Осенью прошлого года во внутреннем дворе старинного винзавода «Массандра» сел вертолет. «Рейдерский захват!», — ужаснулись сотрудники. Но все оказалось гораздо прозаичнее: попить вина из массандровских подвалов прилетели налоговики. Точнее, «соколы Минсдоха» — подчиненные тогдашнего министра налогов и сборов Украины Александра Клименко (друга и полного тезки сына президента). Они откуда-то узнали, что быть в Крыму и не попробовать подлинных крымских вин — это грубо накосячить.

Сам факт такого десантирования подтверждает истину: крымские вина — местная достопримечательность, доступная всем. Но в отличие от древних городов, пляжей и дворцов это крымское впечатление можно увезти с собой или купить в магазине любого крымского города. Правда, чтобы это впечатление стало особенно ярким, виноградари и виноделы Крыма должны хорошо поработать. А покупатель — не попасть на фальсификат.

Фото: Тамара Лапшинская

За «украинские» годы Крым потерял значительную часть виноградников. Строительство на «золотой» земле давало большие доходы и застройщикам, и тем, кто распоряжался  участками. Поэтому в Судаке застроили роскошную долину, где виноград выращивали чуть не двести лет, а от «массандровских» виноградников откусывали кусочки в Алуште, Гурзуфе, Ливадии. Теперь прокуратура собирает то, что еще не застроено. Чиновники не скрывали свой оригинальный взгляд на развитие виноградарства в Крыму: экс-мэр Ялты Алексей Боярчук заявлял, что виноградников не должно быть «ниже трассы», а недолгий министр агрополитики Валерий Кравец — что нет смысла выращивать виноград «выше Симферополя»: он имел в виду центр и север полуострова.

На сегодняшний день мощности винзаводов в 2,5 раза превышают возможности крымских виноградников. Чтобы загрузить их, крымские виноделы вынуждены покупать виноматериалы за пределами полуострова

Была полностью ликвидирована опытная база института винограда и вина «Магарач» — только потому, что соседствовала с дачей Януковича в Отрадном (Массандра), известной как «Чайный домик». База, как сказали бы военные, занимала господствующую высоту.

Коллекция вин «Магарача» (22 тысячи бутылок), которая собиралась в течение 150 лет, в конце 2012 года была вывезена из природного хранилища, организованного в расщелине скал, в подвал винзавода в Ливадии. По словам очевидцев, при перевозке коллекционные вина можно было купить у грузчиков по 50 грн (около 200 руб.) за бутылку. После перевозки, несмотря на настойчивые просьбы, коллекцию журналистам не показали. А пресс-тур на ливадийский винзавод превратился в обильную «дегустацию».

Старые виноградники в эти годы почти не обновлялись, урожаи падали. Кроме того, сажались они  в расчете на обработку щирокими советскими тракторами, поэтому, по современным мировым стандартам, являются сильно разреженными.

Сдача комнат в пристройке к собственному дому и доставка отдыхающих на вокзал дает семейному подряду возможность дожить до следующего курортного сезона и не работая на винограднике

В отрасли работало около 150 тысяч человек: там были передовики, орденоносцы и два дважды Героя соцтруда: бронзовые бюсты Марии Князевой и Марии Брынцевой были установлены в Судаке и Щебетовке. Теперь профессия виноградаря среди молодежи популярностью не пользуется: не находится много желающих холодной весной работать на обрезке, а жарким летом — на подвязке. Сдача комнат в пристройке к собственному дому и доставка отдыхающих на вокзал дает семейному подряду возможность дожить до следующего курортного сезона и не работая на винограднике.

Между тем нашлись инвесторы, которые заложили и новые виноградники с капельным орошением, и построили современные заводы по переработке. В результате на сегодняшний день мощности винзаводов в 2,5 раза превышают возможности крымских виноградников. Чтобы загрузить их, крымские виноделы вынуждены покупать виноматериалы за пределами полуострова. То есть на бутылках с их продукцией, мягко говоря, может содержаться не совсем достоверная информация.

Фото: Тамара Лапшинская

Федерико Джиотто – итальянский винодел, на днях посетивший Крым, был этому удивлен: крымские вина должны производиться исключительно из крымского винограда, тогда они будут узнаваемы. «Нужно работать над репутацией территории!», — призвал всех болеющий за нас итальянец.

Бывает, что и производители коньяков покупают готовые коньячные спирты. Директор одного винзавода в разговоре с нами радостно признался, что сумел недорого купить французский спирт, и рассказывал, что его коллеги довольствуются грузинским или азербайджанским (чуть ли не дынным). Потому что таможенные правила регламентируют состав, но не происхождение импортируемой жидкости. Кстати, именно поэтому кое-где вдоль крымских дорог размешены указатели типа: «Виноградники завода такого-то — 200 га». В знак того, что у этого производителя есть собственный виноград.

