ЕВПАТОРИЯ

Конечно, вы сразу вспомните знаменитое «очень жаль мне тех, которые не бывали в Евпатории», и, возможно, будете правы. Тех, которые не бывали здесь, действительно жаль.

Город не поразит вас экзотическими красотами, пышностью видов, он откроется только тому, кто действительно захочет его узнать. 

История, как и у всех крымских городов – богатейшая. Уходит в глубь веков, даже тысячелетий. Городские поселения на месте современной Евпатории существуют более 25 веков.

Здесь обитали тавры, киммерийцы, а позднее — греки. Древнее название города – Керкинитида – было дано городу греками. Остатки предшественницы Евпатории сохранились в центральной части города (на набережной вблизи Карантинного мыса). В своё время это был крупный торговый центр. В ходе войн со скифами Керкинитида не раз попадала под их власть.

Скифы вели торговлю с греческими колонистами, но для самостоятельной торговли скифам были необходимы свои порты. Удобная гавань Керкинитиды как нельзя лучше подходила для этой цели. Захватив город, скифы полностью разбирают крепостные стены, разрушают жилые постройки, камень которых используют для своих примитивных строений. Не в силах одолеть скифов самостоятельно, греки обратились за помощью к понтийскому царю Митридату VI Евпатору, который прислал херсонеситам на помощь войско во главе с полководцем Диофантом. Скифы тоже нашли себе союзников – племя роксолан, имевшее 50 тысяч воинов. Однако это огромное войско не смогло устоять против 6 тысяч воинов Диофанта, отличавшихся незаурядными воинскими способностями. Диофант со своим войском освободил Керкинитиду и другие города и укрепления херсонеситов, захваченные ранее скифами. Жители Керкинитиды, укрывшиеся во время войны за стенами Херсонеса, так и не вернулись в свой разорённый и разрушенный город.

Во времена Крымского ханства был основан город, который крымские татары называли Кезлев, (родник), турки называли его Гёзлеве, а русские – Козлов. После того, как Крым стал частью Российской империи, в 1784 году город «из-за неблагозвучности названия» был переименован в Евпаторию (по-гречески – «Благородная», «Рождённая благородным отцом»).

Фрагмент макета Кезлевской крепости, воссоздающий город с точностью до каждого дома

В XVI веке Гезлев превратился в большой торговый город-крепость. В гавань приходили суда из Малой Азии, приезжали русские купцы. Через пять городских ворот в город свозились товары из окрестных посёлков. Являясь единственным портом Крымского ханства, город быстро богател. В 1552 году при хане Девлете  Герае в Гезлеве закладывается самая большая и величественная мечеть Крыма Мечеть Джума-Джами (соборная пятничная мечеть), известная также как Хан-Джами (ханская мечеть).

В начале XIX века в городе был построен новый порт, ставший одним из самых крупных в Крыму, в 1840 году начато строительство городской набережной. Во время Крымской войны Евпатория была занята англо-франко-турецкими войсками и превращена в укреплённую базу.

В XIX веке Евпатория стала главным культурным центром крымских караимов. Из постепенно пришедшего в запустение Чуфут-Кале в город переселилась большая часть населения во главе с гахамом — духовным лидером караимской общины.

Мы знаем, что история не знает сослагательного наклонения. Но если бы не было у Евпатории выдающегося градоначальника Семена Дувана, история города сложилась бы совершенно иначе. Точно можно сказать, что был бы город совсем другим, и наверняка не таким известным.

Коренной евпаториец, патриот своего города, Семен Дуван родился в 1870 году. Был внуком Бобовича – первого гахама крымских караимов. Усилиями Семен Дувана Евпатория из глухого провинциального городка превратилась в международный курорт.

В памятной записке о Семене Дуване, составленной «в собственной Его Императорского Величества» канцелярии, перечисляются его заслуги перед Отечеством: «Совершенно преобразовал город Евпаторию новой планировкой, устройством мостов, электрического освещения и трамвая, улучшением санитарного состояния его, благоустройством пляжей, дач и вообще развитием курорта, сооружением городского театра, сквера, городской библиотеки, созданием совершенно новой очень красивой и благоустроенной части города и т. д. Выстроил ряд образцовых школ, больниц… Много и с пользой работал по землеустройству, сам ведет образцовое сельское хозяйство… Устроил по всему Евпаторийскому уезду телефонную связь…»

Он оставил о себе хорошую память среди современников чрезвычайно широкой благотворительной деятельностью. Ему были дарованы многочисленные награды; среди них и золотая шкатулка, отделанная бриллиантами, от последнего русского императора Николая II.

