Фото: Евгений Бондаренко

В последнее время, в потоке бесконечных событий, наполняющих информационное пространство, мы как-то позабыли о нашем золоте, точнее, крымском “Скифском золоте”, отправленном в голландский Амстердам на экспозицию. Почему в кавычках? Как почему, скажете вы, потому что это название коллекции, и будете правы, но, лишь отчасти…

Что вы скажете, если я вдруг заявлю, что нет там никакого скифского золота? Удивитесь, наверно, и воскликните – как это нет? Также отреагировал и я, когда услышал такую фразу от директора Центрального музея Тавриды, кандидата филологических наук, историка и политолога, Андрея Мальгина. Впрочем, обо всём по порядку. Давайте, как говорится, разложим всё по полочкам и восстановим цепь событий.

Фото: Евгений Бондаренко

Итак, имеем следующую ситуацию:

Летом 2013 года коллекции четырёх крымских и одного киевского музеев были отправлены на экспозицию в Европу. Третьего июля выставка, названная “Крым – золотой остров в Черном море”, открылась в Бонне, в одном из старейших музеев страны – Рейнском краеведческом музее.

В начале февраля 2014 года экспонаты перевезли в Голландию. Здесь, в Амстердаме, в музее Алларда Пирсона выставка получила название “Крым. Золото и тайны Черного моря”.

В истории крымских музеев это крупнейшие выставки за пределами полуострова. Крым на них был представлен как место пересечения цивилизаций Запада и Востока. Соответствующим был и интерес европейцев. Более 50 тысяч аудиогидов было продано только в Бонне. В Амстердаме в последние дни экспозиции у дверей музея стояла очередь.

Выставка вызвала значительный ажиотаж, – подтверждает журналист и политолог, директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов, проживающий в Голландии. – Мало того, она была продлена и всегда была заполнена посетителями. Писали о ней много и до скандала, и тем более после.

Всего было представлено 2111 экспонатов эпохи античности и раннего средневековья, найденных на полуострове во время археологических экспедиций под руководством таких известных археологов, как Александр Айбабин, Александр Пуздровский, Юрий Зайцев, Игорь Храпунов.

Что же конкретно было отправлено в Европу? Давайте познакомимся с некоторыми крымскими экспонатами и представляющими их музеями.

Коллекция Центрального музея Тавриды, Симферополь: раннескифские предметы – бронзовое навершие, детали конской узды, алтарь из раскопок некрополя Неаполя-Скифского, скифский бронзовый котел, сосуды в виде овец из “Нейзацкого клада” – уникального могильника подобного рода на территории России, и другие экспонаты периода т. н. “великого переселения народов” – поздних скифов, сарматов, аланов и готов.

Всего 150 экспонатов. Страховая стоимость – 172 000 евро.

Фото: Евгений Бондаренко

Коллекция Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника: экспонаты позднескифского и раннесарматского периода – посуда, украшения для одежды, оружие, серьги, перстни, кольца, мечи, детали щитов, уникальные деревянные лаковые шкатулки китайского происхождения, готские орлиноголовые пряжки и плащевые застежки-фибулы – всё датировано I-V веками н. э.

Артефакты найдены в ходе раскопок могильников позднескифского периода, в основном Усть-Альминского некрополя у села Песчаное Бахчисарайского района.

Всего более 200 экспонатов общим количеством 1400 предметов. Страховая стоимость 400 000 евро.

Фото: Евгений Бондаренко

Коллекция Восточно-крымского (керченского) историко-культурного музея-заповедника: боспорские артефакты – античная скульптура, чернолаковая керамика, терракотовые статуэтки почитаемых в Боспорском царстве богов, надгробия и ювелирные украшения времен от VI века до н. э. до V века н. э.

В числе прочего и скульптура “Змееногая богиня – прорастающая дева”, найденная археологами во время раскопок бывшей столицы Боспорского царства – Пантикапея, расположенного на территории Керчи.

Всего 190 предметов. Страховая стоимость 696 000 евро.

Фото В. Еременко

Коллекция Государственного историко-археологического музея-заповедника Херсонеса-Таврического: памятники эпиграфики на известняке и мраморе, архитектурные детали с полихромной росписью, фрагменты греческой керамики с граффити, среди которых, как надписи-обереги, так деловые и бытовые записи.

Всего 28 экспонатов. Страховая стоимость 170 000 евро.

