Исполнительный директор Центра политического анализа Вячеслав ДАНИЛОВ комментирует продолжающуюся эпопею украинской евроинтеграции, ее подводные камни и течения, которые создают массу ненужных сложностей всем участникам треугольника Киев  Москва  Брюссель.

«Война уничтожает то, что должны были уничтожить реформаторы»

 Вячеслав, как вы оцениваете перспективы переговоров между Россией, Украиной и Евросоюзом о последствиях имплементации экономической части соглашения Украины с ЕС? Удастся ли сторонам найти точки соприкосновения?

 Это наша традиционная черта  сначала подраться и только потом поговорить. Такого рода переговоры требовались в политическом сезоне 11/12. Однако Москва была занята собой  политические протесты на фоне президентских выборов. И предложения о Таможенном союзе, кредитах и прочем откровенно запоздали. Украинские же элиты под шумок сделали ряд непродуманных шагов, так хотелось им в Европу  не ради экономического роста или каких-либополитических выгод, а ради тривиальных гарантий собственности, чего они от Москвы не ждали. Европа же так рада была падающей в ее руки, как подвыпившая девушка, Украине, что оказалась среди «не только лишь всех», которые не желали смотреть в завтрашний день. Нынешние переговоры напоминают коллективные усилия слепых склеить из осколков что-то полезное. Хотя нет уверенности, что все осколки на месте, как и понимания того, что вообще нужно склеивать.Надежда только на пресловутый консенсус, свойственный экономистам. Они прагматики. Но и прагматизм зачастую принимается как эвфемизм ограниченности в ресурсах и инструментах.

 Кому сегодня нужна пресловутая евроассоциация Украины, в которой полыхает гражданская война, в которой практически полностью рухнула экономика?

 Разруха делает часть необходимой работы. Война уничтожает то, что должны были уничтожить реформаторы. Украинскому руководству сказочно повезло им не нужно решать дилемму «реформы или рейтинг», условия и для того и для другого им любезно предоставлены. Другое дело, что киевские наблюдатели не видят пока никаких институциональных изменений  руководство страны озабочено политикой, а не реформированием реального сектора, сферы услуг и финансового рынка. Евроассоциация остается жовто-блакитной мечтой и, вероятно, тем более желанной, чем больше препятствий на ее пути.

«Украина — не сборище голодных обывателей с пухлыми кошельками в восемь утра у дверей “Икеи”. Это огромная резервная трудовая армия, необходимая как России, так и Европе»

 Какие риски угрожают нашей экономике из-за имплементации экономической части соглашения?

 Эти риски неоднократно описывались. Однако обычные проблемы структурного маневра умножаются на риски разрыва традиционных экономических связей. Переход на промышленные евростандарты разрывает экономические связи Украины с предприятиями РФ, Белоруссии, Казахстана. Новые евростандарты качества сельхозпродукции  бьют по местному сельхозпроизводителю. Требования бюджетной экономии разрушают социальный сектор и больно скажутся на пенсиях, медицине, образовании и т. д.
         

 Какова вероятность, что Россия окончательно потеряет украинский рынок сбыта продукции, а Европа его приобретет?

 Об этом и будут вестись  и уже ведутся  переговоры. Министр экономического развития Улюкаев не так давно зондировал условия переговоров европейским вояжем. Возможность «экономического раздела» Украины все еще на повестке дня. В условиях падения покупательной способности гривны емкость украинского рынка не является ценным призом. Украина  не сборище голодных обывателей с пухлыми кошельками в восемь утра у дверей «Икеи». Украина представляет собой не столько емкий товарный рынок, сколько рынок трудовых резервов. Это огромная резервная трудовая армия, необходимая как России, так и Европе. Причем в условиях низких социальных гарантий и дешевых квалифицированных кадров у Украины есть некоторый шанс стать большой аутсорсной европейской фабрикой. Но это  шанс, а не обязательство.

 Вы согласны с мнением, что Брюссель хочет не только получить украинский рынок, но и заставить Россию покупать неликвидный украинский товар, ссылаясь на ВТО?

