Площадь Ленина в день Референдума. Симферополь

Недавно редакция Радио «Свобода», выливая очередной ушат политической грязи на Крым и Россию, призвала «сознательных» украинцев рассказать правду о Крымской весне – кто что помнит.

Слово «правда» в данном случае стоит взять в кавычки, так как правда им нужна особенная, исключительно негативная, опровергающая то, что подтверждает большинство крымчан.

Сказано – сделано! Полились потоки той самой «правды», словно по инструкции повторяющей одно и то же: референдум под дулами автоматов, подтасовки результатов, массовые убийства крымских татар, выбор присоединения к России только ради высоких зарплат и пенсий, прочие небылицы. А ещё море ненависти, оскорблений и обещаний обязательно вернуть Крым. Правда, на последнюю угрозу крымчане давно уже научились отвечать: мол, спасибо, Крым уже вернули!

Ещё, словно под копирку, пишут о «пустых полках» в магазинах полуострова, отсутствии воды в городах и о тотальном недовольстве жителей Крыма присоединением к России.

Почитал я эти истории и решил тоже написать – то, что видел своими глазами, что чувствовал и о чем думал в то время. То, что помню и не забуду до конца своих дней.

Конечно, все мы в те дни наблюдали за событиями на Украине, каждый раз недоумевая от происходящего, не успевая переварить ежечасно меняющиеся новости. Казалось, хуже того, что произошло сегодня, просто не может быть, однако новый день шокировал по-новому, доказывая, что глупости и жестокости нет предела. Порой приходила мысль, что это какой-то нелепый сон, завтра утром проснешься, а всё уже закончилось, в стране покой и порядок. Но… не тут-то было, события развивались стремительно, увеличиваясь в масштабах и удручая своей необратимостью.

В конце концов наступила, как говорится, точка невозврата. Стало понятно – назад дороги нет и события на Украине в самое ближайшее время коснутся Крыма. Это были, пожалуй, самые трудные для крымчан дни. Все мы прекрасно понимали, что те, кто пришел к власти, и те, кто к этой власти их привел, не простят крымчанам. Не простят другого мнения, других героев, другой истории; не простят, что мы сами – другие; да просто того, что мы называемся крымчанами.

Помню, как в те дни сутками сидел в интернете, отслеживая новости на разных сайтах и просматривая многочисленные ролики. Помню сообщения и звонки от друзей и близких из разных городов и стран. У всех был только один вопрос – что происходит на Украине и спокойно ли в Крыму?

На одном форуме, где я был единственным крымчанином, администратор постоянно блокировал политические дебаты, но раз за разом вновь созданные обсуждения на самые разные темы неизбежно сводились к одной – обстановке на Украине и в Крыму.

Приходилось много всего рассказывать – объяснять и успокаивать, доказывать и спорить – разговоры порой длились часами. В основном, конечно, все переживали и поддерживали, но, увы, среди старых друзей, с которыми, казалось бы, прошел огонь и воду, нашлись и те, кто поддержал киевскую хунту, осудив при этом непокорный Крым. И вновь – разговоры и переписки, аргументы и споры, убеждения и наступающий в конце концов момент истины, когда понимаешь, что бывший друг стал тебе чужим человеком…

Пришло время, и в сторону крымчан начали поступать первые угрозы из Киева, народ стал готовиться к приезду непрошеных гостей. Горожане выходили на площади, вступали в ополчение, вооружались, кто чем мог. Меня в те дни, как назло, свалил грипп, и было досадно, что нельзя присоединиться к землякам. Зато в народное ополчение записался мой сын. Помню, как он рассказывал мне об этом: «Нас собрали утром в парке, построили, и строгой колонной мы пошли к Верховному Совету. Когда вышли на улицу Серова, увидели перед зданием правительства много народа. В какой-то момент все вдруг повернулись в нашу сторону и стали дружно хлопать и кричать: «Мо-лод-цы, мо-лод-цы!» Это было неожиданно! Я испытал какое-то особое чувство гордости и единения со всеми! Никогда этого не забуду».

Были самые разные версии развития ситуации, и худшие из них было страшно озвучить, а в лучшие трудно было поверить, так кардинально могли они изменить жизнь Крыма

Помню, как в тот знаменательный день – 27 февраля – сын вернулся рано утром с дежурства, вбежал в комнату и сказал с волнением:

– Пап, ты знаешь, что произошло?

– Что?

– Совмин и Верховный Совет окружены милицией, а над зданиями – российские флаги!

– И что это значит?

– Да в том-то и дело, что никто пока не знает! Одни догадки…

В тот момент действительно никто не мог даже предположить, что будет дальше… В душе у всех творилось такое, что словами это описать очень трудно! Были самые разные версии развития ситуации, и худшие из них было страшно озвучить, а в лучшие трудно было поверить, так кардинально могли они изменить жизнь Крыма.

