В продолжении интервью с политологом Богданом Безпалько читайте о целях США в Европе, белорусском выборе, русском мире и многом-многом другом.

«Когда это пространство заполыхает, проиграют все возможные конкуренты и противники США: ЕС, Россия и Китай»

 Цель втянуть Россию в боевые действия до сих пор актуальна?

 Конечно. Более того, цель еще глобальнее  разжечь на евразийском пространстве как можно более серьезный конфликт. Или один супербольшой, или несколько средних, или много малых. Когда это пространство заполыхает, проиграют все возможные конкуренты и противники США: ЕС, Россия и Китай. Уже сейчас пытаются разморозить конфликт в Карабахе и Приднестровье, на Китай давят с помощью беспорядков в Гонконге и втягивают в конфликт в Мьянме. ЕС ослабляется просто разрушением связей с Россией. Для разжигания подобного рода конфликтов будут использоваться все поводы и инструменты. Не смогли задавить Донбасс оружием  сейчас душат экономически. Вынуждены были подписать Минск-2  постоянно обвиняют нас в нарушениях договоренностей. Киев заставили принять закон об особом статусе ряда регионов Донбасса  но приняли его в неприемлемой для Донбасса формулировке. Все усилия направлены на эскалацию конфликта, и если они не принесут плодов, то тогда Киев просто начнёт военные действия против Донецка. А оправдать себя всегда можно«нападением поляков на радиостанцию» и «проклятой российской агрессией».

 Европе вроде бы невыгодно втягивать Россию в войну с Украиной, ведь у неё под боком могут быть развернуты серьезные военные действия, которые, вполне возможно, спровоцируют внутренние центробежные силы. Но почему-то главные евробюрократы и чиновники продолжают испытывать судьбу на прочность. Почему это происходит, политическая Европа ведь тоже неоднородна?

«Политически ЕС очень зависимы от США, де-факто весь ЕС — это просто колония с привилегиями. И если экономические интересы ЕС входят в противоречие с геополитическими интересами США, то последние берут верх»

 ЕС  очень аморфная структура, не обладающая политической субъектностью. Это валютный, экономический и таможенный союз, но никаких органов для влияния на ситуацию у них нет. Нет ни армии, ни единой жесткой политической структуры. Основной инструмент влияния у ЕС всегда был один  экономический. Либо это прямые дотации в том или ином виде, либо лишение возможности пользоваться финансовыми инструментами ЕС и блокада. Политически ЕС очень зависимы от США, де-факто весь ЕС  это просто колония с привилегиями. И если экономические интересы ЕС входят в противоречие с геополитическими интересами США, то последние берут верх. Вспомним о ликвидации Игнолинской АЭС в Литве или отказе от «Южного потока». Эти решения абсолютно неоправданны с экономической точки зрения: страны теряли миллионы долларов, ЕС лишил себя надежного, не зависящего от капризов Киева поставщика газа. Грубо говоря, странам ЕС оставили ограниченный суверенитет в экономической области и разрешают  опять же ограниченную  экспансию в этой области. Но геополитика и военные вопросы- это уже удел сюзерена, США. Не стоит преувеличивать центробежные силы в странах ЕС: даже Греция после победы«Сиризы» не будет выходить ни из ЕС, ни из еврозоны, а просто будет торговаться, используя ситуацию.

 Какую выгоду получат США, втянув Россию в военный конфликт?

«Нас хотят вернуть в 1990-е, только в более жестком варианте — с распадом страны, лишением ядерного оружия, полным контролем над территорией и т.д.»

 Возможность задействовать для ослабления России все возможные инструменты: от санкций до военного вторжения, и соответственно, либо ослабить, либо уничтожить нашу страну. Все эти инструменты также используются для разжигания внутренней смуты, «майдана» по технологиям цветных революций. Это самый дешевый и наиболее эффективный метод смены элит и решения геополитических задач. Нас хотят вернуть в 1990-е, только в более жестком варианте с распадом страны, лишением ядерного оружия, полным контролем над территорией и т. д.

 Если проанализировать некоторые поступки и заявления Александра Лукашенко за последние годы, порой складывается впечатление, что власти Белоруссии медленно, но все же сворачивают на путь Украины, заигрывая с идеями национализма. Что вы можете сказать по этому поводу?

«Элиты просто испугались, что Белоруссия станет частью России и стали осторожно подогревать национализм — в том виде, конечно, в каком он им не мог угрожать реально»

