Исторический поворот в судьбе Крыма произвел немало самых разных подвижек в местах и головах весьма далёких от полуострова, вернувшегося в Россию.  В Прибалтике, к примеру, зазвучали пуще прежнего алармистские голоса: караул, нам снова угрожает агрессивная Россия! Есть в этом стремлении избежать несуществующей угрозы и плотнее прижаться к новому хозяину нечто неизбывно провинциальное. И не случайно.

***

«Задворки Европы. Почему умирает Прибалтика» – так называется книга российского политолога, журналиста-международника Александра Носовича. Книга, написанная в яркой эмоциональной манере, изобилующая многочисленным фактическим материалом, не осталась незамеченной в самих странах Балтии. Хотя в Литве, Латвии и Эстонии, постсоветское развитие которых традиционно преподносилось как success story, конечно, не хотят мириться с ролью «задворок Европы», но издание вышло столь популярным, что автору пришлось срочно готовить к печати, по сути, новый том, существенно расширив, дополнив и отредактировав первую книгу. Вот-вот будет опубликована книга «История упадка». Почему же автор столь категоричен в своих оценках ситуации в Прибалтике? Об этом корреспондент «Зеркала Крыма» побеседовал с Александром НОСОВИЧЕМ

– Александр, в своих книгах Вы называете страны Балтии задворками Европы, глухой провинцией и прочими подчас весьма резкими словами. Если это так, то скажите, зачем Вы принялись писать книги о «глухой провинции, в которой ничего не происходит», когда мы все переживали «минуты роковые»? Понимаете, о чем я: Крым, санкции, сбитый Боинг, война на востоке Украины…

– Именно поэтому и принялся. С чего начались все перечисленные Вами роковые события, где была их отправная точка? Это Вильнюсский саммит и связанная с ним тема «европейского выбора» Украины, с этого всё началось. У меня так сложилось, что я работаю на стыке двух регионов, занимаюсь и прибалтийскими странами, и Украиной. И глядя на то, как именно Украина последний год-полтора движется, так сказать, «в Европу», я, а за мной и многие другие люди, которые живут в Латвии, в Литве, в Эстонии стали замечать аналогии между тем, что происходит на Украине, и тем, что происходило в их странах. По очень многим проявлениям видно, что Украина, от ситуации в которой сейчас мы во многом зависим, идёт именно по «балтийскому пути» четвертьвековой давности. Разумеется, в свойственной ей манере, гиперболизируя и пародируя этот путь. Допустим, если в Литве памятники Ленину централизованно снимали по всей стране и аккуратно складировали в парке под Вильнюсом, то по всей Украине их сейчас валят спьяну и с гиканьем. Но все равно это «балтийский путь». Поэтому я задался целью написать, что он из себя представляет, и что ожидает страны, которые по нему пойдут. Речь в первую очередь о странах «Восточного партнерства». 

– Что же плохого их ожидает? В странах Балтии самые большие зарплаты, самый высокий уровень жизни среди всех бывших советских республик. Неужели Украина или Молдавия, или Грузия и Армения откажутся жить, как Литва или Латвия? Может, Вы просто обижаетесь, что эти страны не хотят жить так, как живет Россия, в которой уровень жизни, кстати, ниже, чем в Прибалтике?

Пойдя по «балтийскому пути», Украина или Молдавия, Грузия или Армения никогда не будут жить, как Латвия или Литва. Потому что самим латышам и литовцам обещали, что пойдя по этому пути, они будут жить как шведы, датчане, финны

– Во-первых, Ваша информация устарела. Из трех балтийских государств подушевой ВВП Латвии давно ниже, чем в России, с Литовской республикой Россия находится на одном уровне, и лишь в Эстонии уровень жизни превышает российский. Почему — разговор отдельный. Во-вторых, и это главное, пойдя по «балтийскому пути», Украина или Молдавия, Грузия или Армения никогда не будут жить, как Латвия или Литва. Потому что самим латышам и литовцам обещали, что пойдя по этому пути, они будут жить как шведы, датчане, финны. Это краеугольный камень прибалтийской мифологии: святая вера в то, что если бы не «50 лет советской оккупации», то Латвия, Литва и Эстония жили бы сейчас как Швеция, Дания и Финляндия. Ну, что же: у них было четверть века на то, чтобы преодолеть то, что они называют «последствия оккупации», и приблизиться по уровню жизни к Скандинавии. В итоге они всё разрушили, что было у них хорошего в прошлом, нового ничего взамен не создали, только сильнее отстали в развитии от Северной и Западной Европы. И живут теперь даже хуже, чем жили в Советском Союзе. Страны, которые считают Прибалтику образцом успешного развития, пройдут тот же путь: все, что создавалось десятилетиями и даже столетиями, они уничтожат, ничего нового взамен не создадут, никого не догонят и не перегонят, а будут лишь жить еще хуже, чем жили раньше. Впрочем, СМИ наверняка сообщат им об обратном. 

