Ольга Ионайтис, иллюстрация к “Ночи перед рождеством” Н. В. Гоголя (2009)

Почему так много людей на Украине сегодня поддерживают националистов? Где лежат корни украинского национализма? Какое будущее ждет эту страну и отколовшийся от нее Донбасс? На эти и другие вопросы отвечает политолог Богдан БЕЗПАЛЬКО.

 ***

– Богдан, многие обыватели всё чаще задаются, казалось бы, элементарным, а с другой стороны, сложным вопросом: почему на Украине столько людей в какой-то момент стали поддерживать отъявленных нацистов? Наверное, есть какое-то научное обоснование этого факта?

Нацизм на Украине выращивался в течение всего периода независимости, начиная с 1991 года. Сразу изменить общество сложно, но в течение 23 лет – возможно, тем более, что все президенты страны ориентировались на украинский национализм

– Есть, конечно. Нацизм на Украине выращивался в течение всего периода независимости, начиная с 1991 года. Сразу переформатировать общество очень сложно, но в течение 23 лет это вполне возможно, тем более, что все президенты страны ориентировались на украинский национализм умеренного или радикального толка. И если не поддерживали его открыто, как Ющенко, то заигрывали с ним, как Янукович, при котором «Свобода» Тягнибока получила 11% в парламенте. Сыграли свою роль и зарубежные «инвесторы».

– Если посмотреть на двадцатилетний путь государственного развития независимой Украины, начинает казаться, что гражданская война – ожидаемая закономерность этого процесса, или нет?

– На мой взгляд — да. Это вполне закономерное развитие страны, взявшей курс на построение этнократического государства с титульными украинцами и всеми остальными в качестве национальных меньшинств, не имеющих реальных прав (даже культурных). Но корни здесь гораздо более глубокие, уводящие нас еще в 1922 год, когда  из РСФСР был создан СССР, нарезаны «национальные» территории, запущены процессы «коренизации» и создания украинской (советской) и других наций. К 1991 году процесс этот завершился на Украине не полностью, и не последнюю роль здесь сыграли именно территории, которые украинизировать по разным причинам не удалось: Донбасс, Крым, Причерноморье, Слобожанщина.

У маргинальной группы малороссийской интеллигенции возникли пышные мечтания о самостоятельном государстве, а потом уже под эти мечтания стали подгонять исторические мифы и создавать язык, но все эти опыты носили почти карикатурный характер

– Почему в советские годы не удалось навсегда покончить с этими идеями? Откуда, кстати, корни украинского самосознания растут?

– Изначально был не национализм, а сепаратизм – стремление отделить Малороссию. У маргинальной группы малороссийской интеллигенции возникли пышные мечтания о самостоятельном государстве, а потом уже под эти мечтания стали подгонять исторические мифы и создавать язык, но все эти опыты носили очень ограниченный и почти карикатурный характер. Даже Нечуй-Левицкий, один из деятелей этого движения, стал возражать против создания такого «украинского» языка, назвав его «чертовщиной под украинским соусом». Идеологическую базу пытался создавать Николай Михновский. Но в более-менее полном виде создали ее лишь в 1920-30-х годах, и сделал это вовсе не галичанин, а русский человек — Дмитрий Щелкоперов, уроженец Таврии, более известный как Донцов.

Cойди с рельс поезд, направлявшийся на открытие памятника Шевченко в Каневе, украинское дело замерло бы на десятилетия, так как все его адепты собрались в одном вагоне

Вообще украинский вопрос всегда напоминает произведения Гоголя (наверное, в этом и состоит гениальность писателя). Там всегда есть что-то смешное, карикатурное, какой-то бурлеск вроде попыток Пантелеймона Кулиша перевести псалмы («Хай дуфае Сруль на Пана»), попыток Михновского взорвать памятник в Харькове или шуток Чикаленко о том, что сойди с рельс поезд, направлявшийся на открытие памятника Шевченко в Каневе, украинское дело замерло бы на десятилетия, так как все его адепты собрались в одном вагоне.

