вы говорите об общественности, очень сильна там общественность – отставники и действующие офицеры. Вам, гражданскому человеку, легко с ними управляться? Всё-таки, мне кажется, что армия – это некая иная философия, это такие люди геройские, но вынь да положь. То есть им положено, они терпеть не будут. Они не капризные?

Д.ОВСЯННИКОВ: В этом плане мне это, наоборот, помогает. Существуют разные точки зрения. У нас много и ветеранских организаций, у нас много общественных организаций в определённой сфере, и часто бывает так, что они высказывают разные мнения. Получается, что правительство города Севастополя может увидеть недоработки под разным углом. То есть нет такой жёсткой лояльности, нет капризности, о чём вы пытаетесь меня спросить, мне, наоборот, нравится такой режим работы.

С.ДОРЕНКО: Я из военной среды, я просто знаю, что эти люди готовы умирать, но компот должен быть двух видов – из чернослива и из яблок. Понимаете, если будет меньше двух видов, то они начнут как-то недовольно бузить, вот в чём дело. Я думаю, я просто вырос в гарнизонах, поэтому это не понаслышке знаю, что военные – люди, которым вынь да положь то, что положено. Так что вам, наверное, нелегко с ними.

Д.ОВСЯННИКОВ: Конечно, Черноморский флот и город – это неотделимые понятия. Эта повышенная требовательность ожидаема. То, как, например, во флоте обновляется объект, идёт модернизация тех или иных объектов, строятся новые военные городки, для меня это пример яркий, потому что у меня такая же задача – это строительство объектов инфраструктуры в рамках федеральной целевой программы, строительство школ и детских садов, развязок. И то, как мы это делаем чуть с меньшей эффективностью, чем флот, конечно, это яркий пример, и в городе это видят и предъявляют эти требования. Мы этот маховик работы раскручиваем, увеличиваем. Соответственно, мы будем не хуже, чем флот, и на эти результаты я правительство города настраиваю.

С.ДОРЕНКО: А чувствуется, что украинцы лет 30 ничего не делали там, вообще почти ничего не делали? Вообще ничего не делали. Вообще, по-моему, после Брежнева вообще там ни одного рубля не чувствуется.

Д.ОВСЯННИКОВ: Почему? Не со всем соглашусь. Во многих сферах работа шла, в некоторых не совсем. Например, мы в этом году открываем первую школу за много лет, недавно открыли два новых детских сада, ещё три новых детских сада откроем в этом году. В этих моментах, конечно, за последние 20 лет мало, что было сделано. Ну и, конечно, жаль, что в тех секторах, которые город Севастополь имел конкурентное, неоспоримое преимущество – в судоремонте, в судостроении – в этом направлении, конечно, ситуация просела. Знаете, самое интересное, что в экономике города реальный сектор составляет 6 процентов. На момент возвращения в состав Российской Федерации на “Севморзаводе” работало 150 человек, а некогда 15 тысяч. Сегодня уже работает 700. И вот заказ, который завод получил, он только потребует ещё 500 человек. Вот этот темп возвращения в те сектора, где в городе есть потенциал, и то, в чём за последние 20-25 лет просела экономики, вот это основная задача правительства города. Я могу много примеров приводить.

С.ДОРЕНКО: Москва денег не жалеет? Не приходиться у Силуанова выбивать деньги? Это же приоритетная вещь – Крым и Севастополь.

