Пока внимание российской общественности приковано к событиям вокруг украинского конфликта и внутренним политическим трагедиям последних дней, американский удав затягивает кольцо нестабильности вокруг нашей страны. Подробнее разобраться в ситуации нам поможет Андрей АРЕШЕВ – политолог, главный редактор сайта kavkazoved.info. По его мнению, попытки США «сдержать» Россию чреваты раскачкой ситуации на Южном Кавказе.

***

«Традиции поддержания определённого уровня нестабильности в конфликтных регионах никуда из арсенала англосаксонской дипломатии не делись»

 Небезызвестная помощница госсекретаря США Виктория Нуланд снова в деле. Посетив страны Закавказья, она уже без пирожков и печенья направилась в Киев, где, по сообщениям прессы, обсудила с первым вице-спикером Верховной Рады Андреем Парубием вопросы поставок оружия на Украину. Этот вопрос мы обсудим чуть позже, а сейчас давайте попробуем понять реальную цель визита американского дипломата на Кавказ: в Азербайджан, Армению и Грузию. США приступают к дестабилизации Закавказья или тут есть другая подоплека?

 Госпожу Нуланд достаточно хорошо знают в странах Южного Кавказа. Несмотря на то, что её визит был объявлен плановым, есть признаки того, что он готовился в некоторой спешке. Очевидно, речь может идти о том, чтобы провести смотр сил, способных действовать в интересах США, прежде всего в Баку и Ереване. Конечно, вероятность дестабилизации вовсе не исключена. Так, в Армении на протяжении первых двух месяцев 2015 года происходили странные происшествия и события, которые созданная в республике прозападная информационная инфраструктура предсказуемо пыталась интерпретировать весьма своеобразным образом. Звучали даже призывы к выводу российской военной базы из Армении, имеющие откровенно деструктивный характер. Можно предположить, что инспекционный визит Виктории Нуланд имел оперативно-тактический характер, связанный, в том числе, и с необходимостью контроля за использованием выделяемых средств.

 Насколько устойчива на данный момент политическая ситуация в Армении?

 В середине февраля, после резкого обмена мнениями между президентом Армении Сержем Саргсяном и (теперь уже бывшим) лидером крупнейшей оппозиционной партии Гагиком Царукяном имел место достаточно резкий обмен репликами, однако в последующие дни ситуацию удалось урегулировать. В ближайшее время станет ясен общий вектор внутриполитической динамики, прояснится дальнейшая тактика и стратегия как властных, так и оппозиционных сил. Достаточно важным является и вопрос о конституционной реформе, предполагающей, по примеру соседней Грузии, трансформацию существующей президентско-парламентской системы управления страной в парламентско-президентскую. Однако позитивное влияние всех этих манёвров на улучшение социально-экономической ситуации в стране, мягко говоря, не очевидно. Следовательно  потенциал для дестабилизации ситуации в стране в обозримой перспективе, к сожалению, никуда не денется.

 Насколько в Армении (в последние годы наладившей партнерские взаимоотношения с Россией) велик негатив по отношению к России после трагедии в Гюмри, когда российский солдат-срочник Валерий Пермяков расстрелял семью Аветисян?

«Возможностей американцев (и в меньшей степени европейцев) по манипулированию общественным мнением в постсоветских странах преуменьшать не следует»

 Конечно, произошедшее вызвало шок и возмущение, а отсутствие в первые дни должной реакции, прежде всего со стороны российских центральных СМИ, породило дополнительные недоумённые вопросы. Многие обстоятельства, связанные с этим чудовищным преступлением, трактовались (и продолжают трактоваться) однобоко. В частности, звучат навязчивые намёки на якобы межэтническую подоплёку убийства семьи Аветисян; при этом намеренно игнорируется сектантский бэкрграунд предполагаемого убийцы Валерия Пермякова. Некоторые силы попытались оседлать возмущение общества в собственных целях, не имеющих с требованиями справедливого наказания виновных ничего общего. В настоящий момент следствие по делу, осуществляемое совместно армянскими и российскими правоохранительными органами, продолжается. Будем надеяться, что суд, который будет проходить на территории Армении, расставит все точки над «i», и негативные морально-психологические последствия, порождённые трагедией в Гюмри 12 января, будут постепенно преодолены. Этому же будут способствовать и решения, направленные на устранение недостатков в функционировании российских военных объектов за пределами территории страны.

 Отдельно хотелось бы обсудить нагорно-карабахскую проблему, которую затронула Нуланд. Причем все это проходило на фоне реакции минской группы ОБСЕ по разрешению нагорно-карабахского конфликта, которая настаивает на возвращении Арменией захваченных районов вокруг Нагорного Карабаха  Арцаха. О чем это все говорит?