– С чего Вы взяли, что в Советском Союзе прибалтийские республики жили лучше?

– Давайте придерживаться объективных свидетельств. В 1990 году, когда СССР еще не признал независимости и стремления к выходу из своего состава балтийских республик, но большинству уже было понятно, что сепаратизм там не победить, Институт мировой экономики и международных отношений РАН подсчитал их ВВП на душу населения в качестве независимых государств. Латвийская ССР по этому показателю оказалась на 40 месте в мире. А теперь откройте последнюю статистику МВФ: по ВВП на душу населения Латвия находится на 51 месте в мире. Было 40, стало 51. Вот Вам четверть века без «советской оккупации». Успех? Или другой пример: после Второй мировой в Литовской ССР прирост населения составил почти 1 миллион человек, а за четверть века независимости – минус 600 тысяч! Люди голосуют ногами! Люди уезжают из страны, понимая, что в ее нынешнем виде у Литвы нет будущего. И это касается не одной только Литвы. В Эстонии население при сохранении нынешних демографических тенденций к середине 21-го века сократится до 450 тысяч человек – это научно обоснованный прогноз. Живых носителей эстонского языка уже осталось менее миллиона человек. Возьмем Латвию – местные демографы подсчитали, что при сохранении такой же сложной демографической ситуации к 2100 году в Латвии может остаться не более 300 тысяч человек. Профессор Илмар Межс отчаянно взывает к властям – вот наша главная беда, депопуляция, мы умираем! Но он слышит в ответ – всё хорошо, прекрасная маркиза! Бывший премьер Домбровскис даже выпустил книжку о Латвии «История успеха». У него лично, кстати, все сложилось – он получил хороший пост в Еврокомиссии, настоящий успех. А судьбе остальных, тех, кто остался в стране, я не завидую.

– Пусть они стали беднее, но зато не променяли свободу на колбасу, стали независимы… 

Вы практически дословно повторили ключевой лозунг движения за независимость Латвии в конце 80-х годов: «В лаптях, но свободные». Настолько характерный лозунг, что я его выбрал эпиграфом к книжке. 

«Свободные, демократические страны», устремившись к свету демократии, первым делом запретили трети населения участвовать в выборах? В 90-е годы даже появилось новое слово: «неграждане» – те жители Латвии и Эстонии, которые были лишены гражданства

– Вот именно. Даже если беднее, даже если сперва были трудности, как у всех в начале 90-х годов, то все равно получились пусть не богатые, но свободные, демократические страны! 

– А Вы в курсе, что «свободные, демократические страны», устремившись к свету демократии, первым делом запретили трети населения участвовать в выборах? В 90-е годы даже появилось новое слово: «неграждане» – те жители Латвии и Эстонии, которые были лишены гражданства и всех политических (и даже социально-экономических) прав. Да, там были созданы парламентская демократия, политическая конкуренция, свобода слова… Но только для оставшихся двух третей населения, для «белых». Впрочем, свобода слова — это как посмотреть. Помните прошлогодний скандал вокруг телеканала «Дождь»? Так вот за несколько месяцев до него, тоже из-за спора на историческую тему, в Литве моментально взяли и без всяких разговоров отключили ПБК — главный русскоязычный канал Прибалтики. За попытки спорить с официальной точкой зрения на исторические вопросы Вы там запросто можете оказаться в тюрьме. Я не преувеличиваю: в Латвии и Литве приняты законы о запрете отрицания «преступлений оккупационных режимов». Попробуйте, скажите в Литве во всеуслышание то, что там и так все знают: в толпу у Вильнюсской телебашни 13 января 1991 года стреляли не советские омоновцы, а снайперы с крыш — Вас посадят в тюрьму. Один политик, бывший вице-мэр Вильнюса Палецкис так сказал. Он стал изгоем. Можете показывать фотографии, предъявлять свидетелей, цитировать законы физики, учебники баллистики и криминалистики — Вас посадят в тюрьму. Такой у них теперь закон. И ладно если бы свои неказистые управленческие практики, во многом заимствованные из советских времен, они оставляли лишь для себя – нет, Прибалтика является активным «экспортером демократии». О специфике этой «демократии» наглядно говорит пример Саакашвили – страны Балтии объявляли себя чуть ли не «учителями» для грузинского лидера. Теперь его ищет полиция по целому ряду громких уголовных дел. Но прибалтийские учителя делают вид, что все нормально, так, мол, и надо. 

