Недавно в Симферополе российские учёные и чиновники договорились создать большой обобщающий труд по истории Крыма. Его возвращение на Родину вызвало в российском обществе небывалый интерес к прошлому полуострова, однако оказалось, что единого источника, благодаря которому любой желающий мог бы узнать нужную для себя информацию, просто нет. В ближайшие несколько лет этот пробел обещают исправить. Разобраться в деталях и понять, зачем нам всё это нужно, поможет историк и политолог, директор Центрального музея Тавриды, председатель Совета Крымского отделения Российского исторического общества Андрей МАЛЬГИН.

***

– Андрей Витальевич, почему именно сейчас встал вопрос о создании нового обобщающего труда по истории Крыма и насколько он актуален, учитывая обстановку, в которой мы все живём?

Если вы захотите найти книгу, в которой была бы достаточно последовательно и объёмно, в академическом ключе, изложена история полуострова, то вы её не найдёте, потому что её не существует

– Крымская весна, референдум, воссоединение Крыма с Россией вызвали большой интерес к Крыму. Многие хотят лучше узнать и понять прошлое полуострова. Тем более сейчас, когда роль Крыма в истории нашей страны – почти сакральная. Но если вы захотите найти книгу, в которой была бы достаточно последовательно и объёмно, в академическом ключе, изложена история полуострова, то вы её не найдёте, потому что её не существует. Есть различные краткие изложения, описания отдельных периодов крымской истории, но единого фундаментального источника нет. В последний раз большой труд по истории Крыма был подготовлен в пятидесятые годы прошлого века советским краеведом Павлом Наумовичем Надинским. По ряду объективных причин сегодня пользоваться этой работой уже невозможно. Скажу, что задача создания подобного труда неоднократно ставилась перед нашими учёными самой жизнью, но разные обстоятельства всякий раз мешали решить эту задачу. Например, вопрос создания обобщающего труда по истории Крыма обсуждался в 2013 году с подачи тогдашнего премьер-министра республики Анатолия Могилёва. Он спросил, где ему можно прочитать обобщающую книгу по истории полуострова. Оказалось, что нигде. Тогда же и возникла идея собрать авторский коллектив из крымских учёных и написать большую историю Крыма. Было получено добро на выделение бюджетных средств, создан коллектив, но политические перипетии внесли коррективы в эти планы. Полуостров вернулся в Россию, крымское правительство сменилось, и теперь этот вопрос обсуждается на ином уровне. Какие-то аспекты отошли на второй план, какие-то стали более актуальными.

– Какие?

– Новый общественный запрос исходит от российского читателя, соответственно, его интересует больше проблем, связанных с историей Крыма как части истории России, с историей полуострова в аспекте его взаимодействия с общероссийской историей. Понятно, что ещё год назад эти аспекты не были столь важными для нас. В тот момент это была больше внутрикрымская история, мы планировали сделать упор больше на взаимоотношения этносов друг с другом. 

К решению этой задачи подключились с одной стороны – Институт российской истории Российской академии наук, а с другой – Крымское отделение Российского исторического общества

– Как эта задача – создание фундаментального обобщающего труда по истории Крыма – будет решаться?

– Президент Путин неоднократно говорил о необходимости создания подобной академической работы, объективно представляющей историю Крыма. К решению этой задачи подключились с одной стороны – Институт российской истории Российской академии наук, а с другой – Крымское отделение Российского исторического общества, которое было создано в июне минувшего года.

Это встречный процесс, инициатива исходила от обеих сторон. Договорились о том, что работа будет создаваться большим коллективом авторов, сформированным на паритетных началах, чтобы крымчане были представлены не меньше, чем ученые с материка. С одной стороны есть определённые академические стандарты, определённая школа, с другой – фактура, наши специалисты всё-таки на протяжении последних двадцати трёх лет в основном занимались местными исследованиями. Накоплен достаточно большой материал. Если говорить о развитии исторических знаний в Крыму, то в последние годы были открыты многие архивы, появилось очень много хороших исследований. Я думаю, что за девяностые и двухтысячные вышло не меньше литературы по истории полуострова, чем за всё предшествующее время. Теперь весь этот разрозненный материал нужно собрать и представить российскому читателю в качестве удобоваримого единого продукта.

