«Хватит кормить Крым!» Слабо верится, что подобный лозунг завоюет в скором времени умы и сердца российской общественности, однако наверняка многие, искренне порадовавшись за возвращение Крыма на родину, следом задумались, что родина и он сам лично теперь должны будут поддержать новый субъект не хорошим настроением, а ступившим на полуостров рублем. И, действительно, для Крыма создали отдельное министерство и направили по его каналам 15 млрд рублей. Крым из явления внешней политики перешел теперь в политику внутреннюю, поставив перед Россией ребром ряд вопросов. Вопросов об эффективности государства, на которые придется дать ответы.

Крым уже сейчас сравнивают с Абхазией и Южной Осетией, мол, наобещать наобещают, дороги не построят и оставят прозябать захолустьем. В Абхазии с Южной Осетией проблемы действительно есть, и восстановление идет не таким темпами как хотелось бы. Но есть принципиальное отличие от крымского случая. Развитие этих республик буксует, прежде всего, по внутренним причинам, часто психологического характера. Нередко в Цхинвале можно услышать слова «Зачем восстанавливать, если скоро снова придут грузины и придется воевать?» К тому же сказывается непризнанность со стороны большинства государств. К Крыму подобные проблемы неприменимы – жители полуострова ни с кем не воевали и от признания России в мире никто отказываться не собирается.

Крым должен стать тем «пинком», который переведет разговоры о борьбе с коррупцией в реальность

Главная преграда на пути развития Крыма, как ни крути, коррупция. Только ежегодная финансовая помощь новому субъекту должна будет составить 3 млрд. рублей – стоит ли говорить, сколько желающих найдется отщипнуть от этой суммы для себя? Однако  полуостров теперь не просто географическая территория, это политический феномен, к которому еще долго будет приковано повышенное внимание не только остальной России, но и других стран. Для многих, особенно за рубежом, он станет своеобразной долгоиграющей Сочинской Олимпиадой – любой прокол, срыв, нераскрывшееся кольцо и заклинивший замок будут сопровождаться злорадными «Мы же говорили! Роисся вперде!» Ответ один – мобилизация ресурсов, экономических, человеческих, политических, которая невозможна без повышения эффективности госуправления и снижении уровне коррупции. Крым должен стать тем «пинком», который переведет разговоры о борьбе с коррупцией в реальность. Это необходимо, чтобы воссоединение с Крымом, которое восприняли с таким воодушевление по обе стороны от Керченского пролива, не сменилось разочарованием.

И это воодушевление – еще одна важная вещь, которой Крым помог России. В некотором смысле Крым стал даже примером искренности для «старой» России. «Еще один, парадоксальный момент – в лице большинства граждан Крыма, Россия получает самых настоящих патриотов. Не квасных, не номенклатурных, не проплаченных и лицемерных, а самых настоящих, о которых может только мечтать любое руководство», – пишет на своей страничке в соцсети один из коренных крымчан, который родился, вырос и живет в Симферополе. Действительно, столько смысла, сколько вкладывали в российский флаг крымчане, выходя с ним на улицы и вывешивая на стенах домов, не вкладывает, пожалуй, ни один российский «патриот», маршировавший прежде на митингах и шествиях, независимо от его политической направленности.

Наконец, Крым самым практическим образом помог не только России, но и многим за ее пределами, особенно в ближнем зарубежье. После прихода в Киеве новой власти в феврале этого года, Украина стала стремительно превращаться в четвертую страну Балтии, государственность которой строится на банальном, даже вульгарном, национализме, противопоставлении себя России и совместной с ней истории. На Украине выстроились в очередь политики, предлагавшие отменить закон о региональных языках, разорвать отношения с Россией, войти в НАТО и пр. Словом, как говорится в одном из поэтических продуктов украинской революции, «Никогда мы с вами не будем братьями ни по родине, ни по матери». Постсоветский национализм в лице прибалтийских политиков эти стремления всецело поддерживал. До тех пор, пока Крым не хлопнул дверью.

Крым стал примером искренности для «старой» России

Эхо от крымской двери на берегу Балтийского моря услышали совершенно отчетливо. Вскоре после этого президент, премьер и спикер Сейма Латвии даже выступили с совместным заявлением, в котором подчеркнули, что Латвия «ценит и защищает многообразную культуру и языки как латышей, так и других национальностей». И ничего, что месяцем ранее латвийское правительство провозгласило перевод всех школ нацменьшинств на латышский язык обучения – теперь решили отложить реформу до поры до времени.

В Эстонии пошли дальше. Не просто сбавили градус национализма, но пошли даже навстречу «инородцам». Обновившееся в конце марта правительство республики включило в коалиционный договор намерение упростить условия сдачи экзамена на получение эстонского гражданства для неграждан старше 65 лет – теперь письменный экзамен на знание эстонского языка для данной возрастной группы неграждан будет заменён устным собеседованием. Более того – решено автоматически предоставить гражданство Эстонии приблизительно тысяче детей, у которых оба родителя не имеют гражданства. Буквально аттракцион невиданной прежде щедрости. И Крым здесь, конечно же, совсем «не при чем».

На самом деле даже очень при чем. В этом зеркале Крыма отражаются системные проблемы постсоветских государств (да что уж говорить – и проблемы международных отношений вскрылись, как никогда за последние 20 лет). Он на них указывает и заставляет решать, чтобы не было хуже. Ну, и кто кому в итоге помогает?

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.