Фото: Евгений Бондаренко

Как вы понимаете, всё это вывозили из Крыма, когда он был ещё в составе Украины. Спустя месяц с небольшим, после открытия выставки в Голландии, полуостров вошёл в состав российской Федерации.

На этом спокойная жизнь крымской коллекции закончилась. Как только срок выставки подошёл к концу, Украина затребовала экспонаты, причём, все экспонаты…


Крымская коллекция по сей день находится в Голландии


Голландия с самого начала была настроена на то, чтобы так и сделать – вернуть экспозицию Украине. Зачем ей лишние проблемы: вернём в Киев, а вы потом сами разбирайтесь…

Только благодаря вовремя поданному нашими юристами иску процесс передачи был остановлен. В Киев отправили только те экспонаты, что принадлежали Национальному музею Украины. Они вернулись на место их постоянного хранения – в филиал музея, расположенный на территории Лавры.

Крымская коллекция по сей день находится в Голландии.

Вот, что было написано в сентябре 2014 года на украинском сайте “Инсайдер“, который, к слову, уже не работает:

Сейчас с музейщиками из Нидерландов работают специалисты украинского МИДа, Минкульта и Минюста через посольство Украины в Нидерландах. Диалог ведут также на уровне министров иностранных дел двух стран. Как стало известно INSIDER из собственных источников, переговорщики надеются, что в музее Алларда Пирсона хотя бы разрешат передать коллекцию на временное хранение в Киев”.

Как вам фраза: “на временное хранение”? Знаем мы это “временное хранение”…

Окружной суд Амстердама уже назначил дату первых слушаний по делу о возвращении “крымского золота” на 5 октября 2016 года. А пока идёт процесс сбора материалов и обмена письмами между сторонами конфликта – четырьмя музеями Крыма, Украиной и музеем Алларда Пирсона.

Голландцы, конечно, оказались в трудной ситуации. Все дело в том, что в новейшей истории ещё не было подобного случая, когда ценности вывезены из одной страны, а вернуться должны в другую, сохранив при этом своё постоянное место нахождения – музей.

С одной стороны, взяли на Украине – на Украину должны и вернуть, казалось бы, это вполне логично.

С другой стороны, взяли в конкретных музеях, с которыми заключили договоры, значит, и вернуть должны в те же самые музеи. Вот такая дилемма…

Я поинтересовался у доктора исторических наук, профессора Крымского Федерального университета, известного в Крыму археолога Игоря Храпунова, что думают об этой ситуации его коллеги из других стран.

Фото: Евгений Бондаренко

Мнения представителей мировой науки расходятся. Кто-то считает, что в данной ситуации приоритет должен быть у государства, а кто-то отдаёт первенство именно музеям. При этом, если брать средний показатель мнений, то его можно охарактеризовать одним словом – замешательство. Однако большинство музейных работников, если рассматривать конкретно их мнение, безоговорочно считают артефакты принадлежностью именно крымских музеев, – ответил Игорь Храпунов.

Советник президента РФ по культуре Владимир Толстой вполне обоснованно считает, что ситуация эта надолго останется спорной, поскольку прямое решение суда просто не может быть вынесено. Процесс перешёл в политическую плоскость и к нему давно уже подключились российские политики.

Ещё весной 2014 года спикер Госдумы Сергей Нарышкин пообщался на тему “скифского золота” с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром культуры Владимиром Мединским и директором Государственного Эрмитажа Михаилом Пиотровским. Было принято решение сделать всё максимально возможное в решении проблемы по возврату в Крым всех артефактов.

Не остался равнодушным к ситуации и глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров. В те же весенние дни на сайте главы республики было опубликовано его обращение к послу Нидерландов в России Рону ван Дартелу:

Мы надеемся, что просвещённое гражданское общество и демократическое правовое государство Нидерландов сумеют защитить неоспоримое право собственности музеев Крыма, сохраняющих бесценное наследие скифского искусства.

Для народа Осетии-Алании скифские и аланские древности являются не только предметом узкоспециального научного изучения и музейного хранения, но ещё и неотъемлемой частью национальной истории и исходной основой культурной традиции, поэтому любые сведения об опасности, грозящей скифскому наследию, вызывают в Осетии широкий общественный резонанс и серьезную озабоченность. Мы привыкли ответственно относиться к своей миссии носителей живой языковой и культурной традиции скифо-сармато-аланского мира, который в древности и Средневековье включал, в том числе, и территорию современного Крыма”.