Д.ОВСЯННИКОВ: Не нужно никакие деньги выбивать. Нужно обосновывать те направления, которые приведут к тому, что город Севастополь будет именно городом федерального значения. И самое главное, что поддержка президента Владимира Владимировича в этом направлении есть. Я приведу просто один пример. Да, у нас есть федеральная целевая программа, которая решает многие задачи. То есть мы выходим на уровень субъектов Российской Федерации в различных отраслях по инфраструктуре, по социальной, дорожной, коммунальной и так далее. Но даже несмотря на это, в мае, после обращения к Владимиру Владимировичу, были выделены дополнительные 7 миллиардов, на конкретные две школы, шесть детских садов, два спортивных комплекса, две больших больницы. И мы уже на этой неделе это включили в федеральную целевую программу плюсом. Поэтому задача – идти дальше, готовить проектно-сметную документацию, грамотно распределять тот ресурс, который выделяется, не пробуксовывать, это самое главное, по ходу и темпам строительства. Самое интересное, мы же живём по правилам Российской Федерации, да, мы всего лишь три года, но мы живём полноценно по законам Российской Федерации. В этом году 44-й федеральный закон в Республике Крым и Севастополе работает в полном объёме. Сможем ли мы работать, как вся Россия, которая уже давно работает по 44-му закону, не факт, но мы учимся, и мы эту работу проводим. Но самое главное – внимание есть, не нужно бегать за Антоном Германовичем, есть поддержка. Всё зависит от нас. Если ты не справляешься, ну и не проси тогда. А если справляешься, мы идём навстречу. Вот такая логика сейчас есть.

С.ДОРЕНКО: Извините, что я задерживаю вас, но раз такая везуха. Дмитрий Владимирович, а там же лакомое побережье, Балаклава, всё вот это. Богатеи держатся по-прежнему? Там, говорят, даже дача то ли Януковича, то ли сына его и так далее. Староукраинские, новорусские лезут отбирать берег у людей?

Д.ОВСЯННИКОВ: Знаете, не готов я ответить про эти примеры, но тема земельно-имущественных вопросов, конечно, для не только Севастополя, но и для Республики Крым является ключевой. Наведение порядка в тех вопросах, которые десятилетиями не решались. Решение многих конфликтных ситуаций. Многие вопросы копились годами в тех же садоводческих товарищах. Даже мы это осознали только в момент, например, разработки генерального плана, когда увидели, что нерешённые вопросы ведут к тому, что генеральный план воспринимается как некая угроза. Мы, конечно, пытаемся объяснить все эти вопросы, скорее всего, генеральный план уйдёт в очень длительную перспективу разработки, двухлетнюю, я бы сказал, потому что для меня является приоритетом не генплан утвердить, а решить проблемы жителей, чтобы у них не было опасений по поводу оформления земельных участков не только на побережье. Да, это лакомый кусок, но проблемы одинаковые, что в пятидесяти, стометровой, двухсотметровой полосе от моря, что в километре.

С.ДОРЕНКО: Может, бульдозер пустить?

Д.ОВСЯННИКОВ: Надо оформлять земельные участки.

С.ДОРЕНКО: Бульдозер или танки. Попросить, танки у военных взять, пустить, да и сравнять все это к чёртовой совсем. “Катерпиллер” какой-нибудь купить, бульдозер.

Д.КНОРРЕ: Так, а что, придётся отнимать эти участки у тех, кто живет на побережье?

С.ДОРЕНКО: Незаконно.

Д.ОВСЯННИКОВ: Во-первых, ничего ни у кого не придётся отнимать. У нас земельных участков и форм собственности около 150 тысяч. Только порядка по 1,5 тыс. в роще… в заповедной зоне поданы иски о незаконном выделении земли. Поэтому масштаб не нужно преувеличивать. Только незаконно выделенные земли, только по решению суда, только в спокойном режиме, без всякой спешки и без всяких заявлений о том, что мы куда-то изымаем для того, чтобы кому-то потом передать. Вот чтобы такого не было, и мы это пытаемся объяснить, мы в спокойном режиме работаем. Жаль, что иногда это увязывают с генеральным планом, но жизнь есть жизнь.

С.ДОРЕНКО: Дмитрий Владимирович, мы смотрим на ваш город всё время с гордостью гордостью и любовью. Это частичка сердца нашего – Севастополь.

Д.ОВСЯННИКОВ: Спасибо огромное.

С.ДОРЕНКО: Поэтому мы желаем вам успеха. Спасибо.

Источник: Говорит Москва

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

БАХЧИСАРАЙДА БИР КУНЬ

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.