Южную Осетию и Крым разъединяет тысяча километров, но объединяет история и судьба. Обе территории в 20-м веке были искусственно вырваны из привычного для них исторического, политического, экономического и культурного контекста и пережили, правда, в разной степени, трагедию потери большой Родины. Причем трагедия и в том и в другом случае была связана сначала с волюнтаризмом вождей, а затем с процессом развала большого государства.

Иосиф Сталин и Никита Хрущев, будучи в разные годы практически полноправными хозяевами 1/6 части суши, продолжали испытывать нежные чувства к своим «малым родинам» – Грузии и Украине, уделяя их судьбе и благосостоянию повышенное внимание. 

Сталин, воспитанный в культурных традициях грузинского национализма, не смог устоять перед соблазном включения в состав ГССР Абхазии, Южной и Центральной Осетии, и молчаливой поддержки политики ассимиляции осетин и абхазов.

Для Никиты Хрущева Украина тоже была второй Родиной. Там он учился, работал, сделал партийную карьеру, женился. А придя к управлению Советским Союзом, сделал Украине царский подарок – Крым.

При этом никакими экономическими, политическими или иными выгодами решения о передаче Грузии Южной Осетии, а Украине Крыма объяснить нельзя.

Автономии

В 1921 году в Грузии установилась Советская власть. При формировании Грузинской советской республики грузинские лидеры настаивали на присоединении новых территорий, в том числе и Южной Осетии. Защитники этой идеи нашлись в самом высшем эшелоне советского правительства. Несмотря на протесты народа Южной Осетии, буквально накануне перенесшего геноцид со стороны грузинских меньшевиков, в результате которого было убито по разным данным от 5 до 15 тысяч осетин, а более 50 тысяч стали беженцами, Сталин и другой грузин – Орджоникидзе – все-таки подарили Южную Осетию, мечтавшую о единой Осетии в составе РСФСР, своей малой Родине – Грузии. 

По закону вопрос о присоединении Крыма должен был быть вынесен на обсуждение, затем на референдум в обоих республиках. Обошлось без формальностей – Хрущёв захотел и подарил

Крым по прихоти другого советского деятеля – Никиты Хрущева – отошел Украине позже. В 1954-м году вопрос был решен за несколько минут на заседании Президиума Верховного Совета РСФСР, причем в отсутствие кворума. Между тем, по закону вопрос должен был быть вынесен на открытое обсуждение, затем в обеих советских республиках и в Крыму должны были пройти референдумы. Обошлось без формальностей – Хрущев захотел и подарил.

Советский период истории Южной Осетии был далеко не безоблачен. Советские партийные деятели в Тбилиси, конечно, были коммунистами. Но в первую очередь они были грузинами. И как настоящие грузины грезили о величии своего народа. Для этого нужно было ассимилировать другие народы, составлявшие ГССР, уничтожить их языки. В Южной Осетии это практически удалось: в автономии закрылись осетинские школы, осетинское население сократилось вдвое. 

И, тем не менее, в советский период у грузинских националистов был сдерживающий фактор – Москва могла быть недовольна перегибанием палки и, как следствие, возникновением на территории СССР очага народного недовольства.

Для Крыма советский украинский период, который и длился не так долго, прошел без особых потерь. Русский язык не мог быть подвержен репрессиям, как государственный язык СССР. Украинский национализм проявлялся только в западных областях Украины.

Распад СССР

Включение Южной Осетии в состав ГССР, а Крыма в УССР, хоть и крайне несправедливые, тем не менее, оставляли эти образования в одном с Россией политическом пространстве. Но с распадом Советского союза права автономий были проигнорированы, что привело к трагедии. В нарушение права на самоопределение и Конституции СССР, советского законодательства, согласно которому при распаде страны автономии советских республик имели право сами решать свою судьбу, Южную Осетию признали частью Грузии, а крымчане вдруг оказались гражданами не России, а Украины. 

Освободительная война и выход из Грузии были для Южной Осетии единственной возможностью выжить

На Украине националистические движения не развивались с той скоростью, как это происходило в Грузии. Украинские националисты действовали последовательно, но давление никогда не было достаточно сильным для того, чтобы вынудить крымчан активно защищать свои права и жизни.  Поэтому, несмотря на то, что жители Крыма всегда ощущали себя частью России, до 2014 года, когда угроза их идентичности стала очевидной, все стремление в Россию выражалось в деятельности общественных организаций, налаживании общественных контактов с Россией. 

В Грузии распад Советского союза проходил на фоне сильнейшего националистического подъема, даже при желании не оставлявшего шанса для автономий выжить в новом независимом государстве. Освободительная война и выход из Грузии были единственной возможностью выжить. Поэтому Отечественная война в Южной Осетии началась сразу после выхода Грузии из СССР и с небольшими перерывами в боевых действиях длилась до 2008 года. 

Россия и восстановление справедливости

В 2008 году отреагировав на агрессию Грузии против Южной Осетии, признав независимость республики, приняв на себя обязательства по военной защите и защите границ, Россия частично вернула Южную Осетию в свое политическое пространство.

В Крыму это произошло на 6 лет позже, но полнее. Крым быстро, бескровно и окончательно вернулся в состав РФ.

Без Южной Осетии, возможно, присоединение Крыма не состоялось бы – республика дважды проголосовала за вхождение в состав России

Кажется, в Крыму Россия установила рекорд по самой быстрой реакции на прямое выражение народного мнения, чем, собственно, и является референдум. На самом деле, после проведенного в Крыму и Севастополе референдума, решение о включении новых субъектов в состав РФ было принято молниеносно. Причиной этому была и сложная ситуация, желание опередить действия противников, необходимость защиты народа от неонацистов и единодушие крымчан, продемонстрированное на референдуме. 

