В Этнографическом музее Симферополя проходит выставка: «Донбасс. Безысходность войны». Была на открытии. И снова пойду, есть еще время до закрытия. Авторы экспозиции – фотограф Максим Василенко и журналист Евгения Королева. С апреля 2014-го эти крымские ребята освещают ситуацию в Донецком регионе. В августе их задержал «Правый сектор». В лагере украинских силовиков в Запорожской области их продержали двое суток. Все из-за фотографий марша пленных украинских силовиков, которых колонной провели по Донецку ополченцы ДНР.

Война на снимке – это ничто. Ее нет. И значит, ощутить ее холодящий ужас невозможно. Чужой, большой и мертвый город, чужие, несчастные и перепуганные люди. И кровь на асфальте – возле стоптанной окровавленной туфельки

Потом Максима и Женю отпустили, отправили домой. И вот – выставка. Из 40 фотографий, сделанных во время последней, десятой по счету, поездки на Донбасс. На снимках — жители Донецка, Макеевки и других городов и сел ДНР, испытавших на себе ужас войны.

Война на снимке – это ничто. Ее нет. И значит, ощутить ее холодящий ужас невозможно. Чужой, большой и мертвый город, чужие, несчастные и перепуганные люди. И кровь на асфальте – возле стоптанной окровавленной туфельки. Искалеченный регион, поломанные судьбы, обезумевшая страна. Что чувствую? Если сказать, что боль, то это ложь. Потому что боль – это когда что-то нехорошее случается с родными и близкими, с теми, кого любишь. Все остальное – это так, слова. Нет, сказать-то, конечно, можно. Но вот почувствовать – это вряд ли. А эти люди на фотобумаге – пусть и свои, такие же славяне, сограждане – но все же чужие. Я не знаю, о чем думает старик, стоя в очереди за водой. И могу только догадываться, что чувствует молодая мать, прижимая к груди своего малыша.

Я осознаю, что мне может оторвать руку или ногу, и это не отменяет страха. Быть на войне, побывать в плену, не понимать, отпустят тебя или нет – это действительно страшно»

«Вроде бы понятно, что на войне можно погибнуть. Но насколько это может быть трагично, глубоко не задумываешься. Я православный человек и постоянно молюсь, а в зоне боевых действий тем более. Я осознаю, что мне может оторвать руку или ногу, и это не отменяет страха. Быть на войне, побывать в плену, не понимать, отпустят тебя или нет – это действительно страшно», – делится Максим с коллегами. А Женька признается: «К войне привыкнуть невозможно». Да. Но только тем, кто видел ее вблизи, впритык.

Громче всех кричат о необходимости продолжать АТО те, кто ехать на линию огня не хочет, те, кто не хочет умирать. Даже солдатские матери, жены и прочие родственники выходят на митинги и вопят: вооружите наших сынов хорошо, дайте им пожрать! Но никто не просит остановить кровопролитие. Потому что узнать, что такое война, не испытав ее на своей шкуре, нельзя. Зато можно кричать, размахивая флагом, что ты патриот, а Путин – х*йло. Но разве ненависть и есть патриотизм? И давно ли любовь к своей стране и ее жителям патриотизмом не считается?..

Заглушая мольбы родственников не ехать на войну фразами «все будет хорошо», они едут. Едут тогда, когда у остальных уже нет сил смотреть-читать о боевых действиях, бомбежках, ополченцах, оккупантах, бандеровцах и украинских силовиках, вызывают усталость

Как-то обидно и горько за то, что все так. Как-то жалко – и страну, и ее граждан. А еще стыдно. Стыдно за то, что кишка тонка вот так вот взять и поехать на фронт. Проще дома, у компьютера, за чашкой чая рассматривать картинки о войне – движущиеся или статичные и принимать или не принимать участия в словесных перепалках на фейсбуке. Исполнить свой гражданский и профессиональный долг слабо. Это делают другие, такие как Макс и Женька – мои коллеги и сверстники. Самые обычные люди, которые точно так же, как и все, боятся умереть, хотят жить и любить. Просто война их сильнее. А они – сильнее своих страхов. Заглушая мольбы родственников не ехать на войну фразами «все будет хорошо», они едут. Едут тогда, когда у остальных уже нет сил смотреть-читать о боевых действиях, бомбежках, ополченцах, оккупантах, бандеровцах и украинских силовиках, вызывают усталость беженцы, а сюжеты о гуманитарных конвоях навевают тоску. Увы, передать словами весь ужас, который сегодня стал единственной реальностью жителей востока Украины, – невозможно. Даже больше. Этот ужас не почувствовать благодаря работе фотокорреспондентов. Ведь что такое фотография? Это всего лишь миг. Щелчок. Секунда. «Донбасс. Безысходность войны» – это всего лишь 40 фотографий. Всего лишь 40 секунд о войне. Ничтожно мало, чтобы понять. Но остановиться, оглядеться и задуматься возле каждого такого снимка все же надо. Хотя бы для того, чтобы увидеть на них безысходность. В глазах тех, чья жизнь превратилась в ад. И постараться пробудить в себе способность к сопереживанию, столь редкому чувству в этой сытой и мирной жизни и бытовых ее слабостях. Надо пытаться. Остановиться, оглядеться и задуматься над тем, что происходит не в кадре, а за кадром. В тот момент, когда там нет фотографа, а жизнь продолжается. Или обрывается.

Один из членов Общественной палаты Республики Крым предложил помощь в организации подобных выставок и слайд-шоу, составленных из военных снимков, в разных населенных пунктах полуострова, чтобы жители Крыма собственными глазами увидели, что происходит в ДНР, чтобы постарались почувствовать. Хорошо бы. Ну а пока выставка все еще проходит в Симферополе, вход на нее свободный. Есть еще время остановиться, оглядеться и задуматься. И понять, возможно, даже вдруг, что война – это горе. Позицию какой из сторон ни принимай, это горе все равно останется общим. Останется навсегда.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.