События на полуострове несомненно найдут звучный отклик в тех местах мира, где ищут воссоединения, самоуважения и новых перспектив. Но прежде всего – в России и на Украине.

Переживаемая нами Крымская весна, или Революция Георгиевских ленточек, конечно же, имеет огромное значение для самого Крыма. Мы не просто реализовали лелеемую десятками лет мечту о возвращении домой. Мы продемонстрировали всему миру, что крымчане – не просто обслуживающий персонал при домах отдыха и санаториях, что мы – народ, способный действовать консолидировано для достижения общей цели, своей национальной идеи – возвращения домой, в Россию.

Жители Крыма могут и должны продолжить свою историческую миссию – борьбу за Россию

Казалось бы, эта идея реализована в целом и окончательно. Означает ли это недвусмысленный сигнал: «Народ, молодцы, все свободны, расходимся по домам»? Это что, какой-то одноразовый народ получается? Ничего подобного! Есть целый букет обстоятельств, в силу которых Крым и крымчане могут и должны продолжить свою историческую миссию, и далее реализуя свою национальную идею – борьбу за Россию. Остановимся на трёх, на мой взгляд, самых масштабных. Их я маркирую как три фронта, которые может и должен сформировать Крым, которые ему по силам удерживать, с которых он должен наступать.

Юго-Восток – Новороссия

В Крыму не забыли о своих братьях, оставшихся по ту сторону российско-украинской границы – в юго-восточных регионах Украины. Об этом свидетельствует и недавнее обращение крымского премьера Сергея Аксёнова, и переориентация на Юго-Восток деятельности целого ряда крымских общественно-политических и информационных структур, и личные контакты крымчан со своими коллегами, друзьями и близкими, ведущими борьбу против киевской хунты, неонацизма и воинствующей русофобии. Из всего этого должна появиться чёткая, структурированная и эшелонированная республиканская стратегия в отношении Юго-Востока – фрагмента исторической Новороссии, оставшегося в составе независимой Украины.

Помощь братьям-новороссам видится различной: от предоставления приюта беженцам, лицам подвергающимся репрессиям и членам их семей, до отправки добровольцев в юго-восточные регионы – в зависимости от потребностей и возможностей политического момента.

Крымчане могут помочь своим братьям-новороссам осознать себя культурно-исторической целостностью, и тогда программа объединения Одессы и Донецка, Харькова и Запорожья, Луганска и Херсона появится в сжатые сроки

Думаю, немаловажную роль могли бы сыграть концептуально-теоретическая и информационная помощь Крыма Юго-Востоку. Это только на первый взгляд кажется, что сейчас не время развивать всякого рода теории. Конечно, в этом плане надо было бы лучше подготовиться в мирное время – до разразившегося кризиса. Но раз не успели – надо в оперативном режиме, с колёс, расшивать образовавшиеся на этом участке узкие места.

Жителям Юго-Востока следует помочь осознать себя единой культурно-исторической целостностью, чётче сформулировать собственные цели и ценности, не говоря уже о стратегии и тактике своей борьбы. Пока всё это ощущается, интуитивно улавливается, угадывается людьми. Они сами всё более чётко осознают, чего не хотят. А вот общая позитивная программа, способная объединить Одессу и Донецк, Харьков и Запорожье, Луганск и Херсон – пока отсутствует. Она должна появиться в очень сжатые сроки. И крымское интеллектуальное сообщество, имеющее опыт продвижения в массы крымской идеи и вполне квалифицированно ориентирующееся в украинских политических реалиях, может сыграть в этом деле свою немаловажную роль. Если не ключевую.

Мало того, поскольку Украина как некое политически дезинтегрированное пространство, по всей видимости, просуществует какой-то немалый временной период, Крым мог бы стать центром изучения и мониторинга этой территории, что неизбежно потребуется для формирования адекватной российской политики по отношению к Украине.

Всё перечисленное – это борьба за то русское, что осталось на Украине, что сопротивляется культурно-исторической переделке и этнической зачистке, что можно и необходимо спасать, сохранять и поддерживать. По сути, это – продолжение борьбы за русский Крым, но уже за Перекопом и Чонгаром. Это – наш Северный фронт.

