Крыму не впервой оказываться в центре внимания всего мира. Так происходит на протяжении нынешнего года, так было почти семьдесят лет назад, в дни подготовки и проведения исторической Ялтинской конференции.

Тогда здесь, на полуострове, собрались лидеры трех самых могущественных мировых держав. Как заметил по этому поводу Уинстон Черчилль, «никогда еще в мировой истории в одном месте не концентрировалась такая гигантская мощь».

Однако обо всем по порядку.

Черчилль, недовольный тем, что Сталин получал преимущество своего поля, в сердцах заявил, что худшего места, чем якобы кишащая вшами Ялта, нельзя было бы найти и за десять лет. Однако деваться союзникам было некуда

Сталин долго – целых полгода – оттягивал проведение конференции глав государств – членов Антигитлеровской коалиции. Ему нужны были козыри на переговорах, и он ждал, пока советские войска подойдут вплотную к Берлину. Советский лидер отверг предложения союзников встретиться на Кипре, на Мальте, в Греции, в Италии и, наконец, предложил в качестве места проведения конференции Ялту. Черчилль, недовольный тем, что Сталин получал преимущество своего поля, в сердцах заявил, что худшего места, чем якобы кишащая вшами Ялта,  нельзя было бы найти и за десять лет. Однако деваться союзникам было некуда.

Экстренную подготовку лежащего в послевоенных руинах полуострова к конференции должна была обеспечить секретная операция «Долина», которая началась 30 декабря 1944 года. Руководил операцией первый заместитель наркома внутренних дел Сергей Круглов – единственный офицер НКВД, ставший впоследствии рыцарем Британской империи за подготовку Ялтинской и Потсдамской конференций.

27 января нарком внутренних дел Лаврентий Берия доложил Сталину, что к приему гостей все готово. И через два дня, 29 числа, поезд Верховного главнокомандующего отбыл из Москвы в Симферополь.

Из столицы Крыма Верховный главнокомандующий на бронированном «Паккарде» отправился в Ялту. Таким образом, Сталин приехал на полуостров за четыре дня до начала переговоров. Он хотел лично убедиться в том, что все готово к приему гостей, и освоиться самому.

Красоты Крыма, проступавшие даже сквозь послевоенную разруху, произвели на лидеров западных сверхдержав сильное впечатление. А Рузвельту так понравилось в бывшем императорском дворце, что он наполовину в шутку просил Сталина продать ему Ливадию

Черчилль и Рузвельт накануне Ялтинской конференции встретились на Мальте, и уже оттуда направились в Крым. Весь день 3 февраля аэродром в Саках принимал самолеты союзников. На полуостров прибыло более 700 членов американской и английской делегаций – Черчилль назвал это «великим переселением».

Красоты Крыма, проступавшие даже сквозь послевоенную разруху, произвели на лидеров западных сверхдержав сильное впечатление. А Рузвельту так понравилось в бывшем императорском дворце, что он наполовину в шутку, наполовину всерьез просил Сталина продать ему Ливадию. «Лучший друг всех крымчан» плавно сменил тему разговора.

В той же беседе Черчилль предложил Сталину альтернативный вариант.

– Каковы были бы ваши чувства, – спросил он у советского лидера, – если бы международная организация выступила с предложением передать Крым под международный контроль в качестве международного курорта?

Хитрый Коба ответил, что он охотно предоставил бы Крым… для конференции трех держав.

Перед участниками переговоров стояло много важнейших вопросов. И, наверное, главный из них – координация усилий по разгрому фашизма, ибо Гитлер все еще надеялся разрушить антигитлеровскую коалицию и сосредоточить все свои силы на Восточном фронте. Буквально за несколько дней до начала Ялтинской конференции, 27 января, фюрер на совещании руководства рейха спросил: «Вы что, думаете, англичане преисполнены энтузиазмом по поводу русских достижений?»

Переговоры, действительно, шли трудно.

Сталин говорит с Черчиллем по телефону: – Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Вождь кладет трубку. Его спрашивают: – Товарищ Сталин, а почему вы один раз все-таки сказали Черчиллю «да»? – Он спросил, хорошо ли его слышно

Не зря люди сложили анекдот. Сталин говорит с Черчиллем по телефону:

– Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Да! Нет! Нет! Нет!

Вождь кладет трубку. Кто-то из тех, кто присутствовал при разговоре, не удерживается и спрашивает:

– Товарищ Сталин, а почему вы один раз все-таки сказали Черчиллю «да»?