Не молчит и Крым.

– В ближайшее время вопрос о вывозе каких-то исторических или культурных ценностей с территории Республики Крым в европейские страны вообще будет снят с повестки дня, если коллекция не будет возвращена её хозяевам – четырём крымским музеям, – сказал Валерий Косарев, занимавший на тот момент пост председателя постоянной комиссии Госсовета Крыма по образованию, науке, делам молодежи и спорту.

Почему Киеву так нужны наши экспонаты? Я знаю, что для них уже подготовлены площади и витрины. Но это будет не просто выставка, это будет демонстрация трофеев, выигранных в войне с Россией! Мне кажется, это некрасиво. Если Украина хочет идти по демократическому пути развития, это совершенно неуместно, – считает куратор крымской выставки в Европе, заведующая отделом археологии раннего железного века института археологии Крыма, кандидат исторических наук Валентина Мордвинцева.

Коллекция Керченского историко-культурного заповедника начала формироваться ещё в первой трети XIX века и пополнялась находками, сделанными на керченской земле. Сейчас эту коллекцию хотят варварски лишить части уникальных экспонатов, ­– говорится в обращении сотрудников заповедника, под которым они проводят сбор подписей за возвращение уникальных предметов.


Украина не видит для себя иного решения,

кроме как возвращения скифского золота на территорию,

контролируемую Украиной,

а не на территорию, временно оккупированную


Борется за наши крымские сокровища и Украина, однако, посмотрите, как отличается риторика министра культуры Вячеслава Кириленко от заявлений наших политиков:

Что касается скифского золота, то судебный процесс, который, по сути, начался в Амстердаме, не будет простым, хотя все ключевые нормы международного права на стороне Украины.

Процесс непростой, потому что включила все ресурсы российская сторона. Я убеждён , работают и ресурсы подкупа, поэтому процесс просто затягивается. Новые дополнительные обстоятельства просит выяснить российская сторона, новые факты просит проанализировать высокий суд Амстердама и так далее.

Украина не видит для себя иного решения, кроме как возвращения скифского золота на территорию, контролируемую Украиной, а не на территорию, временно оккупированную.

Всё то, что находится на территории Крыма, является собственностью Украины. И за повреждение, перемещение, уничтожение или прямую кражу чего-либо, в том числе экспонатов Государственного музейного фонда Украины на территории Крыма, будут нести ответственность российские оккупанты, – громко заявил Кириленко.

Не говоря о стилистике, недостойно человеку такого уровня заранее обвинять оппонента в непорядочности. Кроме того, нет “ключевых норм международного права” применительно к данной ситуации, иначе не было бы и самой ситуации.

Но… Украина настаивает.

В мае 2015-го года Верховная рада поддержала обращение к парламенту Нидерландов с просьбой о содействии по возвращению в страну “скифского золота”. За соответствующее постановление проголосовало 249 депутатов.

Фото: Алексей Чугуй

В конце концов, музей Алларда Пирсона принял решение пока никому не возвращать экспонаты. В пояснительном документе сказано, что по результатам собственного юридического расследования музею не удалось вынести решения ни в чью пользу.

Во избежание неминуемого иска от любой из проигравших сторон было решено дождаться постановления компетентного суда или мирового соглашения. В конце концов, ситуация может разрешиться сама по себе, так тоже бывает.

А пока все экспонаты упакованы, запечатаны и хранятся в запасниках амстердамского музея.

В настоящее время процесс идёт в основном на уровне обмена заявлениями. В любом случае, в данном споре большую роль играет отношение правительства Голландии, руководства музея и даже судей к участникам конфликта. Процесс затянется надолго, но время пока работает на нас.

В самом начале, опять же, благодаря современной общеевропейской политике по отношению к России, неприятия присоединения Крыма, симпатии Голландии были не на нашей стороне, особенно после катастрофы малазийского Боинга и развернутой вокруг этого инцидента компании. Однако, время шло и многие голландцы постепенно понимали истинную причину трагедии, особенно на фоне непоследовательных действий Украины.

Дальше – больше. Как гром среди ясного неба прогремела история с ограблением. Напомню, в чём суть. В ночь на 10 января 2005 года из музея Западной Фрисландии в голландском городе Хорн были похищены 24 картины XVII и XVIII веков, а также около 70 серебряных изделий. И вот, спустя 10 лет, в конце 2015 года, вновь всплыла история с картинами.

