Херсонес. Фото: Александр Андрейченко

Упразднение Крымского федерального округа было встречено скаканием и плясками в соседней стране, где информационные службы деградировали настолько, что многие заключили: «ликвидирована автономия Республики Крым». Между тем решение Кремля стало логичным звеном в цепи. Затянувшись, история округа, состоящего из двух субъектов, всё более напоминала наместничество, производя впечатление некоторой отделённости Крыма от остальной страны. Полуостров является органичной частью Южной России, все его коммуникации сегодня тянутся через Донской край и Кубань, а с приближающимся вводом Керченского моста связи двух русских берегов Черного и Азовского морей только упрочатся. Вхождение Крыма в ЮФО означает — возвращение в родную гавань успешно завершилось.


Не хотелось бы бросаться в уважаемого адмирала камнями, да и его назначение на новую должность в Сибири говорит, что президентский «зачет» он получил


О том же говорит расставание Севастополя и Сергея Меняйло. Не хотелось бы бросаться в уважаемого адмирала камнями, да и его назначение на новую должность в Сибири говорит, что президентский «зачет» он получил. Но даже слепому было очевидно, что взаимоотношения города-героя и присланного губернатора не сложились. И дело не в пресловутом конфликте «Чалый — Меняйло». Совершенно не стремящийся быть политиком народный мэр в этом случае лишь озвучивал мнение большинства жителей.

Севастопольцев не устраивало, что бывшим высокопоставленным украинским функционерам, тем самым, что довели до майдана и разбежались, сдав власть фашистам, выделялись огромные земельные участки, давались преференции… При этом никакой критики городские власти слышать не хотели, обвиняя недовольных в том, что они «ностальгируют по Украине». Упреки эти адресовались людям, которые, по сути, первыми подняли российские стяги и обеспечили скорый и бескровный разрыв с самостийной. Здесь и была, пожалуй, главная ошибка Сергея Меняйло: столкнувшись с неприятием, он позволил своей команде в открытую заявить горожанам, что они недостаточные патриоты России.


Кто станет инвестировать в новые проекты и улучшение общественной среды, если чиновники воюют со всеми осмелившимися подать голос?


Два года, ушедшие на препирательства, стали для Севастополя потерянным временем. Республика Крым, где таких конфликтов не было, развивалась, хотя и не без трудностей, а город русской славы топтался на месте, в чем-то даже откатился назад. Кто станет инвестировать в новые проекты и улучшение общественной среды, если чиновники воюют со всеми осмелившимися подать голос? Будут ли хорошо работать сами эти чиновники, если у них ощущение двоевластия и непонимание того, что ждёт завтра?

Фото: Александр АндрейченкоВ результате Севастополь зарастал горами мусора, и только неумолимо лезли вверх бетонные чудовища, убивающие вид исторического центра. Убежищем для строений минувших эпох становился разве что переход в федеральное подчинение, как в случае с заповедником «Херсонес Таврический». И на его примере видны все плюсы и минусы прямого московского управления: вход стал бесплатным, многие археологические памятники приведены в хорошее состояние, сопровождены внятными табличками-пояснениями, так что посетитель наконец понимает, где он находится и чем некогда были сии прекрасные руины…


В результате вход на лучший пляж Крыма заварен металлической решеткой с надписью: «Опасная зона», желающих войти подвергают

обыску с милицией на предмет поиска купальных принадлежностей


Но при этом заповедник развязал с туристами нелепую войну. Летом на юге не купаться невозможно — станешь лужицей на асфальте, а так получилось, что Херсонес оказался самой козырной точкой в Севастополе, чтобы окунуться. И вот музейные работники решили, что люди в плавках оскорбляют величие древностей. В результате вход на лучший пляж Крыма заварен металлической решеткой с надписью: «Опасная зона», желающих войти подвергают обыску с милицией на предмет поиска купальных принадлежностей. Никакого смысла эта борьба не имеет — памятнику потенциальные нарушители никак не вредят, достопримечательности осматривают с энтузиазмом, а вот радости из-за этих унижений при посещении первой купели России, где когда-то крестился князь Владимир, становится гораздо меньше. Так что излишняя «федерализация» в Крыму ведет лишь к накоплению отчуждения. Не в ней выход, а, скорее, в налаживании взаимодействия народа и местной власти.

Фото: Александр АндрейченкоНепродуманными являются также идеи о слиянии двух крымских субъектов в один. Начнем с того, что в Севастополе ни референдум, ни заксобрание такого решения не утвердят. И добром оно бы не обернулось — Севастополь, стремительно превращающийся в мегаполис, попросту подавит собой остальной полуостров, или же мы станем свидетелями нового деструктивного противостояния: Симферополь — Севастополь.

Устранить проблемы города отказом от субъектности невозможно. Напротив, ее нужно укреплять, проводить выборы губернатора и создавать институты, облеченные властью. Демократия — лучшая гарантия того, что Севастополь поскорее забудет о «ридной неньке», как о страшном сне.

Главное, что ему нужно — это осознать себя и своё место на Родине. В качестве базы Черноморского флота, значение которого в текущей геополитике возрастает. В образе уникального туристического центра, способствующего выработке русской культурно-исторической ментальности у всех граждан страны. В виде узлового мегаполиса: за два прошедших с воссоединения года он вырос, по неофициальным данным, с 400 до 700 тысяч человек. Большинство вновь прибывших — беженцы из Донбасса. И рост, безусловно, продолжится, Севастополь просто обречён стать главным черноморским миллионником и южным средоточием великой России.

Источник: Культура

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

#СелфиКрым Выпуск 19

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

Центр Крыма сместился

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.