Фото: Константин Михальчевский

КЛАССИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Для начала давайте пройдём вдоль фабричной линии и посмотрим, как делаются крымские макароны. Состав элементарен: мука и вода (никаких красителей, добавок, консервантов, даже соль исключена). В ход идёт сугубо местное сырьё.

Фото: Константин Михальчевский

– Крымское зерно качественно очень отличается от того, что производится в других регионах. В лучшую сторону, – поясняет директор фабрики Олег Безъязычный.

– Как вы знаете, существуют твёрдые и мягкие сорта пшеницы. На нашем производстве используются мягкие. Но из-за того, что они выращены в климатических условиях степной зоны(меньше влаги, больше ветра), такая пшеница обладает высокой стекловидностью. Это позволяет производить продукцию, которая по своим вкусовым качествам не уступает изделиям из твёрдых сортов пшеницы.

Фото: Константин Михальчевский

Крымское зерно, кстати, славится своими характеристиками ещё с екатерининских времён. Итак, мука просеивается, затем из неё замешивают тесто. 

Его пропускают через различные формы для придания будущему продукту соответствующего внешнего вида: лапша, вермишель, рожки, спиральки и так далее – всего фабрика производит 35 видов макаронных изделий.

Фото: Константин Михальчевский

Самая ответственная стадия – сушка. Она происходит в несколько этапов с постепенным понижением температуры и может длиться до 18 часов. 

Готовую продукцию фасуют в упаковку. Причём некоторые виды, из-за хрупкости, – вручную(например, волнообразную лапшу).

КУДА ПОЕДЕТ КРЫМСКАЯ ВЕРМИШЕЛЬ?

Макаронная фабрика работает в Симферополе ещё с 1951 года. После перехода республики в состав России у предприятия возникли определённые проблемы. В основном, в связи с потерей украинского рынка сбыта.

А тут ещё и крымские прилавки успели наполниться продукцией с материка, пока местное производство проходило перерегистрацию.

фото: Константин Михальчевский

– Сейчас мы немного потеряли крымский рынок, но, в сущности, это дело поправимое, – считает Олег Андреевич. – В этом году нам уже удалось поднять выпуск продукции с 200 до 500 тонн в месяц. К июню собираемся нарастить объёмы производства до 800 тонн, к новому году – до 1000, а к следующему лету – до 1500. 

Мы можем производить и больше, но это уже будет зависеть от спроса. Сейчас предприятие расширяет рынок сбыта в двух направлениях. Прежде всего, конечно, в России. Уже есть некоторые договорённости по поводу работы с крупнейшими торговыми сетями и ретейлерами, но пока на материк идёт лишь 10-15% продукции.

фото: Константин Михальчевский

– С торговлей на материке есть определённые сложности, – комментирует директор фабрики.

– Там цены, скажем так, не совсем для нас адекватные– наши изделия по их меркам получаются очень дорогими. А мы, в свою очередь, стоимость понизить не можем, иначе будем работать себе в убыток. Посудите сами: мы покупаем специальную макаронную муку высшего сорта по 18 руб. за кг, а в Краснодаре можно найти аналог за 14 руб. Понимаете, какая разница? Плюс затраты на транспортировку продукции через переправу, которые, конечно, тоже отражаются на цене.

Второе направление – Ближний Восток. Чтобы продавать там крымские макароны, фабрика уже получила специальный сертификат “Элял”. Сейчас идут переговоры с представителями Сирии, а в дальнейших планах – выход на рынок Арабских Эмиратов. Кроме того, предприятие заинтересовано в торговых отношениях с Таджикистаном и Киргизией.

фото: Константин Михальчевский

Эти страны являются очень активными потребителями макаронной продукции: в их рационе она занимает, обычно, не менее 50%. Понятно, что для выхода на международный рынок нужен соответствующий технический потенциал.

– С производством длинных изделий у нас проблем нет. Мы используем две линии, швейцарскую и итальянскую.

фото: Константин Михальчевский

– Производительность у них очень высокая: каждая выдаёт две тонны продукта в час, – говорит Олег Безъязычный. – А вот с короткими изделиями есть некоторые трудности. Линии устарели, и мы не можем увеличить объём производимой продукции, хотя делать это необходимо, поскольку есть спрос. Так что мы сейчас хотим приобрести новую линию.

фото: Константин Михальчевский

Это дорогое удовольствие: 1-2 млн. евро(в зависимости от производительности). Предложения есть, но пока ни одно из них нас не устроило. Тем не менее, до конца года мы намерены этот вопрос решить.

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Как дела у прокурора?

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

#CелфиКрым Выпуск 2

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.