Федеральный закон «Об обороте алкоголя» признает знаменитые крымские крепленые вина “винным напитком”, потому что крепятся они не виноградным, а зерновым спиртом

Общая площадь оставшихся в Крыму виноградников невелика — 30 тыс га. Но, как оказалось, на всей остальной территории Российской Федерации их только 60 тыс. То есть, если все пойдет хорошо, Крым становится основным производителем винограда и вина в России.

На это и решили нажимать крымские виноградари, формулируя для Москвы свои просьбы. Тем более, что премьер Дмитрий Медведев поставил перед ними амбициозную задачу: к 2020 году увеличить площадь насаждений винограда до 140 тысяч гектаров.

“Правительство России приняло постановление о выделении 375 млн рублей на субсидирование программ финансовой поддержки аграрного сектора экономики Крыма, в том числе, 310 млн на поддержку программ растениеводства. Из них львиная доля приходится на развитие виноградарства”, — рассказывает министр сельского хозяйства Крыма Николай Полюшкин.

Крымское правительство рассчитало потребности крымчан. В гривневом эквиваленте посадка 1 га виноградников стоила около 10 тыс грн. А сейчас реконструкции, раскорчёвки, ликвидации и посадки молодых насаждений требуют 11-15 тыс га существующих виноградников. Поэтому, по словам Полюшкина, до 2017 года заявлены объемы субсидирования отрасли в 20 млрд рублей. Из них большая часть — 12 млрд — пойдет на развитие виноградарства.

Полгода назад крымские виноделы закупили украинские акцизные марки, потратив на них кучу собственных средств, — теперь их и клеить нельзя, и выбросить жалко

Сложное положение и у виноделов. Им необходимо в короткие сроки переориентироваться на российский рынок сбыта, ведь до вхождения в состав РФ 45% своей продукции они отправляли на Украину, а за место на полках российских магазинов придется потолкаться.

Федерико Джиотто говорит, что мировая практика делит вина на три класса: столовое — «анонимное» — вино, вино, которое имеет точное географическое позиционирование, и продукция высшего качества, тоже с обязательной привязкой к местности. К такой жесткой классификации он призывает и крымских виноделов, подчеркивая, что качество всего вина должно контролироваться. Тогда крымское вино, изготовленное на этой уникальной территории, будет иметь коммерческую перспективу.

Сейчас, в переходный период, ситуация осложняется еще и тем, что не совпали многие положения украинского и российского законодательства. Федеральный закон «Об обороте алкоголя» не признает вином знаменитые крымские крепленые вина — мускаты и портвейны той же «Массандры», например,  потому что крепятся они не виноградным, а зерновым спиртом. По российской классификации это — «винный напиток».

Полгода назад крымские виноделы закупили украинские акцизные марки, потратив на них кучу собственных средств, — теперь их и клеить нельзя, и выбросить жалко…. А в России, оказалось, существует два вида акцизных марок: одна для внутреннего потребления, другая — для ввозимых из-за границы вин. Крымские предприятия до февраля были иностранными контрагентами для российской торговли, поэтому они заказали и оплатили эти вторые акцизные марки, чтобы потом оклеенные ими бутылки экспортировать в РФ. Теперь это внутренний рынок, поэтому налоговые Крыма и Севастополя требует еще раз заплатить с каждой из этих проданных в России бутылок акциз и НДС.

Фото: Тамара Лапшинская

Понимая сложность своего положения, виноделы прикладывают большие усилия, чтобы быстро приспособиться к новым условиям. Так, они создали, например, свою организацию — Крымское бюро виноградарства и виноделия: в него вошли более 30 субъектов предпринимательской деятельности. Бюро возглавила директор завода шампанских вин «Новый Свет», депутат Госсовета РК Янина Павленко.

В качестве временного варианта разрешения проблемы виноделы провели через Совет министров республики Крым решение о временном введении собственной региональной акцизной марки, которая будет действовать в переходный период.

Говоря о перспективах российского винного рынка, Янина Павленко приводит поразительные цифры. В 2013 году в России было реализовано более миллиарда (1 260 млн) бутылок вина, включая игристые, причем только 980 млн бутылок было продано легально. 450 млн из них — импортное вино. Этот импорт, по ее мнению, может (и должна) заменить продукция крымских и севастопольских производителей.  

Джиотто соглашается: важно получить государственную поддержку на модернизацию виноградников. Но еще нужно разработать правила для новых виноградарей, избежать войн между большими компаниями  и мелкими производителями, организовать единое мощное продвижение крымских вин по всему миру.

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Праздник союзника России

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

Ялтинский, настоящий

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.