Первого декабря в Симферополе прошёл круглый стол, в котором принимали участие спикер Госдумы, председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин, академик РАН, директор Института Российской истории Юрий Петров, академик РАН Анатолий Деревянко, проректор МГУ Сергей Шахрай и другие специалисты. На этой встрече была достигнута главная договорённость – пишем вместе. Институт российской истории подал грант в Российский гуманитарный научный фонд, вместе с московскими коллегами его заявили четыре крымских редактора этого тома: известные историки Александр Герцен, Вадим Майко, Олег Романько и Вячеслав Зарубин. Крымское отделение российского исторического общества будет координировать эту работу.

– Установлены ли какие-то сроки?

– Здесь нужно понимать, что и сейчас появляется множество работ о Крыме, например, недавно был выпущен сборник статей «История Крыма» под редакцией министра культуры РФ Владимира Мединского. Принцип подготовки нашего труда несколько иной, здесь спешка неуместна, это не научно-популярный, а академический труд, который должен подводить итоги. Быстро такие труды не пишутся, но и медленно никто не собирается этого делать. Грант предусматривает трёхлетний период работы над изданием.

Сейчас много разговоров, чей Крым: русский, украинский, татарский? Мы будем исходить из того, что Крым принадлежит всему многонациональному сообществу полуострова

– Академический подход предполагает непредвзятое, политически не ангажированное изложение, на что вы уже обратили внимание, но, с другой точки зрения, история, как дисциплина, субъективна в принципе…

– Смотря что мы понимаем под объективностью? Безусловно, это будет российский труд, он будет отражать определённую точку зрения, описывать аспекты, интересные россиянам, а не кому-то другому. Тем не менее, мы постараемся уйти от политической и идеологической конъюнктуры и представить разные точки зрения, для этого и существуют научные методики. Несмотря на то, что наш труд ориентирован на российское общество, мы должны сделать всё, чтобы он с интересом читался и за рубежом. Когда мы берём иностранную литературу, сразу понятно, где она грешит против истины, а где нет. Наша задача – сделать такое издание, которое  имело бы высокий международный авторитет, хотя ещё раз повторю, мы будем писать о том, что волнует наших людей. Сейчас много разговоров, чей Крым: русский, украинский, татарский? Мы будем исходить из того, что Крым принадлежит всему многонациональному сообществу полуострова. Не надо спорить, он в равной степени принадлежит всем. Такой подход, мне кажется, позволит более гармонично описать историю полуострова.

– Не считая нынешних событий, какие ещё сложные исторические «перекрёстки» вы можете отметить в крымской истории?

– Есть целый ряд проблем, которые можно определять как болевые точки крымской истории. Скажем, присоединение Крыма к России во времена Екатерины – российская общественность воспринимает этот период по-своему, а крымскотатарская – по-своему. Мы должны описать все точки зрения – не так, как это иногда делается в западной науке… Возьмите, к примеру, книгу американского историка А. Фишера «Русская аннексия Крыма 1772 – 1783», название которой говорит само за себя.

Другая болевая точка – история Второй мировой войны, коллаборационизм. Она очень остра, на неё существует масса точек зрения. Главное, чтобы мы показывали их все. Это хороший тон в академических исследованиях, думаю, что он в полной мере будет присутствовать и в нашей работе.

Одной из задач нашего труда является попытка объяснить эту сущность Крыма, почему это происходит, объяснить его значение для такого огромного государства, как Россия: почему для неё так важен этот маленький клочок территории, почему за него всегда велась

– Сегодня вокруг Крыма опять не шутку разыгрались политические баталии, история в руках сильных мира сего становится оружием, которое используется в конкретных целях. Вы согласны с этим мнением?

