Севастополь был, есть и будет особенным, уникальным городом. Фото: i.ytimg.com

Странные и не слишком дальновидные люди твердили, что затянувшийся конфликт в Севастополе – это противостояние личностей, персоналий. И вот один из участников конфликта, Сергей Меняйло, отправлен на повышение в Сибирь, а город-герой по-прежнему остаётся неспокойным регионом. Подчас бурля ещё яростнее, чем прежде.

Меж тем, Дмитрий Овсянников, назначенный Президентом временно исполняющим обязанности Губернатора Севастополя, должен был успокоить развернувшийся конфликт. Однако этого не случилось, политическая ситуация не стабилизировалась. Наоборот – перекинулась на весь Крым. Шторм усилился. Более того, Овсянников уже сам успел оказаться в центре противоречий.

И это, безусловно, только начало. Не самой приятной истории, которая давно уже из городской, региональной стала общероссийской. Таков уж солидный, системообразующий статус Севастополя, тем более после чуда Крымской весны.


Потому вновь говорю: севастопольский конфликт – это противоборство не личностей, персоналий, а концепций, мировоззрений, подходов и, главное, групп влияния


Да, ссылаться на себя моветон, однако повторять некоторые вещи всё же приходится. Потому вновь говорю: севастопольский конфликт – это противоборство не личностей, персоналий, а концепций, мировоззрений, подходов и, главное, групп влияния. Причём, групп влияния не только на городском и федеральном уровне, но и на мировом тоже. Да, да, за Севастополь сейчас идёт настоящая битва. Потому что он есть сакральный центр новой России. Той России, о которой наш лидер заявил в своей Мюнхенской речи.

Смотрите, некоторым людям в городе не нравился Губернатор Меняйло. Они бились против него. И тогда же они – конечно, это случайность – открыто, в своих изданиях, из своих уст, призывали голосовать против “Единой России”. Кто теперь главный враг этих беспокойных ребят, некоторые из которых представляют либеральные силы? Ну, конечно же – та самая “Единая Россия” и номер один её крымского списка Сергей Аксёнов. И фокус здесь в том, что это не просто партия, а партия власти, своего рода доминанта.


Последние перемены в Заксобрании свидетельствуют, что власть больше не контролирует город


Отвоевать у неё Севастополь значит отвоевать символ, значит забрать себе очень важное, во всех смыслах, знаковое место. И это уже произошло. Последние перемены в Заксобрании свидетельствуют, что власть больше не контролирует город. А само избрание госпожи Алтабаевой происходит с нарушениями регламента. Мол, прочь формальности и не станем заморачиваться. Просто власть, партия власти, не понравилась определённым товарищам. А дальше им не понравится кто-то ещё. Как уже было. Это ведь процесс бесконечный.

Причём процесс сугубо автономный, подчёркнуто индивидуальный. Поэтому элементарное и вполне логичное соглашение о партнёрстве с Крымом вызывает у севастопольских товарищей столь бурную реакцию. Мы стали её свидетелями недавно. Хотя речь шла, в общем-то, о вполне обыденных, логичных вещах.


И мы станем свидетелями ещё не одной битвы, которая обязательно, как уже говорилось, перерастёт в общероссийскую


Дальше – больше. И мы станем свидетелями ещё не одной битвы, которая обязательно, как уже говорилось, перерастёт в общероссийскую. Открыто, без стеснения. Выплывут новые фигуранты севастопольской истории. А мотивация оформится главным образом в субъективных причинах. Ведь тот же Овсянников заявил, что в начале 2016 года Севастополь был в общероссийских лидерах по промышленному росту. Однако нам навязчиво и не всегда честно объясняли, что всё плохо, всё очень плохо. Ах, этот ужасный Меняйло! Ах, этот ужасный Аксёнов! К слову, сейчас, если верить баламутам, вдруг стало резко всё хорошо.

В этом, правда, есть свой положительный момент. В Российской Федерации хватает проблем. Более чем. Мы ведь тоже смотрим не через розовые очки. Севастополь тут может дать положительный пример. Он может стать островом, где свершится та самая русская справедливость, о которой совсем недавно столь блестяще высказался наш президент.


Севастополь – точка сборки Русской цивилизации


Однако делать это необходимо крайне осторожно и ни в коем разе не в отрыве от остального мира. Тем более, от ближайшего мира. Делать без снобизма, без пафоса. При этом понимая, что Севастополь, действительно, был, есть и будет особенным, уникальным городом. Такова его историософия, так распорядилась судьба. Севастополь – точка сборки Русской цивилизации. Однако при должных воздействиях – некоторые из них сейчас вовсю осуществляются – он легко может стать точкой разборки. И создать угрожающий прецедент для всей России.

Потому что страна наша мультикультурная, мультинациональная. Она просто огромна. И если вдруг каждый не только ощутит свою особенность, что, конечно, неплохо, но и превратит её в обособленность, тогда это приведёт к не самым положительным, сеперационным, событиям. Закон и регламент соблюдать надо. Без отступлений и без поправок.


Овсянникову пора потушить политический огонь, разгоревшийся в Севастополе, чтобы он не перекинулся на всю Россию


Дмитрию же Овсянникову надо не играться в поддавки и не отдавать полноту губернаторской власти. Отвечать-то ведь на самом деле ему. Такова его должность. И пришёл он, чтобы навести порядок. Жёстко и чётко, но конструктивно и в диалоге. Однако диалог этот не может и не должен быть диктатурой постоянно революционирующей группы лиц. Овсянникову пора потушить политический огонь, разгоревшийся в Севастополе, чтобы он не перекинулся на всю Россию.

Любая особенность, уникальность лучше всего подчёркивается порядком. Ей надо быть на своём месте. В едином упорядоченном целом. 

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.