У России теперь есть мощный заряд социальной энергии в лице более двух миллионов патриотов, готовых подгонять Родину под ее идеализированный образ

Российская Федерация – Новая Россия

Об этом уже не раз и многими было сказано: с нашим приходом Россия не сможет остаться прежней. Она уже меняется. Меняется прямо на глазах. Россия становится более самостоятельной, полноценной, вынуждена становиться более самодостаточной, более русской, более имперской. Дорогого стоит слышать от «старых» россиян, что они теперь узнали, как можно со слезами слушать свой гимн, что российское гражданство – не обуза, автоматически достающаяся тебе по факту рождения, а то, чего можно добиваться в борьбе. Помните, как все носились с выбором российского гражданства Жераром Депардье? Не будем сомневаться в искренности его намерений. Просто сравним: один Депардье и более двух миллионов крымчан. Ведь это – более двух миллионов русских патриотов, ставших гражданами Российской Федерации по собственному осознанному желанию.

Уже сейчас некоторые восторженные соотечественники, наши новые сограждане, ставит перед нами задачу содействовать очищения России от таких язв, разъедающих её тело и душу, как коррупция, социальная пассивность, бездуховность и гедонизм. Не скажу, что мы готовы всё это выполнить прямо сейчас, но мощный заряд социальной энергии для того, чтобы попробовать взвалить на себе эту миссию, крымчане в ходе последнего месяца получили.

Мы вступаем в полосу глобальной революции Регионов, которую инициировала Россия, поддержав исторически справедливый порыв Крыма

Борьба за Новую Россию – это наш Восточный фронт. И на нём мы продолжаем реализацию своей крымской мечты. Ведь образ России, к которому мы апеллировали все эти годы, был идеализированным. Он просто не мог быть другим в отрыве от Родины. Теперь вот – настало время подгонять действительность под этот наш образ.

Глобальная революция регионов. Новая миссия России

За последнее время Крым стал узнаваем и неимоверно популярен в мире. Забавно было наблюдать митингующих на улицах Венеции местных регионалистов, размахивающих крымскими флагами. По крымскому примеру заявляют о необходимости исправить историческую несправедливость Трансильвания и Южный Тироль. Каталонцы и шотландцы укрепляются в своей решимости довести дело обретения своей независимости до конца. Петиционная кампания за выход из состава США охватила уже 29 штатов…

Установив контакты с обиженными и мятежными регионами, Крым может сыграть в надвигающейся геополитической Революции роль нового Че Гевары

Мы вступаем в полосу глобальной революции регионов, тенденции которой были подробно описаны ещё два десятка лет назад. В новых обстоятельствах я бы назвал её Революцией геополитической справедливости. Она направлена против того мироустройтва, в котором только одному государству принадлежало право определять судьбу регионов и целых государств: кому дать право на независимость, а кого – отправить на расчленёнку. Именно против этой геополитической монополии выступила Россия, недвусмысленно заявившая о поддержке исторически справедливого, основанного на безусловно выраженной воле народа, ирредентистского порыва Крыма.

Это – большой риск для страны, которая сама является полиэтничной федерацией. Этот шаг не мог быть предпринят без глубокой уверенности руководства страны в своей исторической правоте. Это – фактическое возвращение России на мировую арену в качестве сверхдержавы. И жалким пигмейством видится в этом контексте попытка лишить её места в пресловутой G-8. Ведь статус сверхдержавы определяется не количеством ядерных ракет и не экономическим потенциалом. Хотя и ими тоже. Но главное – наличие своего проекта миропорядка, своя глобальная миссия. Ещё месяц назад это всё было только у американцев. Теперь – имеется не только у них.

Крым вполне в состоянии сыграть в Революции геополитической справедливости роль этакого регионального Че Гевары. Для этого следует установить контакты с обиженными и потенциально мятежными регионами. Создание в Крыму какого-нибудь Международного центра (или института) региональных проблем, осуществление через него исследовательских, образовательных, культурных и информационных программ – видится вполне резонным и целосообразным.

Итак, третий фронт – Западный. Это фронт борьбы за геополитическую справедливость. Данный курс был обозначен ещё в Мюнхенской речи Путина и чётко прочерчен российским президентом в его «Крымском докладе». Это – чисто русский политический стиль, начало которого было положено ещё Александром Невским: «Не в силе Бог, а в Правде!». Немного приблатнённый вариант Русской Правды всем известен по культовому фильму «Брат-2». Потому и культовому, между прочим…

* * *

Итак, Крымская весна продолжается. Все три фронта – это наша борьба за Россию. Ту, которую мы всегда считали своей Родиной. Ту, за которую боролись все эти годы.

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

“Пояс лояльности”

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

Крым ушёл к бывшей

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.