Однако можно не сомневаться, что этому была еще одна причина, оставшаяся почти не замеченной – Южная Осетия, без которой вполне возможно не было бы присоединения Крыма. 

В Южной Осетии проводилось два референдума: в 1992-м году народ Южной Осетии проголосовал за независимость от Грузии и вхождение в состав России. На втором референдуме в 2006-м году Южная Осетия снова подтвердила курс на независимость. Без уточнений от кого, так как это было ясно само собой – от Грузии. Оба раза граждане Южной Осетии были практически единогласны – “за” высказались более 99%.

Фото: Дина Гассиева

Мнение Южной Осетии о своей дальнейшей судьбе было в России услышано, принято к сведению и не более. Что было потом, знают все: август 2008 года – полномасштабная грузинская агрессия, многочисленные жертвы среди гражданских и российских миротворцев.

Это учитывалось российскими политиками при принятии решения по Крыму. По словам главы комитета по обороне Совета Федерации РФ Виктора Озерова, Москва исходила из печального опыта событий в Южной Осетии. «Мы прежде всего опирались на тот горький опыт, который мы получили в 2008 году в Южной Осетии. Мы не могли допустить, чтобы военнослужащие, россияне, или наши соотечественники сначала погибли, а потом мы бы дали согласие на их защиту», – отмечал сенатор.

Из событий в Южной Осетии Россия вынесла еще один полезный опытпоняла, что примененная в случае крайней необходимости сила или ее демонстрация не подрывает международные позиции страны, а укрепляет их.

Поговорили, перестали

Не прошло и месяца после референдума и присоединения к России, как шквал возмущенных заявлений по Крыму начал стихать

Несмотря на консолидированную официальную позицию запада по Южной Осетии, которая заключалась в том, чтобы представлять грузинскую агрессию против Южной Осетии, как российско-грузинскую войну (звучит смешно), информационная блокада была довольно скоро прорвана, и истинное положение дел уже не является секретом для общественности Европы и США. На официальном уровне прежняя позиция сохраняется, однако сам вопрос давно не стоит на повестке дня. 

То же самое происходит сегодня с Крымом. Не прошло и месяца после референдума и присоединения к России, как шквал возмущенных заявлений по Крыму начал стихать. И вот на четырехсторонней встрече в Женеве уже принимаются совместные заявления, причем с оговоркой и как бы подтверждая статус-кво, что Крым обсуждаться не будет вообще. А некоторые крупные западные концерны, например БМВ, боясь упустить новый перспективный рынок, уже заявляют о желании открыть на российском полуострове свои представительства.

Завершение истории

С другой стороны и Крым может стать для Южной Осетии предвестником перемен. В январе текущего года тема присоединения республики к России актуализировалась с новой силой. Партия «Единая Осетия» – крупнейшая в республике – обратилась к президенту республики с просьбой о проведении референдума.

В реакции Грузии и некоторых западных политиков на просьбу партии “Единая Осетия” провести в республике референдум читается плохо скрываемый страх

Реакция была разной. Президент Леонид Тибилов сказал, что для решения вопроса требуются другие подходы. Мнения российских политиков разделились. Одни говорили, что это невозможно, так, как России не нужны новые территории (при этом до крымских событий оставалось два месяца), что Россия испортит отношения с западом и т.д. Другие говорили, что Южная Осетия должна стать частью России, напоминали о разделенном осетинском народе.

Последовала и реакция Грузии, и некоторых западных политиков, заявления которых были наполнены агрессией, плохо скрывающей обычный страх. Но в любом случае равнодушными остались немногие. А причина в том, что настоящее положение дел, то есть признание независимости РЮО со стороны России и ряда других стран представляется Грузии и курирующим ее западным странам, как решение, которое еще можно отменить. 

Не будем сейчас анализировать такую возможность, тем не менее, вхождение Южной Осетии в состав России окончательно поставит крест на всякого рода Федерациях, Конфедерациях и прочих слабо представляемых союзах Южной Осетии с Грузией. 

Для Южной Осетии это очень болезненный вопрос. Разделенный народ – всегда трагедия, ослабление культурного, экономического, демографического развития народа. 

В 1774 году Россия, решив после многолетних посольств и переговоров откликнуться на просьбу осетинского народа и включить осетинские территории в Российскую империю, руководствовалась новыми геополитическими реалиями, которые сложились в регионе после завершения русско-турецкой войны. Только разрешив свои отношения с Турцией, отказавшейся от притязаний на Крым, Россия получила право на действия на Кавказе, в частности на присоединение Осетии.

Для Южной Осетии вхождение в Россию снимает ощущение незаконченности пути, на котором было пролито немало крови, на века гарантирует безопасность. Кроме того, это сулит социальные и экономические выгоды, в то время как сегодня мало какой бизнес решается прийти на территорию, насильственное присоединение которой прописано в Концепции безопасности соседнего государства.

Наверное, пройдет еще какое-то время, прежде чем решится вопрос о возвращении юга Осетии в Россию. И потребуется для этого немало усилий, в первую очередь от народа и руководства республики. Однако хотелось бы, чтобы мы уже в этом году смогли провести еще одну, самую важную, параллель между Южной Осетией и Крымом, поставив точку в истории, начавшейся 240 лет назад.

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Холодной войны не будет

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.