На днях мне довелось побывать на видеомосте между Москвой и Симферополем, посвящённом годовщине “русской весны” в Крыму. Говорили, разумеется, не о прошлом, а о будущем полуострова. За прошедшие с тех пор пару дней мне удалось прочесть два материала, написанные журналистами, присутствовавшими на мероприятии. Если верить автору первого, то всё ограничилось советом жителям Крыма радоваться, что им выдали российские паспорта и не пыхтеть. Второй заметил только инвективы в адрес Алексея Чалого.

Ростислав Ищенко. Фото: ruspravda.info

В принципе, к репортёрам у меня претензий нет. Их работа в том и заключается, чтобы быстро поймать (что, впрочем, не значит правильно) одну мысль и срочно сформулировать заметку. Просто мне представляется, что озвучиваемая репортёром в заметке мысль должна быть действительно доминирующей. Между тем, ни констатация того, что жителям Крыма, по сравнению с остальной Украиной, крупно повезло, ни проблема взаимоотношений внутри севастопольской власти в ходе видеомоста не доминировали. Эти темы скорее возникли как сопутствующие в ходе обсуждения главной – насколько Крым интегрировался в Россию и достаточна ли помощь российской власти.

И вот как раз в этом вопросе определилось разное отношение к ситуации участников обсуждения. С моей точки зрения это важно, поскольку именно проблема адекватности восприятия реалий населением и властью Крыма как раз и определяет не только неизбежность конфликтов внутри власти полуострова и Севастополя, но и устойчивость общей социально-политической ситуации в регионе.

Например, социолог Евгений Копатько констатировал, что на сегодня уровень доверия к местной власти в Крыму достаточно высок, но при этом разумно и осторожно заметил, что для сохранения он ещё должен быть подкреплён реальными достижениями. Я же добавлю, именно достижениями местной власти, а не федеральной.

Евгений Копатько. Фото: polittech.org

Олег Бондаренко и Сергей Михеев нашли, что Крым всё же не совсем ещё Россия. Сергей акцентирует внимание на том, что регион всё ещё нуждается как в экономической, так и в административной поддержке центра. Олег видит корень проблемы в перманентном конфликте власти в Севастополе, который, по его словам, ведётся не по российским правилам, а в типично-украинском формате майдана.

То, что обе точки зрения имеют право на существование, тут же подтвердили представители региональной власти. Сенатор от Севастополя Андрей Соболев заявил, что Крыму надо много и упорно помогать материально, вплоть до того, чтобы перенести на полуостров целые заводы с материковой России. А депутат Законодательного собрания Севастополя Татьяна Сандулова подробно и популярно рассказала, в чём именно не прав Чалый и какие у него разногласия с губернатором Меняйло.

Андрей Соболев, губернатор Севастополя. Фото: ruinformer.com

Уверен, что обе проблемы действительно являются значимыми для Крыма и, особенно, для Севастополя. Но первичны ли они? Где здесь курица, а где яйцо?

Начнём с помощи федерального центра. Трансферты из федерального в местный бюджет, который, по утверждению Аксёнова, больше, чем бюджеты любых 5-и областей Украины. Строительство дорог в Крыму, вложения в курортную инфраструктуру, строительство железнодорожного и автомобильного моста через Керченский пролив, строительство энергомоста, практически уже обеспечившего энергетическую независимость Крыма от Украины. Работы по обеспечению полуострова водными ресурсами, взамен перекрытого Киевом канала, подававшего днепровскую воду. Это только самые заметные и самые дорогостоящие проекты, финансируемые федеральным центром.

Строительство Керченского моста планируется завершить в декабре 2018 года. Фото: most.life

Откуда же тогда у крымских властей ощущение недостаточности поддержки? Оттуда же, откуда у значительной части населения Крыма чувство незаконченности политического реформирования. От завышенных ожиданий. Украина старалась контролировать каждый шаг крымской власти. Последний (для Крыма) президент Украины и вовсе присылал наместников и целые команды управленцев, не имеющие никаких корней в регионе. Местная элита была фактически отстранена от принятия конкретных ответственных решений. Привыкнув к столь тесной опеке, она (возможно подсознательно) ожидала аналогичных действий от федерального центра, от Москвы. Ждали, что “вот приедет барин, барин нас рассудит”.

А выяснилось, что надо работать самим. Центр помогает, но чем дальше, тем больше спрашивает за эффективность работы. И тучные первые годы после возвращения Крыма, когда федеральные деньги инвестировались в полуостров бурным потоком, скоро закончатся. Зарабатывать надо будет самостоятельно. Тем более, что у Крыма есть для этого все условия.