Выяснилось, что находятся они… на Украине! Как рассказал директор музея Эд Гердинк, ещё 14 июля 2015 года на него вышел Борис Гуменюк – украинский писатель и по совместительству – воин батальона ОУН.

Показав фото одной из похищенных картин (“Крестьянка”, Хендрика Богарта ) с приложенной к ней свежей украинской газетой, он уверил, что картины найдены и намекнул о возможности возврата их в музей, само собой, при определённых обстоятельствах.

“Обстоятельства” тянули на 50 миллионов евро. При этом Гуменюк просил не предавать огласке эту историю.

В августе, на переговоры по возвращению полотен в качестве представителя музея выехал независимый арт-детектив Артур Бранд. Он огласил Гуменюку истинную стоимость украденных картин – около 10 млн. евро, а с учётом последствий хищения – картины были вырезаны из рам и свернуты в рулоны, в результате чего сильно пострадали – остаточная стоимость их может составлять в 10 раз меньше первоначальной. После этого сумма выкупа упала до 5 миллионов, однако Бранд ответил, что музей может заплатить не более 50 тысяч евро – в качестве компенсации.

Сославшись на то, что ему надо посоветоваться с коллегами, Гуменюк пропал, а голландский эксперт, прождав несколько недель, вернулся домой.

Спустя три месяца, администрация музея решила, наконец, придать огласке эту мутную историю, организовав пресс-конференцию. На ней Артур Бранд рассказал все подробности происшествия, заметив, что к похищению картин могут быть причастны экс-председатель СБУ Украины Валентин Наливайченко и лидер партии “СвободаОлег Тягнибок.

Я не могу раскрывать детали, однако связь между Службой безопасности и украденными картинами более чем очевидна, – сказал Бранд.

Наша коллекция находится в руках коррумпированных людей из украинской политической элиты, – добавил директор музея Эд Гердинк.

– О нынешней ситуации с крымской выставкой в голландских медиа давно не пишут, – говорит Владимир Корнилов – Об этом скандале просто забыли. Больше обсуждают скандал с обнаруженными на Украине картинами, в своё время похищенными из голландского музея”.

Особо продвинутые “патриоты” Украины, кстати, предлагают вернуть картины в обмен на “скифское золото”, и, похоже, их ничуть не смущает, что полотна были украдены.

Вполне естественно, что вся Голландия была возмущена тем, что произошло.

Берт Кундерс – министр иностранных дел Королевства Нидерланды – обратился к министру иностранных дел Украины Павлу Климкину и Президенту Петру Порошенко с просьбой о помощи в ситуации с картинами.


Лично мне вся эта компания напоминает шайку мелких воришек,

случайно получивших власть.

Им вроде и хочется выглядеть умными,

но, получается быть только важными,

а важность, как известно – признак глупости


И вот, казалось бы, Украина, стремящаяся в Евросоюз, постоянно позиционирующая себя, как современное государство, идущее путём демократии, должна сделать всё, чтобы реабилитироваться в глазах голландцев. Что же происходит на деле?

Есть вероятность того, что коллекцию попытаются продать на чёрном рынке…, – со знанием дела заявляет Арсен Аваков, словно уже зная, кто и кому “попытается”.

Министр иностранных дел Климкин напрягается и выдаёт следующее:

Это вопрос взаимодействия правоохранительных органов. Если они, в том числе и через посольство Нидерландов, в плотном контакте и работают, это для меня очень важно. От дальнейших комментариев я воздержусь…

Как говорится – ничего и ни о чём …

Дальше всех пошёл Тягнибок. Он просто предложил “приехать и забрать картины”, указывая с ухмылкой на портрет Бандеры и иже с ним.

Лично мне вся эта компания напоминает шайку мелких воришек, случайно получивших власть. Им вроде и хочется выглядеть умными, но, получается быть только важными, а важность, как известно – признак глупости.

Подумать только, один предложил выкупить за баснословные деньги, другой, управляя силовыми структурами, лишь комментирует ситуацию, ничего не предпринимая, третий и вовсе ведёт себя, как паяц…

И всё это было сказано в преддверие голландского референдума по поводу ассоциации Украины с Евросоюзом! Так что, не удивительно, что результаты прошедшего шестого апреля референдума четко показали, как поменялось настроение жителей этой страны по отношению к Украине.

