Несколько дней спустя, в аэропорту «Килиманджаро», черный, как дым от горящих на майдане покрышек, танзанийский пограничник повертел в руках мой украинский паспорт, перевел взгляд на телеэкран, где транслировали киевские беспорядки, потом на меня, покачал головой и сказал: «It will end badly. Very badly for your country. Believe me. We saw it here in Africa not once».

«I know», — кивнул я в ответ, все-таки не предполагая, что это закончится для Украины НАСТОЛЬКО плохо.

Они действительно видели это не раз, не два и не три.

Бесконечные вооруженные перевороты и гражданские войны – отличительная черта Черной Африки. Уганда, Гана, Нигерия, Дагомея, Габон, Бурунди, ЦАР, Верхняя Вольта, Мали, Того, Либерия, Мозамбик, Чад, Сенегал, Руанда, Сомали, Сьерра-Леоне, Нигер, Судан, Конго, Эфиопия, Ангола, та же самая Танзания. Едва ли хоть одна страна к югу от Сахары избежала в своей истории таких катаклизмов.

Увы, Украина сегодня на самом деле мало чем отличается от стран Черной Африки и по устойчивости политического режима, и по развитию экономики, и по уровню жизни, и по многим другим показателям

После распада СССР к Украине, имея в виду прежде всего Крым, часто примеряли югославский, боснийский, косовский, чеченский, приднестровский, абхазский, юго-осетинский сценарии. Безусловно, в чем-то эти сравнения справедливы. Но, пожалуй, не менее справедливыми выглядят и «африканские параллели». Увы, Украина сегодня на самом деле мало чем отличается от стран Черной Африки и по устойчивости политического режима, и по развитию экономики, и по уровню жизни, и по многим другим показателям.

Разговоры о событиях на Украине возникали у меня там, в Танзании, несколько раз – и с местными жителями, и с европейскими туристами – немцами, французами, голландцами. Благо, в чем, в чем, а во всемирной известности нашей бывшей стране теперь не откажешь. 

Я карабкался на крышу Африки пять дней, так что время поговорить и подумать было. Сплевывая пыль Килиманджаро, я объяснял своему проводнику Габриэлю, что на самом деле происходит в Киеве за экранами CNN, а он в ответ рассказывал о своей стране.

Гигантская, разъедающая государственные институты коррупция. Межнациональная вражда. Огромная пропасть между богатыми и бедными. Низкий уровень жизни. Неподъемный государственный долг. Тотальная зависимость от большого американского белого брата. Как много общего сегодня у Украины с Черным континентом.

Еще одна африканская черта «нашей бывшей» — высокая степень персонификации власти. Там даже политические партии часто являются персональными проектами — будь то «Батькивщина» Тимошенко, «Удар» Кличко или «Радикальная партия Олега Ляшко». В этой ситуации развитие событий часто зависит прежде всего от личности лидера — например, его склонности к применению насилия. Янукович не решился на массовое применение силы по отношению к боевикам майдана, а Турчинов и Порошенко не остановились перед десятками тысяч жертв на Донбассе. 

Янукович не решился на массовое применение силы по отношению к боевикам майдана, а Турчинов и Порошенко не остановились перед десятками тысяч жертв на Донбассе

Африка — великолепный пример того, к чему ведут произвольно установленные, неправильно проведенные в свое время западными колонизаторами границы между государствами. Результат — территориальные споры на Черном континенте касаются примерно двадцати процентов территории и регулярно выливаются в большие и маленькие войны. Ту же самую ошибку совершили в свое время советские лидеры, присоединив к Украине Донбасс и Крым.

Трайбализм в определенной мере присущ и современной Украине, идеологию которой сегодня определяют по преимуществу выходцы из одного региона — Галичины

Наконец, такой африканский порок, как трайбализм, также вполне присущ современной Украине, идеологию которой сегодня определяют по преимуществу выходцы из одного региона — Галичины.

«Коррупция стала общепринятой нормой жизни. Бездарное управление экономикой вкупе с общим непрофессионализмом привело к гиперинфляции и заоблачным ценам на всё. Уровень безработицы и преступности только рос. Однако алчные политики, придерживавшиеся принципа «обогащайся, пока есть возможность», продолжали набивать свои карманы». Не правда ли, очень похоже? Это фрагмент из статьи кенийца Джимми Вангоме «Военные перевороты в Африке».

То, что произошло в Киеве в феврале нынешнего года — и есть классический пример вооруженного переворота, вслед за которым началась гражданская война, унесшая на сегодняшний день жизни уже более десяти тысяч человек. Пока это еще не резня хуту и тутси, во время которой в Руанде в 1994 году погибло не меньше полумиллиона человек, однако «успехи» украинских патриотов в деле уничтожения «сепаратистов» и «изменников родины» все равно впечатляют.

Впрочем, как уже говорилось, Руанда — далеко не единственный «образец для подражания». Едва ли хоть одна страна к югу от Сахары избежала в своей истории вооруженного переворота и гражданской войны. “Перевороты не улучшили экономическое положение стран и не привели к политической стабильности. Вместо решения насущных политических, социальных и экономических проблем, военные перевороты загнали континент в еще более тяжелую ситуацию, принеся дальнейшие страдания и смуту. Состояние незащищенности и неуверенности в завтрашнем дне никуда не делось. Когда и где случится следующий? Сегодня африканская политическая система остается все так же непредсказуемой, даже сильнее чем раньше. В этом смысле будущее Африки довольно безрадостно”, — писал уже цитировавшийся выше Вангоме в 1985 году.