 Любые усилия Минской группы ОБСЕ по урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха не могут иметь должного эффекта в условиях эскалации боевых действий, градус которой в последние месяцы весьма высок. Упомянутое вами возвращение территорий вряд ли стоит выдёргивать из комплекса предлагаемых посредниками мер, согласия по поводу которого так и не достигнуто. И, судя по обстановке тотального недоверия, резко возросшей воинственной риторике и увеличившемуся количеству жертв боестолкновений, вероятность достижения такого согласия исчезающе мала. Не лучший эффект в Армении имеет и адресованный армянской стороне призыв госпожи Нуланд освободить захваченных и осужденных судом в Степанакерте двух азербайджанских диверсантов (напомню, их проникновение в начале августа прошлого года в один из приграничных районов Нагорного Карабаха, собственно, и положило начало нынешнему длительному этапу эскалации конфликта). Не менее странным выглядит мнение американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Джеймса Уорлика о том, что подобный шаг официального Степанакерта может способствовать снижению напряженности и установлению доверия между сторонами.
Вряд ли подобные заявления будут способствовать скорейшему возобновлению переговорного процесса, который и так находится в состоянии близком к коматозному. Очевидно, традиции поддержания определённого уровня нестабильности в конфликтных регионах никуда из арсенала англосаксонской дипломатии не делись.

 Можно ли тогда сказать, что США попытаются уменьшить влияние России в этом регионе?

 Стратегия, направленная на так называемое «сдерживание России», американскими политиками, дипломатами и внешнеполитическими экспертами особенно и не скрывается. И, конечно, неурегулированные конфликты на Кавказе (и на постсоветском пространстве в целом) и впредь будут использоваться с целью ограничения возможностей России по выстраиванию диверсифицированных контактов со всеми противостоящими сторонами. Попытки сближения государств Южного Кавказа (например, через совместные проекты в рамках политики соседства формирующегося Евразийского Экономического Союза) будут и далее блокироваться с использованием всех возможных рычагов влияния.

 Насколько сильна прозападная оппозиция в этом регионе?

«Вызовы, с которыми столкнулась Россия по мере разрастания украинского кризиса, в полной мере актуальны и для Кавказа, Казахстана и Центральной Азии»

 Соответствующие группы весьма активны, пользуются серьёзной политической и медийной поддержкой, хотя, конечно, ни в Армении, ни в Азербайджане они не отражают мнения большинства общества. Даже в Грузии, где евроатлантическая пропаганда достигла наибольших успехов, растёт общественный запрос если не на альтернативный, то, по крайней мере, на более сбалансированный внешнеполитический курс. Однако возможностей американцев (и в меньшей степени европейцев) по манипулированию общественным мнением в постсоветских странах преуменьшать не следует, о чем красноречиво свидетельствует, прежде всего, пример Украины.

 Возможен ли в этих странах «майдан» наподобие украинского?

 Любой условный «майдан» обернётся крайне серьёзными негативными последствиями для хрупких государственных структур. Кроме того, все три страны Южного Кавказа в последние недели сталкиваются с серьёзными экономическими проблемами (в частности, с девальвацией национальных валют). В этой связи, кстати, следует заметить, что проблемы эти в немалой степени стали следствием развязанной Западом против России финансово-экономической войны, которая не могла не затронуть её ближайших соседей, связанных с Россией тысячами нитей (вспомним хотя бы о многомиллиардных денежных поступлениях от трудовых мигрантов). Ухудшение экономического положения объективно способствует росту социального недовольства, которое при желании можно при помощи ангажированных НПО, СМИ и части элит попытаться повернуть в нужную сторону. Однако попытки подобного рода в Армении, по состоянию на сегодняшний день, в целом провалились, залогом чему  политическая зрелость основных оппозиционных партий и структур гражданского общества, их ориентация не на внешние силы, а на подлинные национальные интересы страны.

 Теперь возвращаемся в Киев. После встречи с госпожой Нуланд Андрей Парубий активно рапортовал в соцсетях, что ему удалось доказать своей американской визави необходимость поставок оружия на Украину. Насколько серьезно можно воспринимать эту новость, кто-то решил досрочно прекратить Минские соглашения?

 Полагаю, что всё это вполне серьёзно. Ни для кого не секрет, что такие поставки уже идут, и речь может идти об их интенсификации. Я полагаю, если бы в Америке захотели  кровопролитный гражданский конфликт на Украине и в Новороссии был бы прекращён в несколько дней. Однако этого не происходит, более того, вероятность возобновления уже весной полномасштабных боевых действий более чем велика. Уже известно о переброске на Западную Украину дополнительных трёхсот американских солдат, появляется информация о том, что там работают представители ряда элитных спецподразделений Запада. Функционеры тотально зависимого от своих кураторов киевского режима, собственно, и не скрывают того, что рассматривают минские договорённости как передышку, призванную нарастить военный потенциал  в том числе массированными поставками на Украину (возможно, через третьи страны) западного оружия.

 Пока украинский вопрос не закрыт окончательно, стоит ли опасаться, что США переключатся на пограничные с Россией страны (регионы) или у них не хватит на это сил  ресурсов?

 Мне представляется, что будет предпринята попытка в максимальной степени задействовать местные ресурсы. При этом активными союзниками американцев могут выступать самые деструктивные, разрушительные группировки, в том числе представляющие собой «местные версии» «Аль-Каиды» и «Исламского государства». Вызовы, с которыми столкнулась Россия по мере разрастания украинского кризиса, в полной мере актуальны и для Кавказа, Казахстана и Центральной Азии. Представление об Украине как о части «Большого Ближнего Востока» получает всё больше подтверждений. «Тяжёлая работа демократии» и её трагические последствия (гибель десятков тысяч людей, разрушение промышленной и социальной инфраструктуры, психическое помутнение в головах миллионов людей и многое другое) делают координацию действий в рамках существующих региональных структур в сфере безопасности (таких, как ОДКБ и ШОС) ещё более необходимой.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.