Вот почему я считаю, что время в данном случае работает на нас. Чем больше глупостей сделают в Киеве, тем больше у нас шансов на возвращение “золота скифов”.

А пока нам остается только ждать. Ждать и надеяться.

В процессе изучения материала по “золоту скифов” мне удалось побеседовать с директором Центрального музея Тавриды, кандидатом филологических наук, историком и политологом Андреем Мальгиным.

– Андрей Витальевич, кому всё-таки должны вернуть экспонаты голландцы?

– В мировой практике таких прецедентов не было. Особенность этого дела в том, что его не стоит рассматривать, как спор между Украиной и Россией. Это не межгосударственный спор, это спор четырёх крымских музеев с государством Украина о принадлежности экспонатов.

Поэтому все эти музеи подали иск в суд Амстердама, суть которого в том, что предметы, найденные и хранящиеся на территории Крыма, имеют отношение к истории полуострова, причём, в том числе и в те времена, когда Крым не был частью Украины. Например, в Керченском музее экспонаты хранятся с конца 19 века. Крымские музеи придерживаются такой логики: предметы, взятые в музее должны вернуться обратно в эти же музеи.

– Украинцы могут возразить, мол, чего оглядываться так далеко назад, были времена, когда всё это вообще никому не принадлежало, а сейчас: взяли у Украины – Украине и верните.

– А они так и говорят. Мы не оспариваем этот пункт, мы просто выносим его за скобки. Мы говорим, что вещи должны вернуться туда, где они хранились, а вопросы принадлежности, это вопросы другого порядка и мы, как музеи, не можем их решать. Конечно, у нас есть своя гражданская позиция, но в данном случае она отношения к делу не имеет. Мы не дискутируем на тему государственной принадлежности этих предметов, но мы настаиваем на том, чтоб все предметы были возвращены на свои места в музеях и были соблюдены соответствующие пункты договора, который был заключён э на международном уровне.

– Какие иски рассматривает суд и на каком этапе идёт процесс?

– Ближайший суд рассматривает два иска. Один от крымских музеев, другой от имени Украины. В настоящее время суд собирает доказательную базу. Мы доказываем своё: откуда взялись артефакты, кто и когда их нашёл, какие средства были затрачены на раскопки, изучение, реставрацию, хранение и т. д.


Фразу “скифское золото” надо понимать в кавычках.
Понятие “скифское золото” – это артефакты, найденные
при раскопках скифских курганов или имеющие отношение к скифам.
То, что отправлено в Амстердам, а это экспонаты 4-х крымских музеев –
Керченского, Херсонесского, Бахчисарайского
и Центрального музея Тавриды – намного ценнее золота


– Нормально ли то, что на суд не приглашены представители крымских музеев?

– Да, это обычная практика. Сейчас спор переведён в юридическое русло, и весь судебный диспут ведётся юристами.

– Кто выступает в роли истца от крымских музеев?

– Крым представляет одна крупная международная юридическая компания, которая в свою очередь наняла голландскую юридическую компанию, которая и отстаивает наши интересы.

– То есть, можно сказать, что в Голландии Крым представляют голландцы?

– И голландцы в том числе. Скорее всего, так же обстоит дело и с

украинской стороной.

– Предположим, что мы проиграем суд, что мы потеряем? Все говорят –”скифское золото, скифское золото”… а можно уточнить, что конкретно?

– Вот как раз скифского золота там и нет.

– Вот те на! Это как же?

– Фразу “скифское золото” надо понимать в кавычках. Понятие “скифское золото” – это артефакты, найденные при раскопках скифских курганов или имеющие отношение к скифам. То, что отправлено в Амстердам, а это экспонаты 4-х крымских музеев – Керченского, Херсонесского, Бахчисарайского и Центрального музея Тавриды – намного ценнее золота.

То есть, скифского золота, там практически нет. Есть позднеантичные изделия из золота местного производства, отражающие культуру поздней античности и раннего средневековья. И если там и есть золотые вещи, то это далеко не самое ценное.

Например, из Херсонесской коллекции отправлена высеченная в мраморе надпись в честь историка Сириска за написание им истории Херсонеса. Этот экспонат намного ценнее золота. Из керченского музея в Амстердам отправлена “Змееногая богиня”, которая также является символом музея. Она тоже ценнее золота.