Когда же наконец всё прояснилось, радости не было предела! Симферопольцы специально приезжали со всех концов города, чтобы посмотреть на российский флаг, гордо развевающийся над зданием правительства!

Никто не тешил себя мыслью, что всё позади, наоборот, все прекрасно понимали – всё только начинается и впереди у крымчан ещё много испытаний, намного больше, чем можно себе представить! Но ни у кого из тех, кого я видел и слышал в тот момент, даже мысли не было усомниться в правильности нашего выбора! Это была ещё одна, но уже крымская точка невозврата, когда назад пути нет и надо идти только вперед, к намеченной цели.

Хотелось спросить: а где вы, господа, были раньше со своей любовью?

Помню, как перед референдумом стали появляться всевозможные вбросы со стороны Украины: пророчества «сознательных крымчан» о страшных последствиях необдуманного шага; многочисленные письма «дочерей офицеров», словно списанные друг у друга – о том, как хорошо всем жилось в Крыму при Украине; всевозможные видеоролики с признаниями Западной Украины в неожиданно проснувшейся любви к русским. Даже мэры городов поучаствовали в этом.

Смешно было смотреть, как какой-нибудь парнишка ходит с российским флагом по улицам Киева или Львова и постоянно повторяет: «Вот видите, никто меня не трогает!». Было и такое, что Львов целый день говорил по-русски и даже выпустил книгу на русском!

Хотелось спросить: а где вы, господа, были раньше со своей любовью? Где вы были, когда ещё лет пятнадцать назад герои сериала, который смотрела моя мама, неожиданно, с двадцать какой-то там серии, вдруг заговорили на украинском? А описания к лекарствам – исключительно на «мове»? А фильмы в кинотеатрах – я больше десяти лет не был в кино! Или вы думаете, я забыл, как однажды заполнял формуляр для отправки посылки? Там была инструкция на украинском, английском и, внимание, – на французском! Только не на русском! И это на автономной территории, где на русском говорит почти всё население! А дорожные знаки, реклама, документы? А названия городов и поселков? А имена? Кто дал вам право их коверкать?

А чего стоит обращение к крымчанам студентов украинских вузов! Удивляет наивность, если не глупость тех, кто делает такие проекты. Чего они ожидали добиться, если после порции сладких слов о любви к Крыму и его жителям, о том, что «мы братья и должны жить в мире», неизбежно звучало: «незаконный референдум», «обманутые крымчане», «преступное правительство Путина» и т. д.?

Площадь Ленина в день Референдума. Симферополь

«Никто же не запрещает вам говорить по-русски!» – снисходительно пишут украинские патриоты. Спасибо, но нам не надо подачек. Русский – наш родной язык, язык нашего народа, второй родной подавляющего большинства других народов Крыма и мы имеем право пользоваться им в полной мере.

Помню, сын проснулся утром и первым делом спросил: – Ну что, пап, голосовать идем? – Ты же никогда раньше не голосовал? – усмехнулся я. – Раньше не за что было… – А теперь есть за что? – А теперь есть

В погоне за украинизацией вы на протяжении двадцати трех лет пытались уничтожить наш язык. Ну так и не обижайтесь теперь. Вы называете нас предателями. Но разве это мы предали свою историю, переписав её заново? Разве мы предали истинных героев, возвеличив пособников фашистов, убивавших наших дедов? Разве мы отменяли День Победы, ломали букеты ветеранам и рисовали свастику на памятниках войны? Разве для нас орденская лента медали «За победу над Германией» стала одним из главных объектов ненависти, за которую вы готовы убить?

Это вы предали свою страну, отдав её на растерзание негодяям, это вы сделали своими кумирами Европу и Америку с их двуличностью и лживой демократией.

Впрочем, хватит об этом, вернемся к воспоминаниям о Крымской весне. Конечно, запомнился и день референдума – 16 марта – лично для меня, пожалуй, самый главный день в истории Крыма, потому что в этот день решение принимало не правительство, а сам народ.

Помню, сын проснулся утром и первым делом спросил:

– Ну что, пап, голосовать идем?

– Ты же никогда раньше не голосовал? – усмехнулся я.

– Раньше не за что было…

– А теперь есть за что?

– А теперь есть.

Не буду рассказывать, как проходил сам референдум, об этом уже много написано, все крымчане видели это своими глазами. И не надо ничего доказывать тем, кто не верит, – это их проблемы.

Больше всего запомнилась площадь Ленина вечером после референдума. Признаюсь, я никогда не видел на ней столько людей! Это было живое человеческое море! Площадь не вмещала всех желающих, и многие были вынуждены находиться на соседних улицах. Люди обнимались и поздравляли друг друга, у некоторых на глазах были слезы. Это был настоящий праздник – не номинальный, не официальный, а самый искренний, душевный и такой желанный – одна большая единая радость, а точнее, всеобщее ликование!

