Общий вид стрелочного и металлургического заводов, 31 января 2017 года

После трёх лет существования военного конфликта в Донбассе в республиках наконец приступили к созданию рабочей экономической модели, обязав украинских собственников донецких и луганских предприятий пройти регистрацию и погасить долги по налогам и сборам в местные бюджеты. По процедуре санации под внешнее управление 1 марта перешли десятки предприятий, ряд из которых принадлежат богатейшему олигарху Украины Ринату Ахметову, включая “Краснодонуголь”, “Ровенькиантрацит”, “Свердловантрацит”, “Донецкоблэнерго”, “Укртелеком”, стадион “Донбасс Арена” и прочие. Наверняка список этим не кончится.

Кстати, по официальному рейтингу журнала Forbes, состояние  Ахметова в долларовом эквиваленте сократилось за последний год почти втрое: с $6,7 млрд до $2,3 млрд. Отразились на этом и падающий курс гривны, и другие негативные факторы экономического и военного характера.

Кажется, неслучайно, что 3 марта и Совет министров Крыма принял решение о принудительном выкупе имущественных комплексов двух крупных предприятий Керчи, тоже относящихся к активам Рината Ахметова и зарегистрированных в Киеве и Кривом Роге. Речь идёт об ООО “Керченский металлургический комплекс” и ООО “Керченский стрелочный завод”, образованных в 2002–2003 годах в ходе разделения имущества бывшего советского промышленного гиганта — Керченского металлургического комбината (КМК).

После возвращения Крыма в состав России, для дальнейшей деятельности украинский бизнес был вынужден использовать особые юридические схемы. В результате образовалась цепочка: в Керчи разместились филиалы ООО “Краснодарский металлургический комплекс” и ООО “Краснодарская стрелочная компания”, зарегистрированных за пределами Крыма 11 декабря 2014 года с уставным капиталом по 100 тысяч рублей, и предоставляющих в аренду своим филиалам имущество украинских компаний.

По данным официального сайта КМК, в 2015 году на предприятии было несколько раз повышена заработная плата, а в сентябре её среднее значение составляло 18 тысяч рублей. Завод демонстрировал свою продукцию на торговых выставках в Москве и Киеве, отмечая, что украинский рынок является приоритетным. С октября 2015 года КМК перестал информировать о своей деятельности.

Пролёт над Керченским стрелочным заводом и бывшими общественными зданиями КМК, находящимися ныне в руинах: дворец пионеров и один из корпусов училища, 31 января 2017 года

Если для наборов эмалированной посуды и пластиковых ёмкостей можно найти новые рынки сбыта, хотя и это удавалось с трудом, то для изделий второй компании (стрелочные переводы, элементы верхнего строения пути, чугунное и стальное литьё) ситуация более тревожная. Продукция этого устаревшего производства оказалась менее конкурентоспособна в российских условиях, доставка на Украину осложнилась, к тому же наступил период общего экономического спада. Объёмы финансирования со стороны украинских собственников снижались, хотя заработная плата продолжалась выплачиваться.

В понедельник 6 марта с работниками двух заводов (на стрелочном работает около семисот человек, а на металлургическом — порядка тысячи) встретились заместитель министра промышленной политики Крыма Борис Кабаков и главы городского самоуправления и администрации Керчи для разъяснения предстоящих перемен, которые люди в целом восприняли с осторожным оптимизмом.

С 13 марта всем сотрудникам будет предложено написать заявления о формальном переходе на работу в государственное унитарное предприятие “Керченский металлургический комплекс”, которое после осуществления процедуры принудительного выкупа снова объединит имущество двух заводов, имеющих по сути общую инфраструктуру. Чиновники пообещали привлечение новых заказов, в том числе от Министерства обороны и Российских железных дорог, избегавших сотрудничества с украинскими заводами.

Сейчас на обоих предприятиях введены временные администрации из числа сотрудников, которые проведут полную инвентаризацию активов для определения их стоимости.

Пролёт над разорённым Приморским парком, прежде относившимся к социальной инфраструктуре КМК. Руины стадиона им. Войкова, разграбленные здания детского сада и заводского профилактория, пока ещё уцелевший бывший дворец культуры и политехнический техникум, 31 января 2017 года

Согласно крымскому закону “Об особенностях выкупа имущества в Республике Крым”, отторжение частной собственности в пользу государства производится при необходимости: 1) предотвращения угрозы жизни, здоровью населения; 2) обеспечения функционирования объектов жизнедеятельности; 3) эвакуации людей вследствие катастроф, аварий, несчастных случаев, эпидемий, эпизоотии и других чрезвычайных обстоятельств. Не совсем ясно, какой именно из этих случаев стал причиной. Но, по словам собеседников газеты “Коммерсантъ” в правительстве Крыма, “решение о принудительном выкупе было принято из-за политической позиции собственника — Рината Ахметова”.

