Известный активист и журналист, один из лидеров георгиевского протеста в Харькове Константин Долгов, который 8 мая был отпущен под залог из тюрьмы, рискуя жизнью, сбежал из родного города. И нашел пристанище в Крыму. В интервью «Зеркалу Крыма» он рассказал о чудовищных репрессиях, которые хунта развернула в стране, о правовом нигилизме Украины, о червях в каше, которой кормят подследственных в харьковском СИЗО и об издевательствах над теми, кто не согласен с новым украинским режимом. И заверил, что референдуму в Харькове быть. 

– Константин, некоторые украинские СМИ пишут, что якобы вы, а также ряд других активистов, которые вышли под залог, заключили сделку с украинским правосудием и вас отпустили в обмен на отказ от проведения референдума в Харькове….

– Это полный бред. Украинским СМИ диктуют позицию их собственники – украинские олигархи, спонсоры евромайдана. Я со всей ответственностью заявляю, что в Харькове референдум будет проведен. Харьковчане сделают свой выбор. Вообще, по поводу украинских каналов был забавный эпизод. Расскажу. В камере, где я содержался, некоторое время был телевизор: мы получали информацию только посредством просмотра украинских каналов. На одном из них, в программе «Факты», в первый день показывают сюжет, комментируя, мол, украинские силовики практически полностью очистили Славянск от сепаратистов, остались лишь небольшие очаги сопротивления в центре города, в административных зданиях.

А буквально на следующий день журналисты этого же телеканала, этой же программы, врут, что называется, на голубом глазу. Как? Без всяких «напомним» начинается новый сюжет. Ну, мол, продолжаются бои на окраине города, уничтожено 10 блокпостов сепаратистов. То есть, вчера еще Славянск был освобожден от сепаратистов, а тут вдруг бои на окраине города?! И, наконец, на третий день в информационном сообщении того же телеканала, «по имеющейся от украинских силовиков информации», сепаратисты планируют перейти в контрнаступление. Вот что можно сказать об украинских СМИ?..

– Каковы сейчас настроения в Харькове? 

– Мне удалось удаленно пообщаться с ребятами. Харьковчане очень подавлены. У нас тоже ведь были жертвы. Не будем сейчас о том, где их было больше, где меньше – того, что случилось в Одессе, по-моему, не было нигде в ХXI веке, но идет геноцид населения. Хунта объявила войну собственному народу. Харьковчане боятся. Все лидеры мало-мальски активных протестных групп находятся либо за решеткой, либо убиты, либо вынуждены находиться за пределами города, потому что их жизни и здоровью угрожает опасность. Меня обещали повесить, обещали вывезти в лес и отрезать  голову. Да чего уж там! Многие оппоненты (назовем их так) радовались, что меня опустили под залог. Говорили, мол, пришло время отправлять тебе на тот свет.

Но как бы ни сложилась судьба каждого из нас, из тех ребят, которые находятся сейчас в СИЗО, да и моя личная судьба, – я уверен, что харьковчане не сдадутся. После новостей о результатах референдума в Донецке и Луганске пришло и воодушевление. Донбасс проголосовал за свое будущее. Я уверен, что и Харьков поступит также.

– Почему, нарушив условия освобождения, вы приехали в Крым?

«Я не признаю украинское правосудие и человеконенавистнический проект “Украина”»

– Никакой игры по правилам на Украине быть не может. Там идет война. Против нас, безоружных людей, которые виноваты перед этой властью только в том, что не признают ее легитимной. Я был отпущен под залог, но с условием явиться в суд. По ходатайству, которое было выдвинуто следствием, меня должны были направить в какой-нибудь другой город Украины, например, в Киев или Львов. Как там относятся к противникам хунты, известно. Вот мы и решили не ждать у моря погоды. Не ждать, пока те, кто обещал повесить меня с Олегом Царевым на одном суку, претворят свои угрозы в жизнь.

И приехали в Крым, несмотря на то, что, согласно решению суда, мне запрещено покидать территорию Харькова. Я не признаю украинское правосудие и человеконенавистнический проект «Украина». Мы покинули Харьков, чтобы оказаться на той территории, где людям, умеющим смело заявить о своей гражданской позиции, слава Богу, ничего не угрожает. Я благодарен руководству Крыма за оказанную помощь и поддержку, лично Сергею Валерьевичу Аксенову. И Олегу Цареву, моему единомышленнику, который внес залог за мой выход из СИЗО, тоже благодарен.

– Не боитесь, что вас «выдадут» Украине?  

– Из Крыма выдачи нет. Русские своих не бросают. Но я вернусь в Харьков. Мы вернемся туда с нашими ребятами-единомышленниками, которые, как и я, сейчас, вынуждены находиться за пределами Харькова. И референдум проведем. Роль политического беженца –  это не то, к чему я стремлюсь и о чем мечтаю. Я давно мог уехать, но харьковчан не брошу. И вернусь с победой.

– Значит, не планируете остаться в Крыму на ПМЖ?

– Мне очень нравится Крым. И многое меня с ним связывает – доводилось здесь жить и работать. Но все-таки я люблю Харьков, люблю харьковчан. Крымчане уже сделали свой выбор. На днях были проведены референдумы в Донецкой и Луганской областях, дончане и луганчане идут по пути, который прошли крымчане. Мне бы очень хотелось, чтобы Харьков стал следующим на этом пути освобождения от власти фашистской хунты, которая пришла к этой самой власти в результате переворота, на крови людей, убивая несогласных или бросая их за решетку. Харьковчане дважды пытались взять власть в свои руки. Но у нас были мирные акции протеста. Вооруженные боевики «Правого сектора» из автоматов расстреливали безоружных антифашистов: двоих наших активистов застрелили в центре города. О чем можно говорить, если безоружным людям противостоят штурмовые отряды, на штыках которых хунта пришла к власти?..