«Для США украинский кризис — форма давления на Россию в вопросах, например, ближневосточного урегулирования, ИГИЛ, проблеме Асада и т.п. Для ЕС Украина — скорее “экономический вал” против экспансии России и ее хозяйственных союзников»

 А кто сказал, что этот товар  есть? И кто сказал, что если он есть, то он  неликвидный? Немного странная конспирология. Украинские конфеты от Порошенко русские люди очень любят, причем неважно, произвели их в Воронеже или на территории незалежной. Московское метро закупает харьковское оборудование, хотя может брать товар на внутреннем рынке. Но харьковское оборудование лучше по цене и качеству, да и транспортировка оказывается дешевле. Проблема возникнет только в том случае, если конкурентоспособность такого рода продукции окажется под вопросом в результате действия экономических инструментов евроассоциации.

 Москве на руку срыв украинской евроассоциации? При каких условиях это может произойти?

 Сорвать экономическую часть евроассоциации Москва уже не сможет. Да и переговоры ведутся именно потому, что евроассоциация, как «неожиданно выяснилось», составила проблемы не только РФ, но и ЕС с Украиной. Как документ евроассоциация не соответствовала экономической реальности Украины еще при Януковиче, о нынешнем моменте нечего и говорить, притом что политически она как раз угодила в самое уязвимое место, вызвав поток тех самых необратимых и трагических событий, которые мы до сих пор наблюдаем. Вопрос заключается в том, сможет ли «мягкая сила» экономических решений всерьез повлиять на политическую конъюнктуру. Если минские договоренности не работают, политический диалог не приводит к разрядке, остается надежда на экономику  ведь нас же уверяют, что именно она является ключом к политическим решениям.

 Ни для кого не секрет, что сегодня украинская власть полностью зависит от США, насколько этот факт влияет на текущие интеграционные процессы? Какова позиция США относительно экономической части договора об ассоциации? Имеют ли Штаты какие-либо интересы в регионе, кроме геополитических?

 Интересы ЕС и США на этой территории, безусловно, имеют разный вектор. Для США украинский кризис  форма давления на Россию в вопросах, например, ближневосточного урегулирования, ИГИЛ, проблеме Асада и т. п. Для ЕС Украина  скорее «экономический вал» против экспансии России и ее хозяйственных союзников, не в последнюю очередь Китая. В 13-14-м годах эти силовые векторы совпали. Сегодня они несколько расходятся, хотя риторические пакеты Брюсселя и Вашингтона по прежнему совпадают  единая демократическая Украина против авторитарного зверя из Кремля. Однако экономические вопросы украинской евроассоциации для американцев не являются вопросами торга. США готовы работать по экономическим вопросам с Украиной через Брюссель.

«Украина не будет частью российского интеграционного пространства. Скорее сохранится часть промышленной кооперации, часть потребительского рынка за Россией. Остальное окажется в зоне влияния европейских бизнесов»

 Каким вы видите будущее торгово-экономических зон на евразийском континенте?

 Компромиссным вариантом было бы все-таки сохранение промышленного потенциала Украины в связке с российским бизнесом. Легкая промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг, в том числе банковский сектор, все это, безусловно, окажется в сфере влияния ЕС, при некоторых условиях для участия российских игроков, в т. ч. «Сбербанка». У России, надо учесть, в этих переговорах несколько двусмысленное положение, поскольку она кроме своих интересов в них вынуждена отстаивать интересы ряда украинских собственников. Причем собственников с достаточно радикальным запросом на возвращение к статус-кво2013 года. Это очень серьезный фактор, который влияет на последовательность российской позиции.

 Как вы видите Украину в будущем: буфером между ЕС и ЕвразЭС или полноправным членом одного из интеграционных проектов?

 Украина  глядя из сегодняшнего дня  не будет частью российского интеграционного пространства. Скорее сохранится часть промышленной кооперации, часть потребительского рынка за Россией. Остальное окажется в зоне влияния европейских бизнесов. Буфером между РФ и ЕС Украина также не станет. Это будет решето с регулируемой пропускной способностью. Украина, как нас учат, не Россия. Осталось написать второй том: «Украина  не Европа».

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.