Фото fotodes.ru

Итак, «Беркут» снова сдали и предали. Сдали второй раз. Сначала «Беркут» предал Янукович, когда позорно сбежал из Киева, бросив на произвол судьбы бойцов, три месяца защищавших, и его, и его Межигорье. При этом он фактически оставил их на заклание «Правому сектору».

Второй раз «Беркут» сдала «хунта» Турчинова-Яценюка, когда устами главного эсбеушника Украины Валентина Наливайченко назначила киевских «беркутят» виновниками в расстреле 20 февраля «Небесной сотни». Трое уже арестованы. По словам Наливайченко, остальные прячутся в Крыму.

Вообще, человек, который внимательно следит за событиями, происходящими в Киеве, прекрасно понимает, что заявление Наливайченко — это с одной стороны бред, а с другой — попытка отвести от оппозиции серьезные подозрения в убийствах майданщиков и бойцов «Беркута».

Разберемся подробнее со всем этим. Почему заявление Наливайченко это бред? Да потому что Януковичу или тогдашнему министру внутренних дел Захарченко, а только они могли отдать снайперам команду стрелять, было совершенно невыгодно делать это. В течение трех месяцев было понятно, что Янукович крайне зависим от мнения Запада. А Запад был категорически против силового разгона Евромайдана и свое добро на применение силы не давал. Мало того, угрожал санкциями и арестами счетов.

Президент это прекрасно понимал, поэтому пытался замириться, как с официальной оппозицией в лице Яценюка, Кличко и Тягнибока, так и с вооруженными боевиками из «Правого сектора». Клюев предлагал Дмитрию Ярошу 9 миллионов долларов за то, чтобы «Правый сектор» освободил улицы Грушевского и Институтскую. И попытки умиротворить оппозицию не прекращались буквально до самого падения режима.

Янукович не мог отдать приказ снайперам-беркутовцам открыть огонь: он явно пытался “замириться” как с официальной оппзицией, так и с “Правым сектором” до самого падения режима

Во-вторых, Евромайдан к 19-му числу был практически зачищен, оставалось совсем немного, чтобы там никого из майданщиков не осталось. Они фактически были разгромлены. (Автор этих строк сам был на Майдане и видел обстановку своими глазами).

Почему огонь снайперов-беркутовцев не был открыт 18 февраля, когда «Беркут» своей контратакой после «мирной ходы» к Верховной Раде согнал всю оппозицию на главную площадь? Тем более почему он не был открыт 19 числа? Зачем было так тянуть, если хотели расстрелять? Есть только одно объяснение: Янукович и не собирался отдавать приказ открыть огонь. Он хотел ДОГОВОРИТЬСЯ с оппозицией даже в тот момент, когда она была фактически разгромлена.

В подтверждение этого я хочу рассказать о разговоре, который у меня состоялся 19 февраля на Евромайдане с бойцами «Беркута». Я тогда спросил у них: почему они не зачистили Майдан в ночь с 18 февраля на 19, почему не зачищают его сегодня, 19 февраля, чего ждут?

“Вы понимаете, ночью (с 18 на 19 февраля – прим. авт.), когда мы стали подходить к ним вплотную, они начали шмалять в нас из ТТ, ружей и автоматов. Нам пришлось отступить на значительное расстояние. Мы просили, дайте нам снайпера, пусть стреляет в тех, кто в нас стреляет или в тех, кто бросает коктейли Молотова. Но нам ответили отказом”, — ответил мне беркутовец.

Фото <a href="http://www.naipesestranhos.com.br/retina/hotlink.png">naiperestrenhos.com.br</a>

Из этого рассказа можно сделать вывод о том, что у Януковича не было в планах добивать Майдан.

Московский историк Александр Дюков изучил официальные милицейские документы о потерях милиции в эти дни, выложенные в открытый доступ в Интернете. Вот, что он пишет на своей страничке в Фейсбуке.
“Мы видим, что в ночь 18 на 19 февраля от огнестрельных ранений погибло десять сотрудников МВД. Двое из них — расстрелянные гаишники, остальные восемь были убиты в зоне противостояния в центре Киева. Судя по описанию ранений, как минимум часть милиционеров могла быть убита снайпером. Утром 20 февраля снайпером было убито 4 сотрудника МВД; по всей видимости, в этот же день был тяжело ранен милиционер, скончавшийся в госпитале 2 марта. Получается, что снайперы начали работать в Киеве по работникам МВД уже 18 февраля”.

В-третьих, у меня есть свидетельство журналистки из новостного агентства УНН, офис которого находится в районе пересечения Крещатика и Европейской площади. С ней я разговаривал 20 и 21 февраля. Она своими глазами видела, как отходил «Беркут». Отходил под огнем боевиков Майдана.

“К нам зашел охранник офиса и сказал, чтобы мы не выходили курить на улицу, потому что по «Беркуту» стреляют майдановцы, поэтому «Беркут» сейчас отступает. Вы можете попасть под пули”. Журналистка сама видела это отступление и стрельбу по бойцам. При этом она говорит, что у «Беркута» не было никакого оружия. Интересно, если снайперы были беркутовцами, то в таком случае почему она не стреляли в майдановцев на Крещатике, чтобы не допустить отступления их безоружных коллег? Это просто нелогично.

Второй аргумент в пользу того, что утверждения Наливайченко — полный бред. Вот представьте себе, что вы кого-то убили, все подозревают в этом именно вас, а вы вместо того, чтобы скрыться, возвращаетесь к себе домой (причем ваше место жительства известно) и продолжаете, как ни в чем не бывало, там жить. На что надеетесь в таком случае? Согласитесь, это же абсурдное, самоубийственное поведение.

Вот так и с «Беркутом». Сначала они положили «Небесную сотню», а потом после бегства Януковича вместо того, чтобы скрыться или в Крым, или в Россию, зная, что там они найдут убежище, работу и российское гражданство, они остаются ждать ареста. Такое поведение взрослых людей, причем работников Министерства внутренних дел, просто безрассудно.

Множество аргументов говорит о том, что из «Беркута» делают крайних для того, чтобы отвести подозрение от оппозиции

Можем ли мы поверить в это безрассудство? Конечно же, нет. Мы же прекрасно понимаем, что из «Беркута» делают крайних для того, чтобы отвести подозрение от оппозиции.

А сообщение Наливайченко о том, что к расстрелам причастны крымские беркутовцы еще больше добавляет уверенности в этом. Все сваливается на них, потому что каждому понятно, что в Крыму их не найти и не допросить.

А снайперские винтовки, напомню, у майдановцев мы видели дважды: в первый раз у Сергея Пашинского, который увозил ее с Майдана, когда он еще стоял, второй раз – в руках у боевика из «Правого сектора», когда этанационалистическая организация покидала свою штаб-квартиру в гостинице «Днепр».

Что в итоге получит «хунта»? Отказ силовых подразделений милиции и СБУ сражаться за нее. Теперь она осталась один на один с экстремистами из «Правого сектора», которые рано или поздно начнут «хунту» мочить. Вот дождутся недовольства граждан, вызванного падением экономики, ростом цен, ухудшением жизни, и будут крошить, в том числе и Наливайченко? А кто Наливайченко с Аваковым будет защищать? Ответа у меня нет, но, во всяком случае, не бойцы силовых подразделений, которые больше не захотят быть козлами отпущения. Это точно.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.