Фото: liveinternet.ru

Севастополь

Секретарь горкома ВКП (б) – ЛЕСИК

– Весть о капитуляции Германии вызвала неописуемый восторг в нашем городе. На хлебозаводе, электростанции, железной дороге и других предприятиях стали стихийно возникать многолюдные митинги. Рабочие и инженеры поздравляют друг друга с исторической победой. Они славят великого Сталина, героическую Красную Армию. В честь победы над врагом трудящиеся берут на себя обязательства досрочно выполнить полугодовую программу.

Жители Севастополя выходят на улицы. Слышны радостные возгласы и крики “ура”. Трудящиеся города готовятся к торжеству. В городе вывешиваются флаги, портреты товарища Сталина, руководителей партии и правительства.

Одесса

Секретарь обкома КП(б)У – КОЛЫБАНОВ

Свершилось! Героическая Красная Армия разгромила немецко-фашистских захватчиков, гитлеровская Германия поставлена на колени. Ликующее население Одессы, узнав о радостном событии, вышло на улицы. Трудящиеся поздравляют друг друга, обнимаются, целуются.

Сейчас в Одессе теплая ночь. Раскрываются окна домов, на балконы выходят люди и приветливо машут руками собравшимся на улицах гражданам.

Жители Одессы шлют пламенный привет родной Красной Армии и ее Верховному Главнокомандующему Маршалу Советского Союза великому Сталину. Со всех сторон несутся возгласы: “Слава героической Красной Армии! Слава мудрому Сталину!”.

Киев

Слёзы счастья

(От корреспондентов “Известия”)

Вот уже несколько дней, как на улицах Киева – у рупоров  в нетерпеливом ожидании начали собираться тысячные толпы. А когда вдруг среди ночи заговорил долгожданный голос диктора, стольный град Киев сразу вспыхнул огнями, а в гулких улицах снова возникла несметное множество беспокойных людей. Не стройная песня плескалась волной из квартала в квартал, – люди кричали, стреляли, пели и снова стреляли, в просветлевшее мирное небо. Стреляли ночные патрули, стреляли из двухстволок старые охотники. Люди смеялись и плакали. Незнакомые целовались на улице. Так вошла в столицу первая весть победы.

В село Хотив, близ Киева, светлый ветер мира ворвался двенадцатью часами позже, когда даже весть долетела туда, переходя из уст в уста, от хаты к хате, от села к селу. Дети, женщины и старики, инвалиды войны продолжали тяжкий военный труд на огороде и в колхозном саду, по окончанию посевных работ. Кто – то прибежал из села. Первое слово было сказано неуверенно и робко. Тишина вдруг осенила просторный сад, внятнее зашуршали цветущие ветви яблонь, и , казалось, все пчелы с колхозной пасеки слетелись к одному пышному цветку. Слезы радости учащали дыхание Нины Моисеенко.  Люди в первое мгновение не знали, куда себя девать, как собрать мысль, что делать со своими руками. Только – что освободившимися для мирного труда. Вскинув лопаты на плечи, люди молча заспешили со всех сторон в село, к правлению колхоза имени Хрущева. После первых криков радости быстрый женский говорок вспыхивал, все дружнее оглашая звонкую долину, по – весеннему прозрачный лес, зеленя, девственную кисею расцветающих садов и крутые склоны холмов. Когда начался митинг, щедрый весенний дождь, суля обильный урожай пролился над селом Хотив.

Прошел дождь и столица, прибивая пыль на руинами Крещатика. Весь город вышел на улицу. Началось праздничное шествие мирных людей. И прелесть его была в совершенной стихийности народного праздника, пришедшего на нашу улицу. Четкий марш воинских частей вливался в пестрое и шумное шествие ребятишек, в ликование всего города.

В тот же час в колхозе имени Никиты Хрущева люди всем обществом вели задушевный разговор о том, что было, и том, что будет, и в скупых словах колхозников, в этом малом мире, словно в капле воды, в одном селе снова отражалась судьба всего народа, празднующего ныне светлый праздник победы.

Память нашего сердца сильнее памяти рассудка. Никогда семья колхозного плотника Кирилла Тетерука не забудет злой воли немца. Не к каждой ли стенке в пределах колхоза – миллионера Тетерук приложил когда – то свои золотые руки? Но немец сжег село. Не стало ни электростанций, ни почты, ни десятилетки, ни артезианских колодцев, ни радиоузла, ни фермы с автоматическим доением коров. Немцы ограбили собственный дом Тетерука, вырубили его сад, вывезли даже богатую мебель, украшавшую, в прочем, каждый колхозный дом в том селе. Но не грабеж был самым черным делом гитлеровцев. В первый же час оккупации какой – то немец, заглянув в погреб, где спряталась семья плотника, бросил туда гранату, которой оторвало правую руку жене Тетерука, 27 осколков науродовали ее тело, повредили правый глаз. Истекая кровью, но не чувствуя боли, Галина Иосифовна видела, что в сарае горит корова, последняя надежда ограбленной семьи. Галина бросилась в огонь и чуть не сгорела. Вскоре злая воля немца лишила правого глаза и ее четырехлетнего сынка Алешу. Узнав, что отец семейства советский солдат Кирилл Тетерук попал в немецкий плен, Галина Иосифовна, зверски искалеченная, злая, прошла сотни верст пешком до самой Винницы, питаясь подаянием добрых людей. Каким – то чудом она раздобыла своего мужа из лагеря. Душа его еле держалась в теле. Плотник Тетерук и поныне не может прийти  в себя, этот до прозрачности бледный и хилый человек, искалеченный преступной фашистской рукой. И чудом кажется его нынешний героический труд. Он не только построил себе просторный светлый дом. Он успел соорудить хату и сестре своей жены Присо Шелуденко, которая недавно, после героической гибели мужа, получила с фронта его боевой орден. Столяр Тетерук сооружает новые колхозные постройки, собирает из уцелевших обломков сеялки и молотилки, кроет крыши, стараясь поскорее все восстановить в своем обширном колхозном хозяйстве, все, что разрушили немцы, потому что есть у колхозников села Хотив заветная мысль – еще в этом году во многих делах достигнуть довоенного уровня.