В те дни, гуляя по улицам Симферополя, можно было запросто встретить самых разных знаменитостей – от Валентины Терешковой и Николая Валуева до рок-группы «Ассерт» и «Ночных волков».  Город стал своего рода меккой звезд разного уровня и значения. Они приезжали специально, чтобы поддержать нас в это трудное время.

Балаклавы позволяли видеть только их глаза, но в них не было никакой агрессии, наоборот, часто там читалась улыбка. Потому-то их никто и не боялся

Не забыл я, конечно, и про «вежливых людей» – а как же про них забудешь! Вопреки рассказам «самых правдивых» украинских СМИ, они действительно были вежливыми, аккуратными и абсолютно мирными. Балаклавы позволяли видеть только их глаза, но в них не было никакой агрессии, наоборот, часто там читалась улыбка. Потому-то их никто и не боялся. Многие подходили специально, чтобы поблагодарить военных, приносили им сигареты, воду, шоколад. Все понимали, что «зеленые человечки» пришли защищать нас, а не нападать.

И понеслось… – весь мир увидел фотки «вежливых людей» с детьми, девушками, целыми семьями. Ну и, конечно, с кошками!

Хорошо помню, как в Симферополе тогда воцарился какой-то особенный порядок – ни пьяных, ни шумных компаний. Военная форма и строгая дисциплина мобилизовали жителей города, и они сами стали вежливей и интеллигентней!

А ещё Крым заполнили толпы журналистов чуть ли не со всего света. Крупнейшие новостные агентства прислали сюда своих сотрудников. Когда где-нибудь что-то происходило, тут же появлялись камеры – большие и маленькие, вытягивали свои ноги штативы самых разных размеров, щелкали фотоаппараты и сверкали яркие вспышки. Многих журналистов узнавали в лицо, некоторых уже вечером можно было увидеть на центральных каналах.
Побегав по улицам, они оседали на своих уже пригретых местах – как правило, это были кафе и бары – пили кофе, стучали кнопками клавиатуры, что-то писали, куда-то звонили…

Несколько иностранных журналистов записывали так называемые «подводки» для своих новостей, а за их спинами стояла группа крымчан, подняв над собой плакаты, на которых было написано по-английски: «Если Запад принял майдан, пусть примет и наш референдум»

Хорошо запомнился один эпизод рядом с крымским парламентом поздней ночью. Несколько иностранных журналистов записывали так называемые «подводки» для своих новостей, а за их спинами стояла группа крымчан, подняв над собой плакаты, на которых было написано по-английски: «Если Запад принял майдан, пусть примет и наш референдум», «Обама – лицемер! Нет двойным стандартам!» К слову, работники пера вынуждены были смириться с таким фоном.

В какой-то момент к нам подошел иностранец, возможно тоже журналист, и на довольно сносном русском завел разговор:

– То, что происходит в Крыму, неправильно, незаконно.

– А разве правильно, если бы в Крым приехали вооруженные нацисты с Украины и начали убивать людей?

– Но ведь не приехали же!

­– А вы хотели бы, чтоб приехали?

– Глупо так говорить, конечно не хотел бы, никто этого не хотел.

– А разве не глупо говорить: «Но ведь не приехали же»?

Мужчина ничего не ответил и быстро удалился.

Иностранные журналисты под зданием Верховного Совета Крыма. Симферополь

Я пишу всё это уже несколько часов подряд, а память раз за разом возвращает меня в те дни и всплывают в ней всё новые и новые события… Это было как будто вчера и вряд ли когда-то забудется. Слишком значимо это было для всех нас и очень яркими были впечатления.

Крымская весна сплотила крымчан, позволила им по-новому взглянуть на жизнь, заново переосмыслить завоевания наших дедов и ещё раз понять цену Победы и важность её символов, начиная от орденской ленты и заканчивая государственным флагом. Особый смысл приобрели для многих такие слова, как «русский», «Россия», «фашизм», «война», «друг» …

«Это был отличный год! Хорошо, что мы провели его вместе» – такая фраза в конце прошлого года автоматически появилась на моей странице в популярной социальной сети. Прочитав это, я не удержался, чтоб не добавить: «Год был очень трудным ­– эмоционально, материально… Страшные события, шокирующие новости, бессонные ночи в интернете, потери друзей. А потом – проблемы с банками, документы и очереди, номера и телефоны, цены и курсы валют… ах, да, ещё и санкции! Но ни на минуту я не пожалел о своем выборе, ни разу не появилось подленькое чувство сожаления. Более того, я уверен, что как бы трудно ни было дальше – не будет никаких сомнений о сделанном.

А ещё этот год был знаменательным. Скажите, часто ли на нашу жизнь выпадают такие события? А сколько новых дат поведут счет с нулевой отметки!

Я – русский по крови, рождению и духу, но с украинской фамилией.

Я горжусь своей страной и буду поддерживать её, несмотря ни на что.

Вперед, Россия! Вперед, Крым!

 

Евгений Бондаренко, Симферополь

Фото автора

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.