– Он спросил, хорошо ли его слышно.

Каждый из лидеров мировых держав преследовал свои цели. Черчилль надеялся спасти Британскую империю от распада, обеспечить баланс сил в Европе и ограничить как ему казалось чрезмерные советские требования о репарациях. Рузвельт добивался создания Организации Объединенных Наций и вступления Советского Союза в войну с Японией. Сталин хотел создать на западных границах СССР своеобразную буферную зону из дружеских государств, вернуть потерянные в 1905 году Сахалин и Курильские острова и получить с Германии репарации, которые позволили бы хоть частично возместить страшный ущерб, который нанесла нашей стране война.

Именно в Ялте были определены и границы будущей независимой Украины. Сталин добился того, чтобы граница между Польшей и Советским Союзом прошла по так называемой линии Керзона, вернув Украине Львов и другие западноукраинские территории

«Военная дипломатия Черчилля сводилась к маневрированию между двумя бегемотами, угрожавшими положению Великобритании, хотя и с разных сторон. Приверженность Рузвельта к праву на самоопределение во всемирном масштабе являлась вызовом Британской империи; попытка Сталина выдвинуть Советский Союз в центр Европы угрожала подрывом британской безопасности», – писал Генри Киссинджер.

В свою очередь, Рузвельт стремился играть в «Большой тройке» роль посредника и арбитра между Сталиным и Черчиллем. Еще в марте 1942 года он писал британскому премьеру: «Я знаю, что вы извините мою грубую откровенность, если я скажу вам, что, по моему мнению, я лично могу регулировать отношения со Сталиным лучше, чем ваше Министерство иностранных дел или мой Государственный департамент. Сталин терпеть не может нравы всех ваших высокопоставленных людей. Он считает, что я нравлюсь ему больше, и я надеюсь, что так будет и в дальнейшем».

В конце концов, несмотря на все сложности, Сталин, Черчилль и Рузвельт сумели договориться в Ливадии об оккупации Третьего Рейха, о создании Организации Объединенных Наций, об участии СССР в военных операциях в Японии и о многом другом.

Причем, Сталину удалось добиться того, чтобы членами ООН стал не только СССР, но и две союзные республики, больше всего пострадавшие от фашизма, – Украина и Белоруссия. В сущности, именно в Ялте были определены и границы будущей независимой Украины. Сталин добился того, чтобы граница между Польшей и Советским Союзом прошла по так называемой линии Керзона, вернув Украине Львов и другие западноукраинские территории, до Второй мировой войны принадлежавшие Польше.

Главными противниками вождя выступили лидеры меджлиса Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров. Последний, помнится, даже выступал по этому поводу с пламенной речью в Верховной Раде Украины

И вот теперь, семьдесят лет спустя, Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль возвращаются в Ливадию. Не во плоти, в бронзе, но возвращаются. К 70-летию Ялтинской конференции в дворцовом парке будет установлен памятник «Большой тройке» работы знаменитого российского скульптора Зураба Церетели, сообщила вице-премьер правительства Крыма Лариса Опанасюк.

Любопытно, что это вторая попытка установить в Ливадии церетелевский памятник «Большой тройке». Первая была предпринята десять лет тому назад – накануне 60-летия Ялтинской конференции. Однако тогда этому воспротивились украинские «патриотические» организации. Против господ Черчилля и Рузвельта возражений у них не было, а вот товарищ Сталин оказался в том, украинском Крыму, персоной нон грата. Главными противниками вождя выступили лидеры меджлиса Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров. Последний, помнится, даже выступал по этому поводу с пламенной речью в Верховной Раде Украины: дескать, Сталин «воплощает для украинцев, крымских татар и многих других народов преступный террористический режим, уничтоживший миллионы людей».

По иронии судьбы, сегодня они поменялись со Сталиным местами. Ныне уже Джемилев и Чубаров – персоны нон грата в Крыму…

Путину, Кэмерону и Обаме пора доказывать, что они достойные продолжатели дел своих великих предшественников

Я представляю себе, как Сталин, Черчилль и Рузвельт вернутся в Ливадию. Нальют любимого черчиллевского коньяку, достанут трубки. Им будет, о чем поговорить, глядя на карту нынешнего мира и споря о том, в какие цвета раскрасить на ней наш Крым. Несмотря на множество противоречий, эти люди умели договариваться – качество, без которого в большой политике делать нечего. И я думаю, Путину, Кэмерону и Обаме пора доказывать, что они достойные продолжатели дел своих великих предшественников.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.