После революции Семен Дуван выехал во Францию. Во времена оккупации выступил защитником караимов от антисемитской политики гитлеровской Германии. В сентябре 1938 г. С. Дуван предпринял поездку в Берлин и обратился к министру внутренних дел по поводу определения этнического происхождения и вероисповедания караимов. Ему оказали содействие русское эмигрантское бюро и епископ Берлинский и Германский Серафим. 5 января 1939 года на имя С. Дувана из Государственного расового Бюро Германии пришло разъяснение, в соответствии с которым караимский этнос не отождествлялся с евреями ни по вероисповеданию, ни по расе, что в годы Второй мировой войны помогло спастись многим караимам, оказавшимся на оккупированных Германией территориях.

Гласным (то есть депутатом) Евпаторийской городской думы Семен Дуван стал в 28 лет

В последние годы жизни он мечтал возвратиться на Родину. «…Верю, что рано или поздно Россия избавится от большевиков и в этом случае будет восстановлена как нормальное государство».

В Евпатории есть памятник Дувану, есть улица Дувановская.

Трамваи ввел в Евпатории Дуван. Они и сейчас курсируют по городу. Кажется, еще с тех времен и остались – старенькие, скрипучие, такие милые. Есть и специальный туристический трамвайный маршрут.

Среди имен знаменитых земляков евпаторийцы непременно назовут имя Анны Ахматовой. А в литературном кафе (есть такое в городе) все расскажут о нитях, связующих поэта Ахматову и город Евпаторию.

Анна Ахматова. Евпатория. 1905-1906 годы

Туристу в Евпатории раздолье. А любознательному – особенно. Существует пешеходный туристический маршрут «Малый Иерусалим». Прогуливаясь по отреставрированным, аккуратным улочкам, вы посетите основные памятники архитектуры: комплекс «Текие дервишей» (Обитель дервишей), Одун базар къапусы (Ворота дровяного базара XV века), мечеть Джума-Джами, Турецкие бани XVI века. Не меньше впечатляют и чуть более «молодые» культовые сооружения: Армянская и Свято-Николаевская церкви.

Театр имени Пушкина открылся в городе при Дуване, его стараниями, в 1910 году. На его сцене выступали многие знаменитости: Станиславский, Шаляпин,  Собинов, Вахтангов, Нежданова, Обухова и многие другие.

На многие километры под Евпаторией протянулись подземные галереи (кяризы), выбитые в желтом пористом ракушечнике. Эти тоннели и штольни были созданы за сотни лет трудом камнерезов и камнеломов, которые добывали в подземных скалах камень для строительства крепостей древней Керкинитиды и средневекового Гезлева.

Современная Евпатория – это, конечно же, курорт. Считается детской здравницей не только потому, что море здесь теплое, у берега – мелкое, а пляжи песчаные, что удобно для детского отдыха. Здесь дети не только отдыхают, их здесь лечат. Методики, разработанные здешними специалистами, позволяют если не вылечить совсем, то облегчить мучения при таких грозных заболеваниях как детский церебральный паралич, костный туберкулез и другие. Лечат грязями, климатом, морем и даже дельфинами.

Евпатория – одно из немногих мест в нашем жестоком мире, где на парализованного малыша с гиперкинезами не будут пялиться любопытные, и его маме не придется прятать от жестоких глаз своего больного ребенка. Взрослый в инвалидной коляске или с палочками тоже чувствует себя здесь нормально. Евпатория – толерантна к инвалидам. И милосердна.

ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯимператрица 

Екатерине Великой, императрице, Крым обязан тем, что стал частью России. Сейчас он «вернулся в родную гавань», а стала родной она очень давно.

Вот сейчас, когда читаешь историю первого присоединения Крыма, так и напрашиваются аналогии, ищем их в современной истории. Но давайте воздержимся от аналогий.

Предысторией присоединения были изнурительные войны с Турцией. 15 июля 1774 года в небольшой болгарской деревне Кучук-Кайнардже на правом берегу Дуная Петром Александровичем Румянцевым и верховным визирем Муссун-заде Мегмет-пашой был подписан мирный договор России и Турции, по которому к России отходили земли от Буга и крепости Кинбурн при устье Днепра до Азова с Прикубаньем и Приазовьем, крепости Керчь и Еникале, запиравшие выход из Азовского в Черное море. Крымское ханство было объявлено независимым от Турции. Турция выплачивала России контрибуцию в четыре с половиною миллионов рублей. Историческая задача выхода России в Черное море наполовину была решена.

