После референдума на Донбассе одесситы готовы взять оружие и защищать себя от киевской хунты.

Протесты на Юго-Востоке, или как уже принято это называть, Русская весна, оказались феноменом, наверное, ещё большим, чем евромайдан.

Площадки для «русского» восстания, на первый взгляд, не было никакого. Полноценных, реально функционирующих партий, выступающих за Таможенный союз, федерализацию, русский как второй государственный и далее по списку не было вовсе. Партия регионов со своими туда-сюда за 3 года руководства страной достала всех, КПУ делом не занималась давно, а какие-то однодневные и небольшие партийные проекты не были на слуху у широкой общественности.

У сторонников другого вектора не было ни мощных средств массовой информации, ни серьёзных лоббистов во власти, ни активного населения, способного с риском для жизни встать на защиту своих убеждений и идентичности.

По сути, все надеялись на “того парня”. Что «тот парень» Янукович рано или поздно отречётся от ереси европейства и вернётся на рельсы Таможенного Союза. Что «тот парень» Янукович разгонит евромайдан и введёт чрезвычайное положение, если ситуация окончательно выйдет из-под контроля.

Что «теми парнями» станут и бойцы «Беркута», которые точно не сдадут позиции и исполнят свой долг.

Наконец, что  «теми парнями» окажутся губернаторы вроде Скорика или Добкина: они-то уж точно контролируют ситуацию в вверенных им областях.

Но после 20 февраля коллективный «тот парень» растворился, как пыль – за несколько дней. И половина страны почувствовала себя брошенной.

Десятки миллионов людей вдруг разом почувствовали себя чужими в родном государстве

Вышеперечисленное в итоге и привело к массовому русскому бунту. Десятки миллионов людей вдруг разом почувствовали себя чужими в родном государстве. Больше не стало «наших сукиных сынов», которые, как Янукович, до поры, до времени ошибаются, но зато они “наши” и не бросят в беде.

Почувствовав себя один на один с националистами и «Правым сектором», примерив на себя шкуру граждан второго сорта, Юго-Восток восстал.

Восстал уже гораздо беспощадней и бескопромиссней, нежели предыдущая украинская революция.

На Донбассе ментальность Юго-Востока, такая неприятная и непонятная представителям Запада и Центра Украины, проявила себя по максимуму.

Раньше в Донецке или Луганске даже за деньги сложно было собрать несколько сотен человек: местное население действительно привыкло больше работать, чем болтать.

То есть, зарабатывать деньги: за станком или в качестве руководителя собственного предприятия.

А не заниматься пустословием. То бишь, ходить на митинги, «развивать гражданское общество» и далее по списку.

Но коллективная ментальность, десятилетиями впитываемая вместе со спецификой этого края (прежде всего, работа в угольной и промышленной сферах,  где процесс всегда связан с коллективом), дала о себе знать.

Вышел один – выйдут все. Мнение коллектива – закон. Таков порядок на землях Донбасса. И раз началась Русская весна, то неучастие в ней для жителя Луганска, Донецка или Славянска – просто преступление.

Не менее важно понять, что будет происходить  с Донбассом дальше.

Донбасс тяготел не в Россию, а к России. Его, скорее, устраивает роль союзного государства – по типу Белоруссии и Казахстана, чем непосредственно присоединение, как это было в случае с Крымом

На мягкий крымский сценарий рассчитывать не приходится.

Крым всегда воспринимался и Украиной, и Россией как нечто отдельное.

Если в Крыму можно было говорить о русских по национальности и по идентичности, то на Донбассе с ментальностью обстоит несколько иначе.

Донбасс за все годы независимости Украины был одним из основных поставщиков бизнес и политической элиты для Киева и других регионов Украины. Следовательно, чужим себя в этом государстве не ощущал, только лишь хотел перестроить страну под свои правила.

