Накануне 18 мая – траурной даты депортации – мы встретились с известным активистом национального движения крымских татар, главой совета общественной организации «Милли Фирка», политологом  Васви Абдураимовым.

Вспомнил, как еще до референдума общался с одним таксистом молодым крымским татарином: он не собирался идти на голосование, потому что боялся войны, которую, по его словам, принесёт к нам на полуостров Путин. В качестве примера он привел ЧечнюИ никакие возражения (что ВВП её не начинал, а заканчивал; что сейчас город Грозныйодна из лучших городов и так далее) не помоглимой случайный собеседник остался непреклонен.

Потом похожая история повторилась уже с моим давним приятелемтоже крымским татарином. И мне показалось, что у многих крымских татар, особенно у молодых ребятс молоком матери заложен в подсознании образ самого злейшего врага на свете России, как право преемницы Советского  Союза. Васви  Эннанович, так ли это?

– Я не соглашусь, что такое восприятие присутствует у всех крымских татар. Это всего лишь частное мнение. Вполне возможно вы встретили сторонника меджлиса, а они, как известно, все так относятся к России и к её руководителям. И это не удивительно, потому что за последние двадцать с лишним лет при поддержке государственной машины под названием Украина эта структура делала всё, чтобы крымские татары воспринимали Россию подобным образом. Но на самом деле отношение среди людей совершенно разное: одни поддерживают, другие не поддерживают, третьи вообще заняты исключительно личными проблемами.

Хотелось бы узнать вашу оценкукак на самом деле крымские татары отнеслись к референдуму, и изменилось ли чтото за последние несколько месяцев после него?

– Благодаря тому оболваниванию, которым долгие годы занимался меджлис, значительная часть крымских татар крайне негативно восприняли новость о референдуме. Но другая не менее значительная часть крымских татар поддержали народное волеизъявление и приняли в нём активное участие.

Посмотрите, прошло совсем немного времени, а уже приняты важнейшие решения в ряде принципиальных вопросов, которые десятилетиями не могли или не хотели разрешать украинские власти. А в условиях бандеровской Украины об этом и мечтать не приходилось. Это и восстановление государственного статуса крымскотатарского языка, и меры по реабилитации крымскотатарского народа.

Многие ещё не до конца осознали огромную важность этих решений. С пониманием новой реальности, что мы живём в огромной и сильной стране, которая способна защитить свои территории и своих граждан от какой либо угрозы, тем более на фоне тех страшных преступлений, которые творит киевская хунта в отношении жителей Украины, ситуация постепенно выровняется.

Чем быстрее будут реализованы программа и стратегия нашего президента, тем быстрее крымские татары почувствуют себя полноценными гражданами Республики Крым и Российской Федерации.

Если бы референдум в Крыму не состоялся, как бы развивались события на полуострове, повашему мнению?

– Для Крыма готовился страшный сценарий: Киев хотел развязать кровавый конфликт и привлечь сюда миротворческие силы, чтобы окончательно оторвать полуостров от России. Если бы им удалось реализовать свои планы, никакого бы сопротивления на Юго-Востоке Украины не было. Украину накрыли бы зонтиком НАТО, расположив свои ударные подразделения у самых границ России.

Понятно, что такую действительность крымчане и другие граждане Украины не восприняли бы, следовательно, после кровавой бойни появилось бы огромное количество беженцев, примерно 10-15 миллионов, и они все устремились бы в Россию. Представьте, какой бы это был замечательный протестный электорат для всяких навальных, немцовых и прочих подонков, которые при помощи разных политических манипуляций и технологий попытались бы дестабилизировать ситуацию в России.

По Крыму нам были известны все детали киевского замысла, его политическим вдохновителем и исполнителем был назначен меджлис. Слава богу, что у них ничего не вышло, но нашим властям нужно не заигрывать с этой организацией, а детально разобраться во всех их преступлениях против собственного народа и других крымчан , и привлечь их к ответственности по всей строгости закона, чтобы они больше не посягали на наш мир, согласие и порядок.

Преступления за все годы деятельности этой незаконной организации?

– Да. Это и коррупция, и убийства, и вымогательство. Но самое страшное то, что они хотели ввергнуть Крым в кровавую бойню.

Вы имеете в виду 26 февраля, когда у крымского парламента произошли столкновения и погибли мирные граждане: молодой мальчишкаИгорь Постный и пожилая женщина Валентина Корнева (а по некоторым данным, скончался ещё один пожилой мужчина)?

Это должно было стать началом. Угрозы господина Чубарова, прозвучавшие 23-го февраля – в десятидневный срок убрать памятник Ленину, распустить крымский парламент и правительство, – были направлены на создание атмосферы безвластия. Меджлис в течение суток собрал всех своих активистов на митинг сторонников референдума для того чтобы спровоцировать эту бойню. Полторы тысячи составляли активисты меджлиса, три-четыре тысячи – члены «Хизб ут Тахрир» и «Братьев мусульман», причём все они были вооружены.