За последние 40 лет в более чем 50 военных конфликтах в Африке погибло около десяти миллионов человек (90% из которых — мирные жители), 24 миллиона лишены крова, около 18 миллионов стали беженцами

С тех пор военные перевороты потрясли не одно африканское государство — ЦАР, Гвинею, Гвинею-Бисау, Мали, Нигер, Мадагаскар, Мавританию. Всего же за последние 40 лет в более чем 50 военных конфликтах в Африке погибло около десяти миллионов человек (90% из которых — мирные жители), 24 миллиона лишены крова, около 18 миллионов стали беженцами.

Февральский вооруженный переворот на Украине был первым, но далеко не факт, что последним. О количестве погибших я уже упомянул. Беженцами на данный момент стали более полумиллиона человек — главным образом, их приютила «проклятая Россия».

Перманентные вооруженные перевороты и гражданские войны в Африке — это, среди прочего, еще и великолепная иллюстрация эффективности западного вмешательства. Именно крупнейшие колониальные державы — прежде всего, Великобритания и Франция, позже — Соединенные Штаты Америки «помогали» (и продолжают «помогать») африканцам в «строительстве демократии», развитии экономики и т.д., и т.п. 

Подавляющее большинство лидеров современных африканских государств получали образование в Оксфорде, Кембридже, Гарварде и прочих сорбоннах. То же самое в значительной степени касается и Украины

При этом в «урегулировании африканских конфликтов» Запад полагается на своих верных союзников — местные вестернизированные элиты. Подавляющее большинство лидеров современных африканских государств получали образование в Оксфорде, Кембридже, Гарварде и прочих сорбоннах. То же самое в значительной степени касается и Украины. Порошенко и Яценюк хоть и не учились за рубежом, но вполне свободно говорят по-английски и «строят современную Украину по западному образцу». 

По обочинам — полуразвалившиеся, сколоченные из досок, слепленные из глины лачуги. Процентов девяносто жителей похожи на бомжей. Одеты во что попало. Есть твердая уверенность, что эти вещи достались им по случаю: были найдены на мусорке, подарены туристами, выданы в качестве благотворительной помощи и т.д., и т.п. Это Танзания. Форма государственного устройства: президентская республика. Национальный девиз: «Свобода и единство». И то, и другое, в смысле, и «свобода», и «единство» — всего лишь ничего не значащие слова. Население страны — около 43 миллионов человек, большинство из которых живут за чертой бедности. Средняя продолжительность жизни — около 59 лет. Сто пятьдесят второе место в мире по уровню жизни — индексу развития человеческого потенциала ООН. Сто пятьдесят второе из ста восьмидесяти шести.

Украина сейчас на 83 месте, однако после того, как будут учтены результаты нынешней гражданской войны, наверняка откатится во вторую сотню.

Как уже говорилось, многими своими бедами африканцы обязаны колониальному прошлому. До 1961 года Танзания была колонией Великобритании. Ну и что просвещенные цивилизованные британцы, эксплуатировавшие Танзанию на протяжении многих десятилетий, дали этой стране? Конечно, кроме левостороннего движения и ломаного английского государственного языка?

У англосаксов было два пути колонизации. Первый — уничтожать местное население и потом самим устраиваться на «освобожденных территориях». Второй путь — выкачивать из колоний ресурсы. Африканские страны — пример этого самого второго пути.

Может быть, они дали танзанийцам образование, открыли школы и университеты, создали транспортную инфраструктуру, построили фабрики, заводы, водопроводы, жилые дома?

Ни-че-го подобного.

Помните старый анекдот — в Средней Азии русские варвары врывались в кишлаки, аулы и стойбища, оставляя после себя города, библиотеки, университеты и театры? Так вот, о британцах такого не скажешь. У них гораздо лучше получается выкачивать из стран третьего мира исчерпаемые и неисчерпаемые природные ресурсы, одновременно с пафосом рассказывая о свободе, демократии, правах человека и прочих «общечеловеческих ценностях», призванных спасти этот мир.

У англосаксов было два пути колонизации. Первый — уничтожать или практически уничтожать местное население и потом самим устраиваться на «освобожденных территориях» — как они сделали в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии — и надо признать, сделали успешно. Второй путь — выкачивать из колоний ресурсы, все-таки не уничтожая туземного населения. Танзания, как и многие другие африканские страны, — пример этого самого второго пути.

По этому же второму пути англосаксы, похоже, пошли и на Украине. Киев попал в кабальную зависимость от Запада, он по уши в долгах перед МВФ. Собственно говоря, Украина и существует-то сегодня исключительно потому, что ее поддерживают США и их европейские вассалы. Уберите эти «костыли» — и режим Порошенко рухнет через несколько дней, а страна разделится на несколько частей. Западная Украина — отдельно, Новороссия —отдельно. Плюс, может быть, еще какие-нибудь «новообразования». Так что, боюсь, финал у Украины будет тоже африканским – на манер Судана или Сомали. Судан три с половиной года назад после многолетней гражданской войны разделился на Южный и Северный. А Сомали фактически прекратило свое существование, утратив все атрибуты единой государственности и распавшись на множество лоскутков, контролируемых враждующими между собой полевыми командирами…

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.