После  победы сладким будет мирный труд.  Для него откроются невиданные просторы. И чтоб никакая подлая ногой больше никогда не посмела топтать ногой наше счастье, память нашего сердца должна навсегда сохранить все горестные испытания семьи колхозного плотника. Пусть помнят горе этой семьи члены украинской делегации в Сан – Франциско, которую сегодня на митинге победы добрым словом  вспомянули колхозники села Хотив. А ведь еще не так давно можно ли было себе представить, чтобы Украина и Белоруссия заняли такое положение среди стран Европы и Америки, можно ли было себе представить, что наши крестьяне смогут обсуждать дела международной важности…

В толпе девушек ясно сверкали заплаканные глаза Нины Моисеенко. В самый счастливый миг многострадальной 23 – летней жизни, узнав о полнейшем разгроме своих лютых врагов, она по неволе вспомнила о восьми победах из лагеря, о матери, замученной в гестапо, об отце и брате, приканчивающих фашистские полчища на просторах Чехословакии.

Слезы радости высыхают на майском ветру, когда вспоминают девушки о любимых, о братьях, об отцах, которые грудью защитили нашу землю, о той неизреченной любви, которой полны все сердца наших простых, наших замечательных людей.

Слезы радости увлажняли глаза демонстрантов на улицах украинской столицы при виде старика с двумя старинными Георгиями на груди. Множество отцов и матерей шли с детьми, поднимая их над головами.

Стрельба не утихает  в городе. И нам вспоминается старинное полотно, на котором художник изобразил возвращение запорожского войска из похода после победы: спешат славные рыцари домой и не знают, куда себя девать, потому что у каждого поджилки дрожат от радости. А впереди некий казак в увлечении стреляет из мушкета в землю, стреляет последний раз. Но видно по выражению его лица, что сей воин не очень уж и прост, что, на всякий случай, не последний свой заряд он изведет после безоговорочной капитуляции врага.

Вот так и ныне стреляем в небо, в землю – в городах и селах, на вольных советских полях.

Воистину – города и веси, шахты и нивы, степи и горы трепещут ныне такой высокой, такой радостной, такой чудесной жизнью, какая только в снах являлась нашим отцам и дедам. И наша Украина, освобожденная и свободная только потому, что она – неотъемлемая часть семьи великой, вольной, новой, – советской семьи, только потому, что с нею рядом идут все народы Советского Союза во главе с великим русским народом, – Украина наша ударяет сегодня на самых высоких серебряных струнах своей прадедовской бандуры славу народу, славу народам, славу уму и сердцу всех советских народов – Сталину. Мы счастливы со Сталиным. Мы – народ –  победитель, мы – советский народ. Праздник – на нашей улице. На веки вечные . Сталинский победный салют из тысячи орудий гремит над миром.

Максим Рыльский.

Александр Ильиченко.

Киев, 9 мая. ( По телефону).

 

Харьков

Торжество победителей

То там, то здесь над быстро проснувшимся городом вспыхивали разноцветные огни ракет. Из настежь распахнутых окон домов вырывались на улицу радостный говор, песня, звуки рояля, баяна.

Мимо ярко освещенного прожекторами памятника Шевченко, вверх по Сумской двигался нескончаемый людской поток. Харьковчане спешили на площадь Дзержинского. Вскоре туда прибыли руководители областных и городских партийных и советских организаций. Стихийно возник митинг.

Секретарь Харьковского обкома КП(б)У тов. Чураев, председатель исполкома городского Совета депутатов трудящихся тов. Селиванов, директор машиностроительного завода тов. Яковлев и другие горячо поздравляли харьковчан с днем великого торжества советского народа – с полной и окончательной победой над фашистской Германией.

Бурной овацией, восторженными, долго не смолкающими аплодисментами оглашалась огромная площадь всякий раз, когда упоминалось имя организатора и вдохновителя нашей победы великого Сталина.

…Над городом встает рассвет первого утра мира. На площадях, на улицах Харькова гремят оркестры. Народ пляшет, веселится, торжествует.

9 мая. (По телефону от корр. “Известий”).

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Еще несколько дней войны…

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

Прививка от фашизма

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.