Не смирившись с потерями по Кучук-Кайнарджжийскому мирному договору, Оттоманская Порта стремилась вернуть в полной мере Крымское ханство и земли Северного Причерноморья. Очередное восстание крымских татар, спровоцированное Турцией осенью 1781 года, было подавлено, но после серии казней начался новый бунт, вынудивший Шагин Гирея бежать в русский гарнизон в Керчь. При поддержке Турции в Феодосии новым крымским ханом был провозглашен Махмут Гирей. Корпус русской армии взял Карасубазар, разбив войско нового хана, возглавленное его братом Алим Гиреем. Махмут Гирея взяли в плен. Шагин Гирей, вернувшись в Бахчисарай, вновь начал казни, вызывая очередной мятеж. Екатерина Великая своим повелением посоветовала ему добровольно отказаться от ханства и передать Крым России, на что Шагин Гирею пришлось согласиться.

В феврале 1783 года Шагин Гирей отрекся от престола и манифестом Екатерины II от 8 апреля 1783 года Крым вошел в состав Российской империи. Эту дату теперь в Крыму и отмечают, считая ее началом русского мира в Крыму.

По распоряжению Екатерины II сразу же после присоединения Крыма, к полуострову был направлен фрегат «Осторожный» под командованием капитана II ранга Ивана Берсенева для выбора гавани у юго-западного побережья. Осмотрев бухту у поселка Ахтиар, Берсенев рекомендовал ее в качестве базы для кораблей будущего Черноморского флота. Екатерина II своим указом от 10 февраля 1784 года повелела основать здесь «военный порт с адмиралтейством, верфью, крепостью и сделать его военным городом». В начале 1784 года был заложен порт-крепость, названный Екатериной II Севастополем — «Величественным городом».

Екатерина II направила в Крым вернувшего из-за границы после лечения Михаила Илларионовича Кутузова, который с блеском решил все дипломатические и политические проблемы, касающиеся российского присутствия на Крымском полуострове.

В июне 1783 года в Карасубазаре князь Потемкин принял присягу на верность России крымской знати и представителей всех слоев крымского населения. Крымское ханство перестало существовать.

Сохранился ордер Григория Потемкина командующему русскими войсками в Крыму генералу де Бальмену от 4 июля 1783 года: «Воля ее императорского величества есть, чтобы все войска, пребывающие в Крымском полуострове, обращались с жителями дружелюбно, не чиня отнюдь обид, чему подавать пример имеют начальники и полковые командиры». (Это были первые «вежливые люди? Простите, мы же договорились – никаких аналогий).

На Крымском полуострове не вводилось крепостное право, татары были объявлены казенными крестьянами. Отношения между крымской знатью и зависимым от них населением не были изменены. Земли и доходы, принадлежавшие крымскому хану, перешли к русской казне.

ВИЗИТ ИМПЕРАТРИЦЫ

Ничего удивительного нет в том, что Екатерина Вторая решила осмотреть лично новую жемчужину в короне Российской империи.

Если мы назвали Андрея Первозванного первым туристом в Крыму, то уж императрица, безусловно, была первым «випом», и ее путешествие – первый тур, организованный по всем правилам.

Дорогу в Крым князь Потемкин потребовал «сделать богатой рукой, чтобы не уступала римским. Я назову ее Екатерининский путь». Светлейший князь повелел обозначить победное шествие Екатерины специальными «дорожными знаками»: каждая верста обозначалась специальным треугольным обелиском «из дикого камня», а через каждые десять верст водружали каменную «милю».  За двести с лишним лет «верст» уже не осталось ни одной, а «миль» сохранилось всего три: у дороги Бахчисарай – Севастополь (недалеко от Новопавловки), на Северной стороне Севастополя и возле Ханского дворца в Бахчисарае.

Специально для участников путешествия был издан оригинальный путеводитель-дневник «Путешествие Ее Императорского Величества в полуденный край России, предприемлемое в 1787 году» (один из экземпляров этой уникальной книги хранится в Симферополе в библиотеке «Таврика»). Интересно, что на каждом развороте имелась специальная чистая страница, где спутник императрицы мог записывать свои наблюдения.

6 (17) января в Царское Село (ныне город Пушкин) собрались все участники путешествия: 32 высших сановника Империи, послы Англии, Австрии и Франции. А с ними лакеи и другая обслуга, числом до 200 человек.

В Киеве к путешественникам присоединился австрийский император Иосиф II. Здесь задержались почти на три месяца: ждали, когда вскроется Днепр. 22 апреля двинулись дальше. Посетили только что отстроенные города Екатеринославль, Херсон.

