Я уже писал о том, что иногда незнание школьной программы по литературе оборачивается грандиозными историческими катаклизмами. Сегодня – продолжение темы. Как это там у Федора Ивановича Тютчева, «умом Россию не понять, аршином общим не измерить…» Обычно эти стихи нашего великого поэта цитируют с эдакой издевкой. Дескать, что с них взять – ненормальных? Между тем, на самом деле Тютчев, конечно, имел в виду совершенно другое – особую природу России. Помните продолжение – «у ней особенная стать…»?  

Запад действительно не понимает Россию.

Это не сегодня, не вчера и не 16 марта прошлого года началось.

Почитайте «Войну и мир».

Подойдя к Москве, Наполеон Бонапарт всё никак не мог сообразить, почему русские не присылают к нему делегацию сдаваться.  

«Вот она лежит у моих ног, играя и дрожа золотыми куполами и крестами в лучах солнца, – думал француз. – Но я пощажу ее. На древних памятниках варварства и деспотизма я напишу великие слова справедливости и милосердия… С высот Кремля, – да, это Кремль, да, – я дам им законы справедливости, я покажу им значение истинной цивилизации… Я скажу депутации, что я не хотел и не хочу войны; что я вел войну только с ложной политикой их двора…»

Вам эта риторика ничего не напоминает?

Москва от «истинной цивилизации» отвернулась.

Не видно было ни депутации бояр, ни ключей от города, ни воззвания жителей к великодушию и милосердию императора, к чему так приучили его Берлин, Вена и другие европейские столицы.

В итоге неспособность понять Россию стоила Наполеону очень дорого.

Точно так же не понимают Россию и нынешние «владыки мира». Давеча Барак Обама в интервью CNN назвал присоединение Крыма невыгодной для России импровизацией. Цитирую: «Путин принял решение по Крыму и Украине не из-за какой-то великой стратегии, а, по сути, потому, что он был застигнут врасплох из-за протестов на майдане и бегства Януковича после того, как мы помогли заключить соглашение о передаче власти… Это была импровизация…»

При этом, по мнению Обамы, присоединение Крыма невыгодно для России, поскольку ей приходится платить за это большую цену в виде международной изоляции и падения доходов.

Надеюсь, теперь, после слов Обамы об импровизации, украинские «патриоты» перестанут нести чушь о том, что Россия готовила аннексию Крыма на протяжении десятилетий

Прямо не президент великой державы, а бухгалтер.

Ну, во-первых, надеюсь, теперь, после слов Обамы об импровизации, украинские «патриоты» перестанут нести чушь о том, что Россия готовила аннексию Крыма на протяжении десятилетий.

Во-вторых, американский президент-бухгалтер признал, что Путиным двигали не материальные, а моральные соображения.

И главное: обратите внимание на систему ценностей Обамы.    

Как истинный «западник», он всё измеряет в системе координат «выгодно – не выгодно».

Да нельзя было тогда, весной минувшего года, поступить иначе. Нельзя. Невозможно было отдать Крым на растерзание «бандерлогам». Какие здесь могут быть рассуждения о том, выгодно это или не выгодно?

Я специально предложу самую банальную аналогию из всех возможных. Представьте себе, что вы возвращаетесь домой поздним вечером. Темно. Глаз выколи. Группка полупьяной шпаны пристает к девушке. Их человек пять – она одна. Что вам выгодно в этой ситуации? Тихонько пройти мимо.

Вот и здесь была почти в точности та же самая ситуация.

Не было тогда, минувшей весной, у Путина другого выхода. Точнее, был – оказаться такой же сукой, как Борис Николаевич Ельцин, который слил Крым в 1991 году

Ну да, можно было еще раз сдать Крым и крымчан. И, продолжая тихо продавать нефть по сто баксов за баррель, припеваючи жить на это бабло. Попутно городя околесицу в СМИ о том, что Крым – неотъемлемая часть Украины. Бла-бла-бла…

Не было тогда, минувшей весной, у Путина другого выхода. Точнее, был – оказаться такой же сукой, как Борис Николаевич Ельцин, который слил Крым в 1991 году.

Кстати, обращали ли вы внимание на то, что Соединенные Штаты Америки, а с ними и все их вассалы фактически признали российский статус Крыма и результаты крымского референдума.

Не понимаете?

Объясняю.

Против кого направлены все эти антикрымские санкции – ну, самолеты к нам американские и европейские не летают, Visa и Mastercard не работают, Apple, Google и прочие Hewlett-Packard – тоже? Против Путина что ли? Или против Лаврова? Да нет, конечно. Путину с Лавровым – «как физическим лицам» – от этого ни холодно, ни жарко. Против нас, простых крымчан, эти санкции направлены, нам они жить мешают, нам хуже делают.

За что?

А за то, что 16 марта прошлого года мы начихали на их миропорядок и проголосовали за воссоединение с Россией. За непослушание.

Это они нас в угол поставили.

По идее ведь как должно быть. Раз нас аннексировали и оккупировали, значит, мировое сообщество во главе с США должно прийти к нам на помощь. Делать всё, чтобы нам здесь, на оккупированной территории, жилось как можно легче. А они видишь как – наоборот. Мало того, что мы здесь страдаем под властью проклятых российских оккупантов, так нас еще и Америка наказывает…

Идиоты, в общем.

Не хотите читать Толстого, почитайте Ницше, невежды: «Всё, что не убивает нас, делает нас сильнее»

На самом деле, эти санкции, это наказание, эта показательная постановка в угол и есть признание результатов крымского референдума. Признание того, что воссоединение с Россией – это выбор крымчан, а никакая не аннексия и не оккупация.

Ну а что до неприятностей, которые несут нам санкции, то американцы и европейцы там у себя, в своем сытом мире, не понимают, что мы пережили перед и сразу после распада СССР. Они не стояли в многочасовых очередях за продуктовым набором из килограмма костей и пачки сливочного масла. Не расплачивались миллионами за булку хлеба. Я иногда рассказываю студентам, что самой дорогой вещью, которую я купил в своей жизни, был… восьмитомник Шекспира. Это было в середине девяностых. Я заплатил за восемь томов восемь миллионов купонов-карбованцев. По миллиону за том.

Они не спали несколько зим подряд в свитерах и теплых штанах под толстыми одеялами, потому что в квартирах не было отопления. Они не жили на пять долларов в месяц. Не пили технический спирт и не курили самокрутки, набитые прогорклым табаком из недокуренных бычков. Не варили суп из бульонных кубиков. Ну и, главное, они не читали «Войну и мир». Слишком толстая книжка. Слишком много времени надо потратить. А у них время – это деньги. Даром что ли этот афоризм придумал один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин.

Да-да, тот самый, что изображен на стодолларовой купюре.

Не хотите читать Толстого, почитайте Ницше, невежды: «Всё, что не убивает нас, делает нас сильнее».

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.