Под ногами будет хрустеть битый кирпич разбитых фашистами городов. Все как всегда. И пол Европы будет нашей. А половина американской Европы соберет у себя всю фашистскую шваль, вооружит ее и захочет реванша. Но не решится. Как не решилась в 45-м прошлого века.

Все как всегда. Мы будем строить и защищаться. Мы отстроим Славянск и Краматорск. Мы укрепим границы на Западе и создадим военный блок из дружеских государств. Мы помучаемся немного с ушедшими в леса бандеровцами, но и вопрос с ними тоже будет решен.

Мы покорим что-нибудь новое, как в свое время – космос: я даже не знаю что, может быть тот же космос. Вероятно, построим первые колонии на Марсе. И весь мир будет с придыханием повторять имена первых русских космических поселенцев, как когда-то повторяли имя Гагарина.

История сделает очередную петлю.

Мы будем нести в мир идеи интернационализма.

Мы будем пахать землю и возводить плотины.

У нас будет самая прекрасная и сильная страна в мире.

Мы в очередной раз победим американцев за учебной партой: наши пятиклашки будут знать больше любого «доктора философии» (PhD).

Мы решим вопрос холодного термоядерного синтеза и обеспечим полмира дешевой энергией.

Мы будем добрыми и сильными. При одной мысли о нашей армии американские генералы будут выкидываться из окон  с криками «Русские идут!».

Все это будет.

Все это будет до тех пор, пока мы снова не станем любить американскую жвачку больше своей страны.

Пока мы иллюзорную свободу в виде разглядывания порножурналов не вознесем в ранг религии.

Пока для каждого из нас своя рубашка не станет ближе к телу.

Пока мы не станем читать вранье новых солженицыных о новых гулагах.

Все будет как всегда, но не совсем. Мы же поумнели, да? Мы же не дадим себя в очередной раз развести как лохов? Мы же не поверим, что обезглавленная раздробленная страна лучше мощной державы?

Я пишу эти строки и думаю – нет, конечно, не поверим, не дадим… Десятилетия унижения и слабости научили нас многому. Нынешний подъем вселил в нас уверенность и гордость.

У нас появилась надежда. Все хорошо, мы больше не будем отступать.

Но где-то внутри сидит червячок – кучерявый и склизкий как Макаревич и точит-точит-точит… «Нас много!», – утверждает он, – «Мы умнее и хитрее вас! Мы превратим в труху всю вашу гордость и самосознание!».

И пока я думаю про Родину и про макаревичей, сидя в приемной ветеринарной клиники с любимым псом на руках, начинают закрадываться в душу неприятные сомнения…

«А вы собаку когда глистовали?», – спрашивает милая докторша сквозь плотный туман моих размышлений.

Хороший вопрос.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.