Дело было в Севастополе.

Утром в дверь позвонил сосед и говорит: в Москве – переворот.

Ух ты, подумал я: переворот. Прямо как где-то там – в Чили, Никарагуа или еще каком-нибудь Мозамбике. На подсознательном уровне почему-то сразу стало ясно: телик можно не включать. И  действительно, там показывали известно что – «Лебединое озеро».

Я настроил старенький радиоприемник то ли на «Би-Би-Си», то ли на «Голос Америки» – сейчас уже и не упомню. Оказалось, что власть в стране захватил некий Государственный комитет по чрезвычайному положению во главе с вице-президентом СССР Геннадием Янаевым и председателем КГБ Владимиром Крючковым. Путчисты объявили о введении в стране чрезвычайного положения «в целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожали жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего Отечества». В Москву вошли войска: мотострелковые полки, разведчики Таманской и Кантемировской дивизий, более ста боевых машин пехоты, 148 бронетранспортеров, 430 тяжелых армейских грузовиков и около четырех тысяч человек личного состава. Кроме того, в распоряжении заговорщиков находилась группа «Альфа», подразделения ОМОН и личный состав дивизии внутренних войск имени Дзержинского.

Всего в нескольких километрах от меня, в Форосе, сидел под домашним арестом Михаил Горбачев. Его дача была блокирована и с суши, и с моря – командующий Черноморским флотом адмирал Хронопуло выступил на стороне ГКЧП.

Никаких сомнений в том, кого поддержать, не было. Назад в «развитой социализм» не хотелось

Никаких сомнений в том, кого поддержать, не было.

Назад в «развитой социализм» не хотелось. Не хотелось петь: «Взвейтесь кострами, синие ночи! Мы пионеры – дети рабочих. Близится эра светлых годов. Клич пионера: «Всегда будь готов!» Хотелось свободы, хороших книг и хорошей музыки. Хотелось в Америку или на худой конец – хотя бы в Европу.

Я сразу же живо представил себе, что сейчас эти выжившие из ума маразматики опять запретят Солженицына, Аксенова, Пастернака, Булгакова, Пресли, «Битлз» и «Лед Зеппелин».

Старые, серые, как мыши, заговорщики с трясущимися руками вызывали не страх, а отвращение.

Мы с приятелем вооружились… мелками и отправились спасать президента. Спустились во двор нашей двенадцатиэтажки и огромными жирными буквами написали на асфальте: «Хронопуло – сука!!!» Проходящие мимо офицеры ЧФ, видя эту надпись, втягивали головы в плечи, отводили глаза в сторону и старались побыстрее прошмыгнуть мимо.

В Севастополе, твердыне советского Черноморского флота, капитаны самых разных рангов испугались двоих двадцатилетних пацанов с мелками. Пожалуй, именно тогда я понял, что режим сгнил дотла. Дунь на него – и все эти янаевы, пуго и прочие крючковы рассыпятся в прах.

Так и получилось.

Через два дня, 21 августа 1991 года, все члены ГКЧП, кроме покончившего с собой министра внутренних дел Бориса Пуго, были арестованы. Путч позорно провалился.

Будем путешествовать по миру, читать Керуака и Булгакова, слушать Пресли и Гребенщикова, а может быть, чем черт не шутит – и сами сочиним что-нибудь не хуже

Мне тогда казалось, что теперь мы просто отряхнемся от этих бесцветных, одетых в унылые одинаковые костюмы привидений прошлого и заживем припеваючи в огромной, единой, свободной, открытой стране. Будем путешествовать по миру, читать Керуака и Булгакова, слушать Пресли и Гребенщикова, а может быть, чем черт не шутит – и сами сочиним что-нибудь не хуже.

Увы, все вышло не совсем так.

Сразу после поражения ГКЧП по стране прокатился парад суверенитетов – о своей независимости объявили Украина, Молдавия, Киргизия, Узбекистан и другие союзные республики. А 8 декабря Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич подписали пресловутые Беловежские соглашения, которые фактически поставили крест на существовании СССР.

Я вдруг оказался гражданином государства Украина, власть в котором захватили люди, не только никогда не читавшие Керуака и не слышавшие Пресли, но и считавшие меня гражданином второго сорта. Одна группа партноменклатурных чиновников победила в борьбе за власть другую, цинично использовав в этой борьбе миллионы советских людей, которые, идя на баррикады, хотели не раздела СССР между коммунистическими вождями бывших советских республик, а нормальной, человеческой жизни – без геронтократов из Политбюро, без газеты «Правда» и без очередей за хлебом.

Вместо человеческой жизни они получили дикие девяностые годы, ввергнувшие страну в хаос гражданских войск и экономической разрухи. Крушение Советского Союза стало крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века, которая обернулась для русского народа трагическим разделением: десятки миллионов русских, и я в том числе, оказались за пределами российской территории – в разом ставших враждебными России бывших союзных республиках. А «свободный просвещенный Запад» тем временем не спешил помогать «новой России», наоборот, пытаясь задушить ее в своих демократических объятиях.

То, что происходит сейчас на Украине, имеет прямое отношение к тому, что произошло 19-21 августа 1991 года в Москве и здесь, у нас в Крыму

Последствия тех событий дают о себе знать до сих пор. То, что происходит сейчас на Украине, имеет прямое отношение к тому, что произошло 19-21 августа 1991 года в Москве и здесь, у  нас в Крыму. Не было бы раздела Союза по искусственным, прочерченным когда-то Лениным, Сталиным, а в случае с Крымом – еще и Хрущевым, границам, – не было бы и нынешней гражданской войны.

И все-таки, верни всё назад, я бы опять вооружился мелками и отправился спасать Горбачева. Ибо, повторюсь, тот старый советский режим сгнил дотла.

В сущности, какую власть хотели захватить гэкачеписты ровно двадцать три года назад? Практически вся власть и так была у них в руках. В состав ГКЧП входили вице-президент СССР Янаев, премьер-министр Павлов, председатель Комитета государственной безопасности Крючков, министр обороны Язов, министр внутренних дел Пуго.

Казалось бы, что еще нужно?..

Однако несмотря на это, ни один вменяемый букмекер не принял бы ставку на их победу. Среди этих людей просто-напросто не было победителей. Несмотря на всю мощь находившихся у них в подчинении армии, милиции и спецслужб, Крючков, Янаев, Язов, Пуго и компания были всего лишь горсткой безликих трусливых чиновников.

Главной причиной гибели СССР был не американский империализм и не израильский сионизм. Главной причиной гибели СССР была злокачественная мутация вертикали власти, которая привела наверх всех вышеупомянутых и многих неупомянутых персонажей. Система работала так, что к власти могли прийти только такие «кадры». Ибо главными качествами, которые требовались для движения вверх по карьерной лестнице, были серость, лизоблюдство и интриганство.

Повторюсь, последовавший после августовского путча распад СССР стал действительно трагическим событием, однако сохранить ту страну было просто некому – у власти находились выродившиеся партийные и советские чиновники.

Несколько лет назад Михаил Горбачев назвал гэкачепистов идиотами, а себя – полуидиотом. Думаю, это сущая правда.

Вы, может быть, спросите, ну а кем в таком случае был я?

Я был молодым…

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.