Потом с помощью «Правого сектора» стояла задача захватить власть в свои руки и установить режим киевской хунты. Планировалась передача оружия из местных украинских частей боевикам меджлиса, «Хизб ут-Тахрира» и других радикальных организаций; кровавые столкновения и провокации; нападение на Черноморский Флот РФ и много других страшных вещей, которые вызвали бы ответную реакцию со стороны России и жителей Крыма. Меджлис хотел жестоко подставить свой собственный народ, который первым бы оказался под ударом… Это доказанные факты, они уже представлены в Москве.

Вы согласны, что вся ответственность за беспорядки, десятки пострадавших и несколько погибших лежит на организаторах митинга лидерах меджлиса?

– Безусловно. Но мне странно, что до сих пор не заведены уголовные дела за те смерти, которые произошли 26 февраля.

Меджлис до сих пор продолжает вести на полуострове подрывную деятельность. В частности Рефат Чубаров не так давно раскритиковал указ президента Путина о реабилитации крымских татар и других депортированных народов.

– Во-первых, не Чубарову оценивать действия руководства Российской Федерации и руководства Республики. Это не его государство и не его Республика – меджлис до сих пор официально не признаёт результаты референдума, и отказывается принимать новую реальность. Они до сих пор клянутся в верности Киеву и воспринимают Крым как оккупированную территорию Украины. Учитывая всё это, они просто не могут говорить что-то позитивное о тех шагах, которые предпринимает Россия в отношении Крыма? Сам указ о реабилитации не стоит рассматривать в отрыве от действующего, юридически выверенного,  закона о реабилитации. Он действует на все репрессированные народы, в том числе и на крымских татар. Самое главное, что президент выводит процесс восстановления прав из законодательной сферы в практическую. Он поручил разработать все меры, связанные с восстановлением исторической справедливости; политического, социального и духовного возрождения крымскотатарского и других народов Крыма.

Процесс пошёл, как говорится. А есть результаты?

– Увы, не всё так гладко. Президент поручил правительству оказывать всяческое содействие республиканским органам власти в проведении мероприятий, приуроченных к семидесятилетию насильственного выселения и репрессий. Но, к сожалению, до настоящего момента ни правительство, ни парламент Республики так и не приступили к выполнению прямого указания президента РФ. Они его саботировали, отдав на откуп подготовку и проведение этих мероприятий меджлису – организации, я ещё раз повторяю, открыто заявляющей о неприятии России и её законов!

Готовилась  очередная провокация – крымские татары, которые собирались выйти  на площадь не из любви к Чубарову и Джемилеву, а потому что им дорога память пострадавших предков, за это будут представлены как враги России и всего русского. А это неизбежно вызовет негативную реакцию среди других крымчан.

Как  вы думаете, почему вопрос с меджлисом до сих пор не закрыт?

– Я сам до сих пор теряюсь в догадках, почему российская власть в лице крымского руководства продолжает заигрывать с меджлисом. На мой взгляд, это большая ошибка, это преступная позиция. Ни к чему хорошему она не приведёт, и дискредитирует все попытки главы государства в кратчайшие сроки преодолеть переходный период и нормализовать ситуацию, а наоборот укрепит раскол крымского сообщества. Меджлис выполняет заказ западных структур, которым они давно подконтрольны финансово, идеологически и физически. Меджлис – западный антирусский проект, внедрённый на крымскую землю. Недавний прорыв границы в Армянске и попытка перекрытия дорог – яркое тому доказательство. И делали они эту акцию не ради картинки для СМИ, а для того, чтобы продемонстрировать России, что без воли Мустафы Джемилева наши власти не способны выполнять собственные решения. Например, решение о проведении Хыдырлеза принималось крымским правительством, в котором были ответственные за это люди, но получается, Джемилев отменил это распоряжение. Назревает вопрос, кто же на самом деле управляет Советом министров Республики? Зачем так подставлять президента? Выходит, что российская власть в лице наших руководителей испугалась мнения какого-то диссидента и прохиндея, и отменила собственное решение. Вот как это выглядит на самом деле.

Насколько возможны серьёзные провокации 18-го мая?

– Думаю, серьёзных столкновений не будет. Для этого уже приняты соответствующие меры со стороны правоохранительных органов. Но если эту акцию не возьмут под свой контроль крымские власти, идеологические провокации обеспечены. Украинская символика, антироссийские лозунги – вот, что будут тиражировать после этого дня все западные СМИ, доказывая, что Крым – оккупированная территория. Мы месяц назад обратились в соответствующие инстанции с предложениями как это предотвратить. Ведь 18-го мая должны быть мероприятия, приуроченные к семидесятилетию депортации всех репрессированных народов, поэтому оно должно быть организованно исключительно усилиями республиканских властей для всех крымчан, которые солидаризируются с этим фактом. Мы же должны быть не только в радости вместе, верно? Крымская весна для всех здравомыслящих крымчан без деления по национальному признаку была общим счастьем. 18 мая – траурный день и если другие люди придут поддержать своих земляков и почтить память невинных жертв, это станет очередным шагом к общему единению. Меджлис же будет делать всё наоборот, причём преподнося это как исключительно крымскотатарскую трагедию, хотя это была наша общая беда.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.