Новости Спецпроекты Авторы
 
СТАТЬ АВТОРОМ
 

Мы все стали свидетелями великих исторических перемен. Давайте создавать летопись нового Крыма вместе!

 

Мнения

Кто в Тавриде кореннее, всех румяней и древнее
Вопрос об особом статусе для любого из народов Крыма, а на самом деле – о привилегиях, приведёт только в тупик автор: Наталья Киселёва. СИМФЕРОПОЛЬ 29.05.2014 в 17:45

Митинг 18 мая меджлис по привычке превратил из траурного мероприятия в политическое. Об этом свидетельствует принятая резолюция, в которой скорби памяти отведено ничтожно малое место по сравнению с политическими требованиями, выдвинутыми всё тем же меджлисом, узурпировавшим право говорить от именно всего народа и предусмотрительно заявившем о необходимости признания себя представительным органом «коренного народа Крыма».

Что в имени тебе моём?

Для придания веса своим претензиям меджлис ссылается на ряд международных актов, в том числе и свеженькую Декларацию ООН «О правах коренных народов», принятую в сентябре 2007 года. Статус «коренного народа» меджлис подаёт в виде аксиомы, которая, как известно, в рамках теорий принимается без доказательств. Но это в теории, а что на практике?

На практике же мы имеем до сих пор не исчезающие споры экспертов о содержании данного термина, в связи с чем деятели ООН даже не удосужились расшифровать это определение в упомянутой выше Декларации. В её тексте неоднократно встречается словосочетание «лица, принадлежащие к коренным народам», но ни в одной из статей и параграфов вы не найдёте ответа на вопрос, как отличить лицо, принадлежащее к коренным народам, от любого другого лица? Ну, не на основании же нацистских методов определения принадлежности к «арийской расе»?

Конечно, нет. Поэтому критерии «аборигенности» в международном праве всё-таки присутствуют – в Конвенции о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах, принятой Генеральной конференцией Международной организации труда (МОТ) 27 июня 1989 года.

В Конвенции указано, что её положения распространяются:

a) на народы, ведущие племенной образ жизни в независимых странах, социальные, культурные и экономические условия которых отличают их от других групп национального сообщества и положение которых регулируется полностью или частично их собственными обычаями или традициями, или специальным законодательством;

b) на народы в независимых странах, которые рассматриваются как коренные ввиду того, что они являются потомками тех, кто населял страну или географическую область, частью которой является данная страна, в период её завоевания или колонизации или в период установления существующих государственных границ, и которые, независимо от их правового положения, сохраняют некоторые или все свои социальные, экономические, культурные и политические институты.

Алфавит для термина

Пункт А Конвенции «требует» от коренных народов племенного образа жизни. Могу спорить на что угодно, утверждая, что даже ярые апологеты меджлиса не рискнут относить крымских татар к племени, дабы не навлечь на себя массовый гнев соотечественников.

Если же опустить определённую уничижительность данного термина, существующую на бытовом уровне, и сосредоточиться на социальных, культурных и экономических условиях, которые должны отличать коренной народ от других групп, то возникает проблема перечня таких отличительных условий.

Большинство специалистов сходятся во мнении, что главное отличие коренных народов от других заключается в особом типе хозяйственной деятельности, а именно «преобладании хозяйства присваивающего типа, ориентированного на жизнь от плодов земли». Но крымские татары сегодня – это обычная национальная группа, в которой представлены все элементы социальной структуры. Среди них есть и чиновники, и интеллигенция, и бизнесмены, и работники различных отраслей хозяйства и сферы услуг, что свидетельствует об одинаковых социально-экономических условиях, в которых живут крымчане разных национальностей и, следовательно, об отсутствии каких-либо аргументов в пользу признания за татарами статуса «коренного народа».

Ну, скажите, пожалуйста, каким таким коренным промыслом занят Мустафа Джемилев, заседая в украинском парламенте? Или какими такими особыми формами хозяйственной деятельности занимаются представители меджлиса? Разве что бесконтрольным осваиванием бюджетных средств, которые выделялись на обустройство крымских татар, в чём неоднократно уличали его сами соотечественники.

В пункте В меджлис уповает на сохранность политических институтов крымских татар, в качестве которых представляет естественно себя любимого и курултай. Но если международному сообществу ещё можно навязать представление о меджлисе и курултае как традиционных органах самоуправления татар в Крыму, то уж отечественных специалистов подобные утверждения только повеселят своей невежественностью.

Так, например, работы известных крымских исследователей Александра и Вячеслава Зарубиных свидетельствуют о том, что история курултая уходит никак не в глубину веков, а всего лишь в 1917 год. 26 ноября (9 декабря) 1917 г. в Бахчисарае состоялись первые заседания курултая, объявившего себя «национальным парламентом». Но уже в январе 1918-го большевики распустили этот новоиспечённый орган. В мае этого же года в период германской оккупации курултай возобновил свою работу и, кстати, ставил «коренной» вопрос перед германским правительством. В обращении к оккупантам 21 июля 1918 г. члены Временного Бюро татарского парламента писали, что татары – «наиболее старинные господа Крыма», поэтому следует восстановить их «владычество», преобразовать Крым в независимое нейтральное ханство, опирающееся на Германию и Турцию, образовать «татарское правительство в Крыму с целью совершенного освобождения Крыма от господства и политического влияния русских».

Громадьё планов не сбылось, как и чаяния курултая на долгую политическую жизнь.

В марте 1919 года собрался новый «национальный парламент» татар, проживающих в Крыму, получивший турецкое имя «меджлис-мебусан» и прозаседавший всего лишь неделю.

Так что история опровергает «традиционность» курултая и меджлиса в качестве органов самоуправления.

Этот же пункт Конвенции уводит нас и в более древнюю историю, а также научные споры об аборигенах, автохтонах и прочих терминах, мало понятных обывателю. Если же «расшифровать» язык учёных, то речь идёт о поиске ответа на вопрос: «Кто первый?»

На статус первопоселенцев крымские татары не могут претендовать, как и представители всех других этнических групп, проживающих на полуострове. Иначе пришлось бы переписывать все учебники истории, вычёркивая из них страницы, посвящённые киммерийцам, таврам, скифам и пр. Да и письменные источники зафиксировали точное время появления татар в Таврике – XIII век. 27 января 1223 года на полях греческого синаксаря (рукописной книги религиозного содержания) была сделана надпись о захвате Судака: «В этот день впервые пришли татары, в 6731 году» (6731 год от Сотворения мира – это 1223 год от Р.Х.)

Собственно все народы, населяющие сегодня Крым, с исторической точки зрения являются пришлыми – крымские греки пришли раньше, крымские татары позже. Причём все Крым завоёвывали и колонизировали.

Так что вопрос об особом статусе для любого из народов Крыма, а на самом деле – о привилегиях, приведёт только в тупик.

Все мы на этой земле коренные. 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:
Репортаж
Хроники депортации

Исторический репортаж о депортации крымских татар

1553 2
Репортаж
Хроники депортации

Исторический репортаж о депортации крымских татар

1553 2
 



0 КОММЕНТАРИЕВ

ВОЙТИ

КОММЕНТИРОВАТЬ