Сегодня в Крыму – двойной праздник.

Об одном из этих праздников – Дне Республики – знают, наверное, все. О другом – Дне Лейтенанта Бейли-Лэнда – единицы.

По случаю Дня Республики в Крыму состоялись различные торжественные мероприятия – собрания, концерты, возложения цветов и т.д., и т.п. По случаю Дня Лейтенанта Бейли-Лэнда я сейчас, дописав эти заметки, пойду куплю бутылку новосветовского шампанского, чтобы выпить за Аксенова.

Ничего не имею против нынешнего главы Республики Сергея Валерьевича Аксенова, но пить буду за его однофамильца Василия Павловича

Ничего не имею против нынешнего главы Республики Сергея Валерьевича Аксенова, но пить буду за его однофамильца Василия Павловича.

Именно в его романе «Остров Крым» 20 января впервые стало исторической датой – главным праздником крымчан.

Вот как описывает эти пусть вымышленные, но очень важные для нас события Василий Аксенов:

«Двадцатое января. Тридцать градусов мороза. Сорокамильное горло Чонгарского пролива сковано крепчайшим льдом, по которому могут двигаться многотысячные колонны с артиллерией. Все соответствовало в этот день логике классовой борьбы: полностью деморализованная и дезорганизованная Добровольческая армия в панике грузилась на дряхлые пароходы в портах Севастополя, Ялты, Феодосии, Керчи, Евпатории; последние боеспособные части, вроде мамонтовцев, марковцев и дроздовцев дрались с налетевшими из горных ущелий татарскими сабельными отрядами… Под сверкающим морозным солнцем по сверкающему льду спокойно двигались к Острову армии Фрунзе и Миронова. Было, правда, немного скользко, копыта коней слегка разъезжались, однако флаги реяли в выцветшем от мороза небе, оркестры играли «Это есть наш последний и решительный бой» и красноармейцы весело матюкались, не наблюдая никаких признаков сопротивления со стороны последнего прибежища классового врага.

Не соответствовало логике классовой борьбы лишь настроение двадцатидвухлетнего лейтенанта Ричарда Бейли-Лэнда, сменного командира одной из башен главного калибра на линейном корабле «Ливерпуль»: он был слегка с похмелья. Вооружившись карабином, офицерик заставил своих пушкарей остаться в башне; больше того, развернул башню в сторону наступающих колонн и открыл по ним залповый огонь гигантскими шестнадцатидюймовыми снарядами. Прицельность стрельбы не играла роли: снаряды ломали лед, передовые колонны тонули в ледяной воде, задние смешались, началась паника…»

Выдуманный Аксеновым главный праздник Острова Крым почти мистическим образом совпал с датой проведения в 1991 году референдума о восстановлении крымской автономии, который стал первым шагом в борьбе жителей полуострова за за право решать свою судьбу

В результате, Добровольческая армия воспряла духом и отбила атаку красных, Крым получил независимость, а 20 января стало главным праздником свободного Острова.

Это совпадение выглядит действительно поразительным. Спустя годывыдуманный Аксеновым главный праздник Острова Крым почти мистическим образом совпал с датой проведения в 1991 году референдума о восстановлении крымской автономии, который стал первым шагом, или если угодно – первым раундом в борьбе жителей полуострова за право самостоятельно решать свою судьбу. Борьбе, завершившейся 16 марта минувшего года воссоединением Крыма с Россией.

Есть в романе Аксенова и еще одно почти мистическое совпадение с реальной историей Крыма. Один из героев «Острова Крым» носит фамилию… Мешков. Не оттуда ли, не со страниц ли законченной в 1979 году аксеновской книги материализовался в 1994 году первый президент Крыма?

Ну и я уже молчу о том, что нынешний глава Республики носит фамилию автора романа «Остров Крым».

Василий Павлович Аксенов мечтал о том же, о чем и мы – о праве крымчан самим определять свою судьбу и процветании его любимого полуострова.

Вот каким виделся Аксенову наш Крым.

Стильная Феодосия, небоскребы международных компаний Севастополя, сногсшибательные виллы Евпатории и Гурзуфа, минареты и бани Бахчисарая, вечно пританцовывающая, бессонная, стоязычная Ялта, пристанище киношной и литературной шпаны со всего мира. И, конечно, поражающий воображение своей ультрасовременной архитектурой Симферополь.

«Когда-то был ведь заштатный городишко, лежащий на унылых серых холмах, но после экономического бума ранних сороковых Городская Управа объявила Симферополь полем соревнования самых смелых архитекторов мира, и вот теперь столица Крыма может поразить любое туристское воображение», – писал Аксенов.

Крым Аксенова был «аморально богатой страной». Знаменитые крымские устрицы ежедневно самолетами отправлялись в Париж, Рим, Ниццу, Лондон, а оставшиеся, самые знаменитые, подавались на стол в бесчисленных туристских ресторанчиках.

Крым Порошенко, Турчинова и Яценюка и вовсе превратился бы в поле боя – примерно так же, как превратился сегодня в поле боя несчастный Донбасс

Крым Ющенко, Тимошенко, Януковича был аморально бедной страной, большинство жителей которой едва-едва сводило концы с концами, не говоря уже о том, что почти никто из них ни разу в жизни не то, что не ел, не видел устриц.

Крым Порошенко, Турчинова и Яценюка и вовсе превратился бы в поле боя – примерно так же, как превратился сегодня в поле боя несчастный Донбасс.

В нынешнем российском Крыму сегодня мир, и это, пожалуй, главное. При этом полуострову еще только предстоит преодолеть тяжелое наследие колонизаторского украинского режима. Причем делать это нужно будет в непростых условиях – ни Париж, ни Рим, ни Ницца, ни Лондон наших устриц не примут. Точно так же, как и международные компании едва ли возьмутся строить в Севастополе и Симферополе небоскребы.

Санкции.

Десять месяцев назад Крым вернулся в состав России.

«О-хо-хо, мороки-то с этим воссоединением, – говорил один из героев «Острова Крым». – Куда нам всех этих островитян девать? Сорок партий, да и наций, почитай, столько же… кроме коренных-то, татар-то, и наших русаков полно, и греков, и арабов, иудеи тоже, итальянцы… охохо… даже, говорят, англичане там есть…»

Мороки действительно оказалось много – «спасибо» нашим «американским партнерам». Однако, уверен, несмотря ни на что, в конце концов сбудется главное предсказание Василия Аксенова – Крым не только станет настоящим «Островом Окей», но и в условиях международных санкций даст новый импульс всей России – станет «электронным зажиганием для русского мотора на мировой античной трассе».

Ну всё, пошёл в магазин. Как это там было у Аксенова. Василия Павловича: «Шампанское «Новый Свет» в рекламе не нуждается. В бой, господа!»

P.S. Напоминаю: нынешний год объявлен в России годом литературы.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.