– Крым – это такая точка на карте, своеобразный хаб, где всегда, с древнейших времен, сталкивались разные интересы. Это зона, куда попадали совершенно разные народы, двигавшиеся в разных направлениях, тут сталкивались интересы различных государств, империй и цивилизаций. Такое пограничье – судьба Крыма, которая крайне важна не только для самого полуострова, но и для тех территорий, которые расположены рядом. Одной из задач нашего труда является попытка объяснить эту сущность Крыма, почему это происходит, объяснить его значение для такого огромного государства, как Россия: почему для неё так важен этот маленький клочок территории, почему за него всегда велась такая борьба? Таких земель, где сходятся столь разнонаправленные лучи, немного в мировой истории. А так происходило всегда, вспомним период Крымской войны, когда интересы России и Европы столкнулись именно у нас на полуострове. Во время Второй мировой войны судьба мира тоже решалась именно в Крыму. Ничего удивительного, что и сегодня полуостров оказался в эпицентре мировой истории. Было бы странно, если бы этого не случилось. Очень важно, что называется,  разложить этот процесс по полочкам, сделать так, чтобы этот узел расплетался, а не рубился. Такие территории, как Крым, долго являясь объектом соперничества различных сил, в один прекрасный момент становятся местом диалога, как, например, это было с Эльзасом – спорной территорией между Германией и Францией после Второй мировой войны. Как будет с Крымом, я не знаю, но если правильно подойти к данному вопросу, можно достичь консенсуса. Пока люди, участвующие в процессе, к этому не готовы, но пройдёт какое-то время, и все может измениться. Неуклонная историческая динамика как раз свидетельствует об этом. Ещё одна задача нашего труда – понять и объяснить логику этой динамики.

Крым – это как раз такая точка, где многие вещи становятся более явными. В значительной степени Крым – это Россия в миниатюре. Размышления об истории Крыма способны продвигать нас в направлении продуктивного диалога с тем же Западом

– Есть мнение, что в последние десятилетия в мире доминирует западноцентричный взгляд на историю, насколько вероятно, что Россия выровняет этот дисбаланс?

– Если говорить об общемировых тенденциях, то мне нравится высказывание человека, которого одни называют политиком, а другие – террористом. Речь об активном деятеле мексиканского революционного движения Субкоманданте Маркосе, который на вопрос о целях своей борьбы ответил: «Наша цель – сделать мир более круглым». Это общая цель – вовлечение в исторический процесс всё большего количества стран и народов, которые ранее находились за пределами истории в том смысле, в котором её понимают те, кто думают как вершители чьих-то судеб. До этого историей занимался узкий круг западных стран, они так или иначе диктовали миру, как действовать. Сегодня мы видим другие тенденции, появляется Китай, играющий наравне с Западом, не отстает Индия, набирает мощь БРИКС – страны, которые тоже хотят участвовать в мировом разделении исторического процесса. Россия, которую распад СССР отбросил от участия в большой истории, тоже возвращается. И это правильно, именно в результате таких процессов мир становится круглым, а не каким-то иным. Другое дело, что просто стучать кулаком по столу и говорить, что с нами должны считаться, мало. Чтобы по-настоящему считались, нужно культурно и технологически соответствовать. Считаться будут с тем, с кем можно будет говорить на одном языке, с тем, кто так же силён. Исторические исследования тоже входят в такой комплекс, это осмысление места страны в мировой историю. Я снова повторю, что Крым – это как раз такая точка, где многие вещи становятся более явными. В значительной степени Крым – это Россия в миниатюре. Размышления об истории Крыма способны продвигать нас в направлении продуктивного диалога с тем же Западом. Мы должны предлагать своё видение процесса, своё видение проблем, мы имеем на это право.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.