На сегодняшний день необходимость скорейшей децентрализации украинской власти является уже давно не революционным лозунгом, а консенсусом элит – правящих и оппозиционных, центральных и региональных. Однако, достаточно неожиданно, альтернативой децентрализации стало требование федерализации Украины.

Прежде всего, необходимо отметить, что никакой взаимоисключаемости между двумя процессами не существует: федерализация заведомо предполагает определенный уровень децентрализации власти, но совсем не обязательно более высокий, нежели децентрализация в рамках de jure унитарного государства.

На сегодня вариант децентрализации в изложении премьер-министра Арсения Яценюка – выборность глав исполнительной власти в регионах, резкое увеличение налогов и сборов, остающихся в областных бюджетах и сохранение (вплоть до внесения в Конституцию основных положений) действующего Закона о языковой политике («Кивалова – Колесниченко») вполне «накрывает» собой требования сторонников федерализации Юго-Востока Украины.


Несмотря на несомненное наличие целого ряда предпосылок для создания Украинской Федерации (начиная от национально-культурных, языковых и конфессиональных различий регионов, заканчивая их различным историческим опытом), ее жизнеспособность вызывает большие сомнения.

В политическом плане самостоятельность административных единиц столь неоднородной в национальном, языковом, конфессиональном и историко-культурном плане Федерации требует противовеса в виде сильной президентской либо парламентской власти. Но президентская или президентско-парламентская республика в качестве формы государственного устройства на сегодня отвергнуты украинским обществом и, что не менее важно, – украинскими элитами.

Из-за разницы в пересчете ВВП на одного гражданина ежегодное обсуждение Федерального бюджета будет порождать рецидивы сепаратизма в одних регионах и вспышки национализма в других

Что же касается парламентской или парламенско-президентской республики, то она – в современных украинских реалиях – может уравновесить «федеративность» только при наличии сильного правительства, опирающегося на стабильное большинство. Однако, последнее – все в тех же современных украинских реалиях – несомненная fata morgana. Не говоря уже о том, что практически неизбежное для федеративного государства введение Верхней палаты парламента неизбежно приведет к дополнительным «конфликтам полномочий». (В последнем утверждении автор опирается как на политкорректный аргумент в виде новейшей истории конкуренции ветвей украинской власти, так и на неполиткорректный – в виде особенностей национального менталитета).

В экономической плане широкие полномочия субъектов Федерации означают – прежде всего! – обеспечение этих полномочий соответствующим бюджетом. И тут возникает проблема: ВВП в пересчете на одного гражданина украинские регионы производят различный (причем – существенно!), а социальные нормы должны быть примерно одинаковыми – в рамках единой общенациональной экономической системы. Сознательно упрощая ситуацию (ибо часть данной проблемы все же может быть решена в рамках Бюджетного и Налогового Кодексов), можно предположить, что каждый год обсуждение Федерального бюджета будет порождать рецидивы сепаратизма в регионах-донорах и вспышки национализма в регионах-акцепторах.

Федерализация на практике может оказаться “феодализацией” – захватом власти в регионах крупными финансово-промышленными группами, как это уже произошло в Днепропетровской области

В административном плане переход к Федерации означает необходимость наличия определенного количества чиновников, профессионально владеющими навыками государственного менеджмента в условиях федеративного устройства государства. На сегодняшний день количество таких специалистов недостаточно не только для заполнения ключевых должностей, но и для обеспечения подготовки необходимого количества требуемых профессионалов госуправления в течение ближайших 2-3 лет.


С сожалением можно отметить, что сегодняшний уровень подготовки украинских госчиновников не соответствует даже простейшей – унитарной централизованной модели государственного устройства: последние 15 – 20 лет административная вертикаль активно подменялась коррупционной – со всеми вытекающими «знаниями» и «умениями».

В плане управления территории существует риск, что федерализация на практике окажется «феодализацией» – захватом de jure и покупкой de facto власти в регионе крупными финансово-промышленными группами (олигархами), вплоть до создания за государственный счет «частных армий», что сегодня на практике происходит в Днепропетровской области, отданной в управление Игорю Коломойскому (группа «Приват»). 

С каждым днем унизительного для страны фарса под названия «антитеррористическая операция», шансов избежать федерализации, как меньшего зла относительно распада, у официального Киева все меньше. К этому сценарию, очевидно, склоняются и западные партнеры нынешней киевской власти. Что же касается возможности для Киева «сохранить лицо», то г-н Лавров в отношении государственного устройства Украины еще 2 апреля заявил, что Россия «не настаивает на терминах». Т.е., федеративное устройство de facto может быть закреплено и в условиях сохранения в Конституции термина «унитарное государство»…

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Говорит Юго-Восток

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.