К сожалению, это оказалось невозможным,  в том числе и потому что элиты Донбасса быстро и безболезненно шли на компромиссы с представителями элит Западной Украины, предавая при этом избирателей родного края (как это и произошло с Януковичем). 

Донбасс тяготел не в Россию, а к России. Его, скорее, устраивает роль союзного государства – по типу Белоруссии и Казахстана, чем непосредственно присоединение, как это было в случае с Крымом.

У них появится свой герб, гимн, органы государственного управления и другие атрибуты государственности, однако заявленная территория, на которую претендует их руководство, будет касаться всего Юго-Востока

Здесь формировалась другая ментальность – ментальность русскоязычного украинца, юго-восточного украинца, пророссийского украинца.

Все это впоследствии трансформируется в идею создания независимого государственного образования под названием Новороссия – с восьмью  областями Юго-Востока в составе.

Полноценно присоединиться к России сейчас для Донбасса означает навсегда забыть о других регионах Украины, в которых восстания по тем или иным причинам не смогли привести к поставленным целям.

Таким образом, объединённые Донецкая и Луганская Народные Республики будут выступать в роли трамплина для дальнейшего распространения Русской весны уже на Востоке Украины.

Скорее всего, Республики получат частичное государственное признание от Москвы, смогут тем или иным способом осуществлять полноценную экономическую деятельность, в том числе и на внешних рынках.

У них появится свой герб, гимн, органы государственного управления и другие атрибуты государственности, однако заявленная территория, на которую претендует их руководство, будет касаться всего Юго-Востока.

Учитывая, что сегодня ситуация в стране не контролируется киевскими властями, и контролироваться в ближайшее время не будет, децентрализация, дестабилизация и распад неизбежны

Силовые ведомства будут переподчинены народным властям, впоследствии будет создана боеспособная армия, проведены полноценные демократические выборы. Областные советы, подотчётные киевскому правительству, скорее всего, будут распущены.

Или распустятся сами, как это уже наблюдается на примере Луганского областного совета. 

В принципе, о поддержке подобной линии заявил и Кремль, и само руководство ополчения Донбасса.

В частности, и Госдума, и российский МИД фактически поддержали волеизлияние жителей региона, тогда как тот же народный губернатор Донецкой области Павел Губарев заявил о создании политической партии «Новороссия».

Возможно, она будет осуществлять деятельность и на территории контролируемой киевскими властями Украины. Однако уже сейчас понятно: борьба за Новороссию с провозглашением независимости только начинается.

Конечно, никогда не будет поздно принять эти регионы в состав России. Но сейчас это будет сродни предательству. 

Другое дело, что донбасскому ополчению обязательно нужно будет учитывать разницу в ситуации да и в менталитете между разными регионами.

Скажем, это касается Одессы, которая сегодня представляется наиболее взрывоопасным местом после Донбасса.

Переподчинить регион «нахрапом», даже если протестующим удастся завладеть оружием, не получится: силовые структуры здесь уже полностью подконтрольны Киеву, да и местное «антимайданное» движение разгромлено и не представляет собой реальной силы.

Скорее, ставка будет сделана на попытку саботировать деятельность государственных и силовых структур в долгосрочной перспективе.

Учитывая, что сегодня ситуация в стране не контролируется киевскими властями, и контролироваться в ближайшее время не будет (даже если изберут полулегитимного президента), децентрализация, дестабилизация и распад неизбежны.

Тогда и будут задействованы отдельные группы, которые смогут в необходимый момент взять ответственность за происходящие в свои руки.

Тем более что общественное мнение большинства одесситов готово к такому повороту событий: произошедшее 2 мая в Доме профсоюзов фактически превратило донецкий референдум в «наш ответ хунте» со стороны союзного Донбасса.

Если до этого дойдёт, то и одесситам под силу будет взять в руки оружие и с ним отстаивать право на свою свободу.

Разумеется, всё это не обойдётся без помощи более опытных в этом деле луганских и донецких соратников.

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Луганск уходит

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.