А у России была не трудная история в XX веке? Или у Германии? Но я что-то не слышал, что Россия или Германия ищут оправдания своим действиям, прикрываясь тяжелой историей

– Их можно понять. У этих стран тяжелая история, да и советская власть небезгрешна.

– А у России была не трудная история в XX веке? Или у Германии? Но я что-то не слышал, что Россия или Германия ищут оправдания своим действиям, прикрываясь тяжелой историей. Может, в России предусмотрен уголовный срок для тех, кто, например, критикует расстрел Белого дома осенью 1993 года? Такого я тоже не слышал.

– Россию никто не оккупировал по пакту Молотова-Риббентропа…

А Прибалтику по пакту Молотова-Риббентропа кто-то оккупировал? Все три тогдашних прибалтийских диктатора (двое из которых в свое время были агентами НКВД и получали деньги из советского посольства) заключили договоры о взаимопомощи со Сталиным, включавшие пункт о защите их территории с помощью контингента советских войск. Эта была сознательная взаимовыгодная сделка: Сталин за то, чтобы отодвинуть на запад линию советской границы накануне войны с Германией, заплатил, и заплатил очень хорошо. За ввод в Литву советских войск он отобрал у Польши и передал Литве Виленский край – именно так в конечном счете сбылась государствообразующая мечта литовского народа: вернуть себе отнятый Польшей Вильнюс, древнюю столицу Великого княжества Литовского.

– Почему же советские войска не ушли из Прибалтики после того, как разгромили нацистскую Германию, и отодвигать границу на запад было больше не нужно?

И в итоге эти страны примкнули к победителю — Советам. Предпочли развиваться как часть советского проекта. Когда советский проект себя исчерпал, они опять примкнули к победителю — Западу, и стали говорить о «советской оккупации», «50 проклятых годах»

Потому что в самой Прибалтике победили просоветские силы. Внутри Второй мировой войны в Литве, Латвии и Эстонии происходила гражданская война. И в итоге эти страны примкнули к победителю — Советам. Предпочли развиваться как часть советского проекта. Когда советский проект себя исчерпал, они опять примкнули к победителю — Западу, и стали говорить о «советской оккупации», «50 проклятых годах» и тому подобном. Хотя посмотрите на список фактических правителей советских Литвы, Латвии и Эстонии — первых секретарей ЦК республиканских компартий. Вы не увидите там русских фамилий. Литву возглавляли только литовцы, Эстонию — только эстонцы. Этнические латыши составляли 65% работников горкомов и райкомов компартии Латвии, 83% министров и председателей госкомитетов. После распада СССР все эти люди остались у власти, и они же провозгласили доктрину «советской оккупации». Кафка, абсурд. 

– Как же они сами это объясняют? 

Выражаясь словами президента Литвы Дали Грибаускайте (научного секретаря Вильнюсской школы КПСС, подозревающейся сейчас в работе на КГБ), они «вели свою маленькую войну». То есть сотрудничали с «оккупационными властями», потому что другого способа помочь родине не было. Предельно циничная ложь. Они не сотрудничали, они сами были этой «оккупационной властью», и от Москвы тогда зависели едва ли не меньше, чем от Брюсселя и Вашингтона — сейчас. Правили своими республиками в рамках советских партийно-государственных институтов и имели возможность самостоятельно принимать важнейшие стратегические решения.