Необходимость строгого соблюдения законодательства, отличающая Россию от Украины, тоже не всех обрадовала

Параллельно, население ожидало, что сам факт перехода в Россию повысит уровень жизни сразу и в разы. Между тем, улучшение произошло в основном на фоне ухудшения ситуации на Украине. В связи с санкциями, введёнными как против России, так и конкретно против Крыма, жители полуострова столкнулись с некоторыми трудностями. Необходимость строгого соблюдения законодательства, отличающая Россию от Украины, тоже не всех обрадовала. Особенно на фоне сохранения старого чиновничества, со старыми, ещё украинскими коррупционными привычками. Здесь возник ещё один очаг напряжения – активисты крымской весны не могли понять, почему их встречают в кабинетах те же люди, которые совсем недавно до конца сохраняли лояльность Киеву (даже после того, как там уже произошёл переворот).

Но ведь Москва не может наводнить Крым идеальными чиновниками, выращенными где-то на Чукотке или на Камчатке. И героя обороны Перекопа или боёв под Верховным Советом Крыма не назначишь отвечать за коммунальное хозяйство города и не поставишь начальником милиции или прокурором без профильного образования и опыта работы.

Мне представляется, что пресловутый конфликт Чалого и Меняйло, о котором постоянно упоминали участники видеомоста от Севастополя, родом оттуда же – от завышенных социальных ожиданий и от недовольства неочевидным характером перемен (мост в Крым же не в отдельный двор строят, он вроде как общий), а также из-за конфликта революционных масс, вышедших на улицы Севастополя и других городов Крыма свергать украинский мир, и старого чиновничества, во многом сохранившего свои позиции.

Алексей Чалый и Сергей Меняйло. Фото: polytika.ru

Представительская власть всегда была более популистична, чем власть исполнительная. И практически всегда недовольство масс власть представительская пыталась канализировать и направить на власть исполнительную. Более того, в конкретных условиях постреволюционного Севастополя, вчерашние трибуны, народные любимцы и т.д. вполне искренне могут считать, что они должны контролировать всю власть. По сути дела, как это бывает практически в любой революции, разделение властей отвергается, а Законодательное собрание, как революционный Конвент, пытается стать не рядом с исполнительной властью, а над ней.

Но в Крыму и Севастополе революция закончилась. Закончилась 2 года назад с приходом “вежливых людей”, не успев, по сути начаться. В Донбассе революция идёт до сих пор, но никто в Крыму населению Донецка и Луганска не завидует. России революции не нужны. России нужны стабильность и законность.

Любые органы и структуры, любые герои и трибуны должны действовать в рамках закона. Есть стандартная структура региональной власти. Она должна соблюдаться. Если ситуация конфликтна и этот конфликт не удаётся разрешить – кто-то должен уйти. Чалый потребовал от федерального центра отставки Меняйло. Имел право. К нему не прислушались, и Чалый подал в отставку сам. Правильно поступил. Но потом почему-то передумал и начал вновь добиваться отставки Меняйло, в том числе и при помощи изменения процедуры назначения губернатора.

А это уже неправильно, поскольку подобная борьба предполагает обращение к избирателям для того, чтобы оспорить выбор федеральных властей, сделанный ими строго в рамках своих полномочий. То есть, применение технологии давления улицы на власть, которую в Москве действительно называют украинской.

Таким способом победить нельзя. Государство не может допустить социально-политической дестабилизации в главной базе Черноморского флота, который сейчас находится на острие военно-политических усилий России как в Сирии, так и на Украине. Такие действия могут рассматриваться исключительно как враждебные. Тем более, что одной из целей заявлена выборность губернатора Севастополя. Базой флота не может руководить человек, избранный обывателями (пусть и самыми что ни на есть патриотичными). В СССР Севастополь вообще был закрытым городом, управляемым из центра. Сейчас положение России не легче.

Базой флота не может руководить человек, избранный обывателями (пусть и самыми что ни на есть патриотичными)

Однако Севастополь не переводится на особый режим управления. Наоборот, по сравнению с временами Украины у города возникло реально самоуправление. И его необходимо сберечь.

В ходе видеомоста Сергей Михеев и Олег Бондаренко использовали термины “Севастопольский консенсус” и “Крымский консенсус”, обозначив ими слаженную работу исполнительной и представительской власти по окончательному социальному и психологическому вхождению Крыма в состав России. Политики должны успокоить народ, а народ умерить пыл политиков.

Сегодня все технические и юридические процедуры выполнены. В течение пары лет закончатся вложения в инфраструктуру и в пути сообщения с материковой Россией. С точки зрения федерального центра Крым ничем (кроме климата) не будет отличаться от Вологодской области, а Севастополь от Калининграда, Мурманска или Владивостока (тоже флот стоит). Особое внимание властей и прессы закончится, а требование жёсткого соблюдения закона станет первоочередным, без каких-либо поблажек. И заслуги времён крымской весны никого волновать не будут. Управлять надо здесь и сейчас. Система должна работать как часы. Если какая-то из шестерёнок мешает – её надо заменить. К сожалению, революции потому и пожирают своих детей, что человек, ведущий толпу на штурм Бастилии и человек, создающий кодекс Наполеона – разные люди. Один приспособлен разрушать государство, другой создавать. Мало в каком Ленине или Сталине оба умения сочетаются.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.