 Я с этим утверждением согласен. Белоруссия начинала свой путь по украинскому сценарию еще в 1990-е, но с приходом к власти Лукашенко произошло замораживание советской модели  и в экономике, и в идеологии (в некоторой степени это касается и Приднестровской молдавской республики). Это видно даже на уровне символов: советский флаг, герб, риторика. Но постепенно Белоруссия стала дрейфовать в сторону Запада. Думаю, причиной (как ни странно это будет звучать) стали успехи интеграции. Элиты просто испугались, что Белоруссия станет частью России и стали осторожно подогревать национализм  в том виде, конечно, в каком он им не мог угрожать реально. Ведь если бы интеграция шла быстрыми темпами, то рано или поздно встал бы вопрос  а зачем вообще существует отдельное белорусское государство? Какой у него смысл? Единственное, что может придать смысл существованию Белоруссии отдельно от России это национализм, утверждающий, что белорусы  это не русские, что по-настоящему родной язык  это тарашкевица и т. д. В конечном итоге это привело к тому, что, например, установили памятник битве при Орше, где литовско-польское войско нанесло поражение отрядам Москвы. Начала меняться историческая и лингвистическая политика. Суворов больше не герой для белорусов, он как минимум  чужой, как максимум  враг. Пошли разговоры о «литвинстве» и т. д.Даже на уровне символов началась война: слово «Белоруссия» теперь вызывает у чиновников, как и у радикальных белорусских националистов, яростный протест. Они с пеной у рта твердят исключительно о «Беларуси». Лет через пять-десять корень «рус» исчезнет вообще и окажется, что Белоруссия  это органичная часть «литвинской цивилизации». Корни следует искать, как и в украинском случае  в советском прошлом, когда создавали белорусскую нацию и ее героев. Именно в советское время из единой и неделимой России создали ряд национальных республик, в т. ч. УССР и БССР, нарезали им территории, считающиеся сейчас «этническими» и «национальными», создали и кодифицировали из диалектов национальные языки, причем для этого потребовалась работа целых институтов, создали национальные интеллигенции  тех самых поводырей-мечтателей. Людям насильно привили новые идентичности, и эти идентичности уже были антирусскими, отрицающими общерусское единство, но скрепленными в одном советском государстве коммунистической идеологией. Вместо одного народа у нас возникло сразу три, в советское время  братских, после крушения СССР  враждебных.

 Кстати, мне тут пришло в голову, что русофобия  тот самый фундамент, объединяющий различные национальные идеи на постсоветском пространстве. Это так?

 Верно, вопрос прямо в яблочко. В советское время главной угрозой советскому строю считался именно русский вопрос, русское национальное сознание. И национальная политика большевиков была направлена именно на подавление русского национального сознания, на его максимальное ослабление. Основным инструментом для этого было создание наций из всех недовольных  как из представителей элит объективно самостоятельных этносов (например, армян), так и из идеологических маргиналов на окраинах. Андреас Капеллер называл СССР «страной позитивной дискриминации». Но позитивной она была для всех, кроме русских.

И идеологию, пусть и в советском варианте, также строили на этой самой дискриминации. Культ Шевченко на Украине развился до фантастических масштабов именно в советское время: Шевченко подавался под социальным соусом  поэт-демократ, борец с царизмом и крепостным правом и т. д. И, конечно же, с великорусским шовинизмом.

«Страшным было то, что элиты, предавшие страну ради легализации своих теневых капиталов, были активно поддержаны гражданами СССР, купившимися на ряд обманок — от всеобщего изобилия до построения националистических парадизиков в масштабах республик»

То же касается «белорусских героев», например, Кастуся Калиновского. Культ этого польского повстанца был сформирован в Белоруссии в советский период. Поляк, мечтавший о возрождении Речи Посполитой и переводе алфавита на латиницу, теперь образцовый белорус.

Оба культа вполне закономерно перекочевали в нашу постсоветскую действительность. Но социальная демагогия ушла с коммунизмом, а русофобская сущность осталась и продолжает работать на разрушение общерусского единства. И герои подбираются все новые и новые: на Украине это теперь Бандера с Шухевичем, в советское время невозможные, в Белоруссии более мелкие фигуры вроде Михаила Витушко. Следует учитывать тот момент, что в Белоруссии все идёт с задержкой  ввиду некоторой заморозки. Но все эти процессы, трансформации очень быстротечны. Украина была опорой СССР и еще 17 марта 1991 года проголосовала в большинстве своем за сохранение единого советского государства, а уже в декабре того же года те же люди приветствовали распад этой страны.

 Как спасти Русский мир, есть рецепт? Москва знает, что делать?

 Главное  не сдаваться, помнить, кто мы. Ведь все материальные ресурсы можно нарастить, вернуть, отвоевать, накопить, заработать, но никакие материальные ресурсы не спасут, если нет четкой стратегии и целеполагания. У СССР к моменту распада были колоссальные ресурсы, мощнейшая армия. Не таким уж страшным был дефицит на самом деле  от голода, как позже, в 1990-е, никто не умирал. Страшным было то, что элиты, предавшие страну ради легализации своих теневых капиталов и участия в накоплении новых, были активно поддержаны гражданами СССР, купившимися на ряд обманок  от обещания всеобщего изобилия до построения националистических парадизиков в масштабах республик.

«Казалось бы, что опасного для Запада в факте визита президента Сербии на 9 мая в Москву? Сербия — маленькая страна, побежденная Западом более десяти лет назад, там у власти прозападные элиты, но какую ярость это символическое действие вызывает у Запада!»

Нам нужно вырабатывать устойчивость к внутренней смуте, к той части общества, которая неправомерно называет себя «либералами» и считает вправе, будучи меньшинством, навязывать свою параноидальную волю большинству.

Не стоит апеллировать только и исключительно к Москве. Мы все  русский мир, каждый из нас должен внести свой вклад в его сохранение и контрнаступление. Мы все привыкли к тому, что важными являются лишь экономические или геополитические факторы, но значительными оказываются и смыслы, и символы. Казалось бы, что опасного для Запада в факте визита президента Сербии на 9 мая в Москву? Сербия  маленькая страна, побежденная Западом более десяти лет назад, там у власти прозападные элиты, но какую ярость это символическое действие вызывает у Запада!

Нельзя сдаваться, нужно создавать и внедрять в жизнь идеологию общерусского единства, воспитывать молодёжь, создавать кадры  для будущих противостояний. Для этого потребуются усилия в сфере образования (полный цикл), в СМИ. Мы должны, наконец, четко определить, что мы есть в истории, и какая история у нас была. Ведь национальной школы историков у нас все еще нет.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.