В Киеве очень боятся, что в Харькове народ возьмет власть в свои руки. До сих пор десятки наших товарищей находятся за решеткой. Вот имена лишь некоторых из них: Егор Логвинов, Сергей Юдаев, Спартак Головачев. Виталий Никоненко, который уже 13-й день голодает.

– Кстати, за вашего соратника Алексея Верещагина, который также был арестован, внесли залог, он был освобожденно тут же похищен. Известно, что с ним?

– Да, Алексей Верещагин – это байкер клуба «Ночные волки». Друзья внесли за него залог. Но буквально тут же, у здания СИЗО, некие неизвестные люди заломили нашему активисту руки и увезли в неизвестном направлении. Где сейчас Алексей, мы не знаем. Харьков – это зона боевых действий. И людям, имеющим мнение, отличное от мнения хунты, здесь грозит опасность.

– Вы хорошо помните день, когда вас задержали? Расскажите, как все происходило.

«Мне надели мешок на голову, чтобы не кричал, и поместили в обычную, немилицейскую машину. Меня пытались задушить, едва не сломали кадык»

– Для начала надо вспомнить, что 9 апреля, за десять дней до моего ареста общественная организация «Киберберкут» взломала почту господина Авакова – человека, который называет себе министром МВД самопровозглашенного киевского правительства. Обнаружилась забавная переписка. Некий харьковский журналист, давно работающий с Аваковым, пишет: «Арсен Борисович, вот эта  шваль, которая имеет вес у пророссийских сук и очень умело их организовывает – Костик Долгов, долго еще будет на свободе? Этот вопрос, который не дает покоя всем нам».

Ответ Арсена Авакова: «Я завтра пришлю следственную группу из Киева. Будем жестко «паковать».

И через десять дней, в субботу, накануне Пасхи, среди бела дня, я был задержан в центре Харькова людьми без опознавательных знаков. Не факт даже, что это были сотрудники милиции.

Мне надели мешок на голову, чтобы не кричал, и поместили в обычную, немилицейскую машину. Меня пытались задушить, едва не сломали кадык. Я чудом остался в живых во время этого задержания.

Была мысль, что это боевики «Правого сектора», что жить мне осталось недолго. Меня привезли домой, где уже находились какие-то люди, следователи. Но никто не показывал никаких удостоверений. В моей квартире провели обыск. Без адвоката и фиксации. С непонятными людьми, которые назвали себя понятыми. Все были в масках, с автоматами. Изъяли, в основном, телефоны и флешки.

Но у меня  вопрос к следственному управлению МВД Харькова: если вы инкриминируете уголовные статьи, то почему у меня изъяли флаги РФ? Почему забрали бронежилет, в котором мне приходилось ходить на митинги, которые организовывало наше движение? Какое отношение флаги имеют к якобы поджогу банкоматов и к пистолету царских времен, который кто-то подбросил в мою квартиру? Инкриминируют-то мне уголовные статьи, но понятно, что судят-то за сепаратизм. Они-то нас сепаратистами называют. Понятно, что нас судят за то, что у нас есть своя позиция. В современной Украине всегда найдут, за что посадить тех людей, которые имеют свое мнение.

Фото: <a href="https://www.facebook.com/photo.php?fbid=544680198986023&set=a.151674194953294.30056.100003321445076&type=1&relevant_count=1">facebook.com</a>

–  В каких условиях вы содержались в СИЗО?

– Тюрьма есть тюрьма. Никому не желаю туда попасть. За 20 дней, которые я провел там, у нас даже голодомор был, к счастью, непродолжительный. Нам не выдавали передачи от родных и близких, а та еда, которая предлагалась, не выдерживала никакой  критики.

Это была тухлая килька, сваренная в какой-то земле, а если давали кашу, то вместе с червями огромного размера. Мы голодали. Но я не жалуюсь. Это часть нашей борьбы. Мы знали, на что шли. Несмотря на чудовищные репрессии хунты, борьба в Харькове продолжается.

– Кто сейчас руководит Харьковом?

– Опыт хозяйственной деятельности в крупных областных центрах показывает, что есть отлаженная машина по управлению такими большими городами. И работать она может некоторое время и без первого лица. Геннадий Кернес  очень многое сделал для Харькова. Лично я считаю его одним из лучших мэров Харькова за время независимости. То, что он находится на других политических позициях, не мешает ему приносить пользу Харькову. Наш город – один из самых лучших и комфортных для проживания, самый чистый.

Что будет сейчас? Дело в том, что проект «Украина» доживает свои последние дни и город управляем по инерции. Если в Харькове не будет проведен референдум, если харьковчане не возьмут власть в свои руки, не сделают свой выбор, то, наверное, будет то же самое, что в Киеве. Что именно? Придут люди, которые называют себя поборниками свободы слова и европейских ценностей, бросают «коктейли Молотова» в солдат внутренних войск и беркутовцев, сжигают тех, кто не согласен с их мнением.

Но все же, я убежден, что в Харькове все будет хорошо. Он основан как русский город, там живут русские, русскоязычные люди, русские по духу и мироощущению. И то, что Харьков волею судеб находился в составе УССР, а потом и в составе независимой Украины, я считаю самой большой, трагической ошибкой в истории нашего города. Также хочу напомнить, что Харьков был не только первой столицей Украины, но и столицей Донецко-Криворожской республики.

Верю, что референдум о статусе края состоится и в других восставших городах Юго-Востока. В Одессе, Николаеве и Херсоне тоже все будет хорошо.

UPD. На момент выхода интервью соратник Константина Долгова Алексей Верещагин уже нашелся. Долгов написал на своей странице в “Фейсбуке”, что его держат в здании Харьковского управления СБУ.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.