Таким образом, скифского золота, как такового, там почти нет, и золотые изделия в этой экспозиции – не главная часть коллекции.

Фото: Евгений Бондаренко

– Ваш прогноз – как долго может тянуться вся эта судебная история?

– Суд – первая инстанция, потом суд – аппеляционная инстанция и последняя инстанция – кассационная. В настоящее время идёт сбор доказательной базы.

Даже если мы выиграем суд, не факт что нам всё сразу вернут.

– И каким может быть максимальный срок ожидания?

– Лет десять…

– И если мы в какой-то период всё-таки выиграем эту борьбу, в ответ опять начнёт бороться Украина?

– Скорее всего, да.

– Насколько большой окажется потеря для Крыма, если мы всё-таки проиграем все суды?

– Потеря, конечно, существенная, особенно касаемо утраты керченской “Змееногой богини” и нашего “Сириска”. Ущерб будет серьезным.

– Придется смириться?

– Нет, мы будем продолжать борьбу. Не одно решение суда не будет являться конечной инстанции. Мы будем всё время отстаивать свою правоту.

– Но тогда можно сказать, что процесс будет бесконечным?

– Можно сказать, что в несудебном порядке, по крайней мере, для общества, мы всегда будем обозначать себя, как несправедливо пострадавшую сторону.

– Что говорит об этой ситуации мировая наука – не юристы, не политики, а ученое сообщество?

– Это первый случай попытки отъема ценностей после второй мировой войны. Столкнулись два приоритета – государственный и научный, и главная задача, стоящая перед судом, определить, какой из них важнее в данной ситуации. Подобных судебных процессов в мире до сих пор не было. Затрагиваются важные принципы. Если произойдёт невозврат, это будет означать, что любой музей может пострадать таким же образом. Если экспонаты вернут, то и государства с этого момента будут по-другому смотреть на своё имущество, находящееся в музеях. В любом случае, каким бы ни было решение, оно вызовет резонансы – общественный, научный, юридический и политический.

– Насколько политизировано это дело?

– Практически, на 100%.

А теперь давайте вернёмся к экспонатам и я расскажу вам немного о самых необычных предметах выставки.

ДЕКРЕТ В ЧЕСТЬ СИРИСКА, III В ДО Н. Э.

Экспонат представляет собой фрагмент мраморной стелы, состоящей из трёх частей. Верхний фрагмент был обнаружен на территории Херсонеса-Таврического во время раскопок Одесским археологическим обществом в 1879-1880 году. Два остальных фрагмента найдены там же, в 1908 году.

Кем же был этот Сириск? Как сообщает энциклопедия, Сириск – историк Херсонеса-Таврического, живший в III веке до н. э., подробно описавший в своих трудах историю полиса и его взаимоотношения с Боспором и другими государствами. Вот, как об этом говорится в самом декрете, высеченном на мраморной стеле:

Гераклид, сын Парменонта, предложил: поскольку Сириск, сын Гераклида, явления Девы трудолюбиво описав, прочитал, и про отношения к царям Боспора рассказал, и бывшие дружественные отношения с городами исследовал согласно достоинству народа, – то дабы он получил достойные почести, да постановит совет и народ похвалить его за то, и симмнамонам увенчать его золотым венком в Дионисии, в 21 день и быть провозглашению:

“Народ венчает Сириска, сына Гераклида, за то, что он описал явления Девы и бывшие дружественные отношения с городами и царями исследовал правдиво и согласно с достоинством государства. Написать симмнамонам на каменной плите народное постановление и выставить в притворе храма Девы; понесенный же расход выдать согласно решению казначею священных сумм. Это решено советом и народом месяца … в десятый день …

“ЗМЕЕНОГАЯ БОГИНЯ”, V В. ДО Н. Э.

Фото: Алексей Чугуй

Экспонат представляет собой двустороннюю скульптуру из керченского известняка, изображающую женскую фигуру со скрученными жгутом растительными побегами вместо ног. Высота скульптуры 124 см, а с учетом недостающих фрагментов – около двух метров.

Основная часть фигуры была найдена на северном склоне горы Митридат, территории бывшего Пантикапея – столицы Боспорского царства. Раскопки производились под руководством директора Керченского музея Степана Веребрюсова, в конце 19 века. Позже были найдены другие недостающие фрагменты.

Образ прорастающих и змееногих богов с древнейших времён был распространён в культуре разных стран. Он символизировал собой древо жизни, оберег, божество, означающее взаимосвязь жизни и смерти.