Вы знаете, что в Литве во много раз меньше русскоязычного населения, чем в Латвии и Эстонии? Никогда не задумывались, почему? В самой Литве Вам могут рассказать байку, что русские иммигранты боялись к ним ехать, потому что опасались националистического подполья — так называемых «лесных братьев». На самом деле ключевую роль здесь сыграло постановление Совета Министров Литовской ССР 1956 года «О развитии малых городов республики», которое значительно ограничивало там объемы строительства объектов союзного значения. Оно было принято специально для того, чтобы не допустить притока в республику трудовых мигрантов и сохранить абсолютное доминирование литовцев в структуре населения. Если руководство Литовской ССР могло принимать настолько важные решения, то какая же это оккупация?

Другой пример, у котором пишет латвийский журналист Николай Кабанов в своей основанной на архивных материалах книге «Секреты Советской Латвии» – в 1985 году Москва планировала использовать Рижский НИИ радиоизотопного приборостроения для противодействия американской программе «Звездных войн». Предлагалось реализовать программу «Цифра-Штиль», для лабораторно-производственного комплекса и жилых домов представители союзного ВПК попросили 35 тысяч квадратных метров площадей. Вы знаете, какое письмо ушло из Риги в Москву? «В Риге промышленное строительство запрещено». И все! Никто и не вздумал в Москве настаивать! Это называется «оккупация»? И посмотрите, что происходит сейчас – американские «Абрамсы», натовские тренировочные базы и центры пропаганды и кибер-шпионажа, секретные тюрьмы ЦРУ…

– Хорошо, что делать России с этими тремя странами?

– Трудный вопрос. К сожалению, я не могу придумать ничего лучше того решения, к которому пришла российская дипломатия по итогам двух с лишним десятилетий общения с Литвой, Латвией и Эстонией. А именно — игнорировать их.

Конечно, оптимальным решением и для нас, и для них было бы прагматичное взаимовыгодное сотрудничество на экономической основе, но…

Это тихий ужас, ночной кошмар: иметь хорошие отношения с Россией. Ведь за сытость и процветание за счет хороших отношений с Россией придется отказываться от своей фирменной русофобии. Не закрывать русские школы, дать всем «негражданам» гражданство

Для них это было бы выгодно в первую очередь, потому что Россия отказа от сотрудничества со странами Балтии после строительства собственных торговых портов на Балтике даже не заметит. А вот страны Балтии от задействования потенциала экономической кооперации с огромным рынком соседней России могли бы иметь огромную же пользу. Финляндия в свое время этот потенциал задействовала — превратилась из такой же, как Прибалтика, глухой национальной окраины бывшей Российской империи в успешную европейскую страну. Но для прибалтов, которые, к слову, мечтают жить, как финны, «финляндизация» – это ругательное слово. Это тихий ужас, ночной кошмар: иметь хорошие отношения с Россией. Ведь за сытость и процветание за счет хороших отношений с Россией придется отказываться от своей фирменной русофобии. Не закрывать русские школы, дать всем «негражданам» гражданство, не называть Россию «империей зла» и «террористическим государством», не осквернять русские и советские памятники павшим воинам.

На всё это элиты Литвы, Латвии и Эстонии, как выясняется, не способны. Не потому что не могут. А потому что не хотят – они же на русофобии зарабатывают, это их главная доходная статья. Увы, но политические системы в странах Балтии мутировали столь сильно, что русофобия стала их сердцевиной, их смыслообразующим стержнем. Это имеет не только идеологическое значение для подкрепления слабенькой легитимности местных властных кругов, но и вполне инструментальное – зачем, мол, нам что-то строить и развивать, если мы на передовой в «войне с восточным агрессором», и нам положен дополнительный «паек» только за то, что мы, такие маленькие и отважные, так горячо и бесстрашно сражаемся с этим ужасным черным агрессором с Востока? Русофобия это их образ мысли, образ жизни, если хотите. Завтра вместо Грибаускайте придет Дрибаускене – и ничего не поменяется. Патология приобрела характер необратимый.

Патологическое лицемерие балтийских деятелей — это и есть фундамент национально-государственного строительства новых Литвы, Латвии и Эстонии. И мы видим, что по тем же лекалам формируется фундамент и новой украинской власти. Впрочем, чего удивляться – прибалты ведь были одними из самых усердных «наставников» яценюков и порошенок. Вот и лепят, так сказать, по образу и подобию. Это как в фильмах ужасов: тот, кого укусил вампир, сам становится вампиром. 

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.