Майдан и последовавшие за ним события едва не сорвали археологический сезон в Крыму. Туго было и с финансированием, и со сроками. Однако несмотря на это, сезон состоялся, больше того – его можно назвать успешным. Об этом «Зеркалу Крыма» рассказал руководитель знаменитой Мангупской экспедиции, декан исторического факультета Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, доцент, кандидат исторических наук Александр Герцен.

 

– Александр Германович, что вы знаете об интересных находках этого полевого сезона. Возможно, Мангупская экспедиция, которой вы руководите с 1975 года, наткнулась на очередную сенсацию?

– Вообще, у археологов нет несущественных находок. Для них все имеет значение. (Улыбается). В этом полевом году мы возобновили (и предполагаем, что продолжим на протяжении ряда следующих сезонов) изучение уникального памятника – дворца князей Мангупских. Он интересен еще и потому, что именно в нем состоялась первая встреча дипломатических посланцев Великого княжества Московского с местным правителем князем Исааком и велись переговоры о том, чтобы между Москвой и Мангупом был заключен союз. Союз, который по традициям того времени закреплялся брачными отношениями. Мангупская княжна, к сожалению, так и оставшаяся неизвестной нам по имени, должна была стать женой сына великого князя московского Ивана III.

Но Ивана III не золото интересовало… При нем началась разработка основ той идеологической доктрины: Москва – это третий Рим

Проходили переговоры в 1474 году. В архиве даже есть отчет, мол, девку видели, столько-то золотых за нее дают, приданое достойное. Но Ивана III не золото интересовало… При нем началась разработка основ той идеологической доктрины, которая на протяжении нескольких сот лет была рабочим инструментом в идеологической жизни Московского княжества, а потом и Российской империи: Москва – это третий Рим. Это идея о том, что Москва – духовная наследница захваченной мусульманами Византии. И союз с Мангупом был нужен Москве именно в этом высоком идеологическом смысле.

В этом году мы нашли во дворце мангупских князей фрагменты поливного сосуда, скорее всего, кубка, на дне которого написано имя Исаак. Вполне возможно, это чаша, из которой выпили за заключение этого договора, может быть, даже хлопнули её об пол, а кусочки нам достались. (Улыбается). Однако, увы, брак не состоялся. Всё из-за того, что переговоры на таком уровне не быстрые, свадьбу решили сыграть через год, но не получилось, потому что Мангуп к тому времени уже был в османской блокаде. Турки упредили. Еще сенсацию хотите?

– Конечно…

– В Крыму грабители… нашли и раскопали богатейший археологический памятник. И где? В двадцати минутах ходьбы от села Верхнесадового. На вершине, нынче поросшей лесом, крепость, а внизу на поляне – поселение и могильник. Материал ранневизантийского периода VI-VII веков. То, что мы увидели – нас потрясло. Там сохранены стены высотой в три-четыре метра, там огромный и богатый массовый материал – керамика, амфоры, монеты в изобилии. Это время правления императора Юстиниана, с которым связано бурное крепостное строительство в юго-западном Крыму, существование знаменитой страны Дори, населенной готами. И это – неизвестная до сих пор ранневизантийская крепость. Вплоть до 2012 года на археологических картах это средневековое поселение значилось как некая точка. Теперь же это сенсация, которую, приходится признать, раскопали грабители. Мы же сейчас пытаемся получить грант на дальнейшее проведение работ.

Можно будет привлекать больше сотрудников, закупать оборудование для экспедиций. Также будет возможность для привлечения необходимого количества молодых людей к этой работе – важной и полезной не только в научном отношении, но и в воспитании

– И каковы шансы? Вообще, каковы, по-вашему, перспективы крымской археологии в составе Российской Федерации?

– Ну, если с точки зрения финансирования, то радужные. Это значит, что можно будет привлекать большее количество сотрудников, закупать более современное оборудование для экспедиций – и раскопочный инвентарь, и бытовой. Также будет возможность для привлечения необходимого количества молодых людей – студентов, школьников к этой работе – важной и полезной не только в научном отношении, но и в воспитании, и даже в рекреации. Это хорошо понимают в России, где в значительном масштабе финансируется деятельность именно молодежных организаций.

Наша Мангупская экспедиция уже порядка 15 лет пытается работать в таком режиме. Мы сотрудничаем с Воронежем, с Кантемировкой Воронежской области, ежегодно к нам оттуда приезжали большие группы школьников и студентов, которые участвовали в исследованиях. Теперь Крыму будет гораздо проще получать такие группы с открытым финансированием. Нам нужно развивать молодежное движение по изучению и охране археологических памятников. Важно не только раскопать, но и описать, зафотографировать, составить отчеты и описи – раньше эти работы не финансировались. Но финансирование – это не самоцель. Есть и другие, более масштабные проблемы. Например, спасение ценнейших памятников историко-культурного наследия. Нужна текущая охрана памятников. Увы, в Крыму грабительство археологических объектов получило невиданные масштабы. И, к сожалению, власть была к этому равнодушна.

– Как же должна быть организована охрана археологических объектов?

– У нас есть такая прекрасная, созданная еще в начале 90-х годов структура, как Комитет по охране культурного наследия. В России аналогичного учреждения нет, там дела археологии включены в структуру Министерства культуры. Так вот, нашему Комитету по охране культурного наследия, который долгие годы находился на нищенском финансировании, нужно дать возможность выполнять свои функции. А для этого в его штате должны быть не только те сотрудники, которые сидят за столами и ведут активную переписку, нужно, чтобы шла работа на местах. Инспекторов должно быть в разы больше.

Необходим грант. В России, в отличие от Украины, это реально. Российская Федерация предоставляет археологам и археологическим учреждениям большие возможности для получения достойного финансирования

Сейчас у комитета просто нет органов зрения и слуха. Это тело без рук и без ног. Вообще, на повестке дня давно уже стоит задача – создать комплексную универсальную археологическую карту Крыма, на которую с максимальной точностью, с применением современной геодезической аппаратуры, будут нанесены все объекты. Здесь же – подробное описание структуры этих объектов с указанием, где и когда были опубликованы работы о них, какие есть архивные данные, где они хранятся. Работа сложная, но актуальная и давно назревшая. Дальше разговоров, увы, дело не движется. Необходим грант. В России, в отличие от Украины, это реально. Российская Федерация предоставляет археологам и археологическим учреждениям большие возможности для получения достойного финансирования.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.