“Змееногая богиня” – уникальный в своём роде памятник античного искусства, найденный на территории полуострова. Скульптура является визитной карточкой Керченского музея, утрата её будет невосполнима для крымской истории и науки.

ЛАКОВЫЕ ШКАТУЛКИ, I В. Н. Э.


Четыре лаковых шкатулки были найдены в позднескифском погребении Усть-Альминского могильника и датируются археологами серединой первого века нашей эры. Они не золотые, не серебряные и даже не бронзовые – деревянные, но ценность их намного выше любых драгоценных металлов.

Они уникальны. Представьте себе: китайские шкатулки – в Крыму, две тысячи лет назад! Как они попали сюда? Я спросил об этом видного крымского археолога Игоря Николаевича Храпунова.

Аналогов этим шкатулкам нет, по крайней мере, на пространстве от Китая до Крыма, поэтому их путь из Поднебесной на наш полуостров можно бесконечно предполагать, но доподлинно узнать невозможно. По крайней мере, пока. Как отслеживается маршрут артефактов? Предмет сравнивается с аналогичными, найденными в других местах. Локация наносится на карту. Сами предметы сравниваются между собой, определяются закономерности, уточняются детали. Конечно, всё это приблизительно, но появляются хоть какие-то зацепки. В данном случае сравнить не с чем. В этом и состоит их уникальность.

Лучше всех историю шкатулок рассказывает Валентина Мордвинцева – крымский куратор выставки в Голландии:

Найденные шкатулки были в ужасном состоянии, какое-то время они даже лежали у меня в холодильнике, пока я пыталась найти того, кто возьмётся их реставрировать. В конце концов, мы получили от японского Фонда Сумитомо деньги на реставрацию и отвезли эти шкатулки, а точнее, органические остатки, в Японию. Представьте себе, их реставрировали четыре года! Это была настолько кропотливая работа, ведь практически из мусора были чудесным образом воссозданы уникальные шедевры двухтысячелетней давности. Тогда никто ещё толком не понимал до конца значения этого открытия. Очень хотелось показать их мировому сообществу. Вот так и появилась идея включить эти шкатулки в число экспонатов для выставки в Европе. Очень обидно, что у нас их ещё никто толком не видел…

Что могло храниться в таких шкатулках две тысячи лет назад? Этого, к сожалению, сказать тоже никто не может. Драгоценности, благовония, травяной сбор, а может они сами по себе были украшением, диковинкой из далёкой страны…

Самое интересное в археологии не просто найти что-то необычное, а как можно больше узнать о нём.

ГЛИНЯНЫЕ БАРАНЧИКИ, IV В. Н. Э.

Фото: Валентина Мордвинцева

Да простят меня археологи, это я их так назвал, не поворачивается язык назвать лепными сосудами эти, может быть примитивные, но такие милые фигурки!

Найдены они были во время раскопок могильника Нейзац, находящегося в живописном месте Белогорского района, недалеко от Балановского водохранилища. Археологической экспедицией руководил уже знакомый нам доктор исторических наук Игорь Храпунов.

Внутри фигурки полые, сверху на спине у баранчиков отверстие, куда можно налить какую-либо жидкость. Впереди, на конце мордочки есть ещё одна крохотная дырочка. Это также уникальная находка, потому что до сих пор не было найдено ничего подобного.

Можно лишь предположить, как их использовали 16 веков назад. Возможно, это были своеобразные кувшинчики для масла или уксуса, такие, как стоят сегодня на обеденном столе.

А может быть это поилка для маленьких детей – налил водичку, заткнул пробкой и пусть себе малыш потихоньку сосет воду через дырочку – и не разольет, и не обольётся.

А если ребёнок постарше сильно подует в отверстие сверху, из носика ударит струйка воды и получится античная брызгалка. Вот, сколько вариантов сразу пришло в голову! Может кто-то ещё придумает?

Фото: Евгений Бондаренко

А вы давно были в музее? Согласитесь, когда встаёт вопрос о том, куда пойти – в музей, кино или ресторан, музей, как правило, остается на последнем месте. Вот и напрасно. В наших крымских музеях, друзья, можно увидеть потрясающие вещи, среди которых есть уникальные.

Не забывайте об этом и заходите в музеи хотя бы иногда. Большинство из них специально для этого и построены!

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.