Впрочем, эта процедура гораздо более лояльная к собственникам, чем крымская национализация, завершившаяся в марте 2015 года, — в результате в пользу республики без компенсаций прежним владельцам перешло 250 частных предприятий. Если говорить о Керчи, то имела она и негативные последствия: например, для строящегося крупного цементного завода “Альтцем”. Кстати, это не отвлечённый пример: то самое ГУП РК “Камыш-Бурунская производственная компания”, в пользу которого у строителей завода был отнят ключевой объект — морской порт — и передан в аренду новообразованной частной фирме ООО “Ген Инвест”, 3 марта переименовано в “Керченский металлургический завод”.

Историческая справка

 Керченский полуостров хранит в себе несметные залежи лёгкой для добычи железной руды, впрочем, не самого лучшего качества. Металлургия в этих местах известна с античных времён. А русское название города Корчев происходит от глагола “корчевати”, то есть плавить руду. Первые попытки создания металлургического предприятия в русской Керчи были сделаны ещё в конце 1840-х годов, но во время Крымской войны оккупационные войска разорили опытный комплекс и вывезли оборудование.

Перед самым началом XX века за грандиозную сумму в 15 миллионов рублей акционерным обществом был построен крупный завод с самым передовым оборудованием и расчётом на создание высокорентабельного металлургического производства с дальнейшим расширением деятельности и на судостроение. Рядом с новым промышленным гигантом был сооружён рабочий посёлок. Но в условиях разразившегося мирового экономического кризиса, завод был вынужден остановить свою работу в 1902 году, так и не успев отладить прокат стали, опираясь лишь на выпуск малорентабельного на тот период чугуна. Предприятие было законсервировано и перешло по кредитным долгам Государственному банку, воспрепятствовавшему его продаже за рубеж как стратегического.

В 1913 году, перед Мировой войной крупный завод был снова запущен и модернизирован, активно развивался на государственных заказах — в войну Россия задействовала все производственные мощности, как с более низкой стоимостью продукции, так и более высокой. Однако развитие керченской металлургии и всей страны прервали два последовавших друг за другом государственных переворота и приход к власти большевиков, немедленно прекративших победоносную войну и отдавших врагу по Брестскому миру треть населения и около половины промышленного потенциала империи, используя который немцы смогли продержаться против стран Антанты ещё год. В частности, после закономерного вторжения в Крым немцев, самые ценные агрегаты Керченского металлургического завода были вывезены в Германию. Само же правительство Ленина, как и обещало, повернуло штыки русской армии от внешнего врага к собственному народу.

Восстановление завода в период до Великой Отечественной шло с большими сложностями, пожирало государственные ресурсы с низкой отдачей. О стачках рабочих, к которым последние до революции прибегали при всяком удобном случае, конечно, забыли. В поднимающейся из разрухи стране рабочих и крестьян куда более тяжёлый и низкооплачиваемый труд преподносился в качестве самопроизвольного героизма и поощрялся добрым словом и грамотами.

Уничтоженный до состояния руин завод после войны восстанавливался уже как литейное, кузнечное и механическое предприятие — производство чугуна и стали из руды так и не было возрождено, несмотря на многие положительные стороны этого дела в Керчи. Помимо самых разнообразных изделий, начиная от знакомых каждому чугунных люков и оград, основной продукцией нового завода были агрегаты, необходимые для строительства и функционирования других металлургических предприятий.

Наиболее поздними стали цеха стрелочных переводов и эмалированной посуды — основа двух нынешних компаний, образовавшихся на территории разорённого в перестроечные и украинские годы промышленного гиганта. В позднесоветское время КМЗ стал важнейшим градообразующим предприятием: на его балансе числились целые районы города, которые сегодня пребывают в полном упадке, потеряв связь с разорившимся заводом.

Пролёт над Керченским металлургическим комплексом, 3 сентября 2016 года

Как видно на видеозаписи, крупная территория завода находится в запустении, ряд производственных участков полностью разорены. Впрочем, нельзя не заметить, что собственники старались поддерживать на плаву то, что сохранилось. В частности, заново перекрыты крыши цехов, складов и зданий управления, что позволило сохранить имущество в надежде на возобновление более активной работы предприятий. Будем надеяться, что это время пришло.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.