И одновременно там имели место настоящие, страшные трагедии: в 1914 году в концлагерях Терезин и Талергоф были заключены без обвинений и решений суда и уничтожены русофилы-галичане, от 60 до 160 тысяч человек. Только за то, что они считали себя частью большого русского народа или даже просто подозревались в этом. Лозунг «Единая Русь — от Карпат до Камчатки» придумали не в Москве и не в Тамбове, а на Галичине, и его автором был галичанин — Яков Головацкий. Парадокс еще и в том, что большинство из уничтоженных были униатами или представителями униатского духовенства. И уничтожали этих людей по доносам своих же — галичан-народовцев украинофильского направления. Уже тогда шла гражданская идеологическая война. Вообще ряд ученых сходится во мнении, что путевку в жизнь украинскому национальному сознанию дали два исторических события: Первая мировая война и революция. Именно благодаря этим событиям потом, в советское время, украинские деятели, «умещавшиеся в одном вагоне», стали вдруг крупными государственными советскими деятелями, а их наработки, отвергавшиеся народом, с помощью государственного аппарата внедрили в жизнь. Например, провели ликбез на украинском языке.

То есть развитие украинского национального сознания шло по пути «сепаратизм (идея отделения) — национализм (идеология, исторические мифы,  создание языка) — нация (создание собственно нации в соответствии с образцами, заложенными в идеологии путем украинизации, средств образования и СМИ)». В отличие от ряда народов, где национализм возник как естественное явление и служил защите интересов этих народов, национализм украинский – явление во многом искусственное. Его адепты постоянно твердят, например, об ущемлении языковых прав, но даже после советской украинизации русский язык считает родным 83% населения Украины. Не говоря уже о том, что язык, который принято называть русским, и на котором мы сейчас с вами беседуем, был в значительной степени основан на южнорусских образцах уроженцами Южной Руси (например, Прокоповичем или Яворским).

Cознательным украинцам постоянно нужно доказывать себе и всем остальным, что они не русские, что они — иные

Но поскольку идеологически они не могут этого признать, они пытаются формировать альтернативную реальность. Ведь если признать, что у нас один язык, далее придется признавать, что у нас и культура, и история общие, и цивилизация одна, и цели и задачи одни и те же. Но тогда смысл самостоятельного украинского государства пропадает напрочь, а это – базовая идея украинского национального сознания. Нам нужна другая мова, потому что мы хотим отделиться, а не мы отделяемся, потому что у нас другая мова. Полякам, например, постоянно доказывать, что их родной — польский, не нужно, это и так ясно. А вот сознательным украинцам постоянно нужно доказывать себе и всем остальным, что они не русские, что они — иные.

– На каком этапе находится нынешний украинский кризис – финал, очередной виток, старт?

– Очень сложно сказать, ведь ситуация динамична, она не застыла. Главное, что этот кризис привел к осознанию частью граждан Украины того просто факта, что они русские. Не великороссы, а именно русские. Это еще одна из подмен, совершенных в советское время — присвоить термин «русские» исключительно великороссам. Мы все русские — жители и Белоруссии, и Украины, и России. Этнически, культурно, даже религиозно нас ничего не делит, мы один народ. Нас делят идеологически. Сейчас понятие «украинец» – сугубо идеологическое. Если ты не поддерживаешь процессы насильственной украинизации, идеологию ОУН, борьбу со всем русским — тебе в украинстве отказывают.

– Гражданская война охватит всю территорию Украины, ваше мнение?

В каких-то вариантах гражданская война сегодня уже идёт, например, на Волыни и в Галиции, где захватываются православные храмы Московского патриархата

– Все возможно. Зависит от слишком большого количества факторов. В каких-то вариантах гражданская война сегодня уже идёт, например, на Волыни и в Галиции, где захватываются православные храмы Московского патриархата. И захватываются они не кришнаитами и зачастую даже не униатами, а православными же раскольниками-филаретовцами, для которых именно сепаратизм и национализм стали причиной для раскола.

– С какими трудностями в будущем столкнётся нынешняя киевская власть?

Для компенсации Украине валютной выручки, получаемой ранее на рынках России и стран СНГ, нужно от 20 до 40 миллиардов долларов ежегодно

– Прежде всего, это трудности экономические. Глянцевая картинка, которую нарисовали «евроинтеграторы», развалилась под жестким натиском реальности. Даже Джордж Сорос признал, что для компенсации Украине валютной выручки, получаемой ранее на рынках России и стран СНГ, нужно от 20 до 40 миллиардов долларов ежегодно. На майдане все кричали о том, что они хотят кружевные трусики, в ЕС и не хотят в «таёжный» союз, но в реальности оказалось, что как только разрушили экономические связи с Россией, экономика рухнула. А с ней рухнет и социальная сфера, мелкий и средний бизнес, далее везде.

– Какое будущее ждет Украину и Донбасс?

– Вопрос открыт. Вариантов много — от независимости де-факто до частично признанного государства – Донбасс; от сохранения территории в нынешнем виде до полного распада –Украину.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.