19 мая царский поезд въехал в Перекоп. Ворота крепости были украшены афоризмом, принадлежащем Потемкину: «Предпослала страх и принесла мир». Путь в Крым был открыт.

20 мая Екатерина торжественно въехала в Бахчисарай. Этот город, без сомнения, был одним из важнейших, если не самым главным пунктом путешествия. Бывшая столица враждебного государства уже лежала у ног победительницы…

Остановились в ханском дворце, специально перестроенном к приезду важных особ. Всем казалось, что они находятся в каком-то волшебном городе из сказок Шахерезады. Город, после «покоренья Крыма» опустевший, вдруг наполнился жизнью. Проезжая в сторону Успенского монастыря и потом на Чуфут-Кале, путники видели многочисленные кофейни, заполненные нарядно одетыми посетителями, и лавочки с обилием экзотических товаров…По свидетельству Сегюра, «несмотря на резкое уменьшение численности населения после завоевания, в Бахчисарае проживало еще девять тысяч жителей, являющихся в своем большинстве мусульманами. Политика Екатерины не стесняла ни их торговли, ни их религии, она позволяла им во всем следовать своим древним традициям».

В советский период в экспозиции Ханского дворца  была «Екатерининская комната», главные экспонаты – портрет императрицы работы знаменитого Рокотова и походная кровать.

В 1996 году, по настоянию вернувшихся из депортации крымских татар, «Екатерининскую комнату» разобрали. Тогда велись ожесточенные дискуссии о роли Екатерины в судьбе крымских татар. Музейщики  убрали в запасники знаменитую кровать и два дубовых шкафа, которые привезли для императрицы из Санкт-Петербурга. Портрет, мундир императрицы и походный туалетный столик перекочевали в Художественный музей Бахчисарайского заповедника. Сейчас страсти поутихли, и, возможно, реанимируют прежнюю экспозицию.

Далее путешественники отправились в Севастополь. В Инкермане, в специально построенном павильоне на территории бывшей крепости Каламита, возвышавшейся на скале, был организован обед. И тут Светлейший князь, большой любитель спецэффектов, подготовил гостям грандиозный сюрприз. По его команде занавес, скрывавший большой балкон, обращенный к Ахтиарской бухте, внезапно раздвинули. Короли, принцы и посланники не могли сдержать изумления: на берегах бухты раскинулся город. А на рейде красовался флот: линейные корабли, фрегаты, транспорты… Приветствуя высоких гостей, корабли и береговые батареи открыли огонь. Гром пушек возвестил Европейское сообщество о том, что Россия пришла сюда всерьез и надолго.

После обеда императрицу и ее свиту ожидала прогулка на шлюпках по севастопольским бухтам. Шлюпки обошли несколько кораблей и остановились около специально обустроенной парадной пристани – выходу в город. В честь императрицы ее назвали Екатерининской, но официальное название не прижилось. Так и осталась пристань Графской – в память о командующем флотом Войновиче. Императрица посетила церковь святого Николая (ныне на ее месте расположен Дом офицеров), флагманский линейный корабль «Слава Екатерины». Вечером было устроено «сражение» – в духе нынешних военных парадов: бомбардирский корабль «Страшный» обстрелял и поджог «фальшивый городок», специально обустроенный на Северной стороне бухты.

Из Манифеста императрицы Екатерины Великой о присоединении Крымского полуострова, острова Тамани с всея Кубанской стороны к России, дано апреля 8-го, 1783 года от Р.Х.

24 мая Потемкин показывал обожаемой императрице свое имение в Байдарской долине. Недалеко от Балаклавы их встретила рота «амазонок», составленная из жен и дочерей офицеров расквартированного здесь греческого батальона, всего сто наездниц. Командовала экзотическим воинством жена одного из офицеров, Елена Ивановна Сарандова.

26 мая императрица посетила недавно созданный губернский центр – Симферополь. Потемкин предусмотрел посещение единственной в городе православной церкви во имя святых равноапостольных Константина и Елены, обустроенной в бывшем жилом доме (ныне – ул. Октябрьская, 8). Пораженная бедностью церкви, императрица высказала пожелание видеть в городе «приличный храм соборный». После молебна императрица направилась к путевому дворцу (ныне здание Железнодорожного техникума на ул. Р. Люксембург). Строго говоря, на дворец он был не слишком похож: одноэтажный, из бутового камня на глине, под черепицей-«татаркой». Екатерина в память о своем пребывании в городе посадила в саду при дворце три шелковицы.

Посещение Карасубазара также имело важное политическое значение. Во времена расцвета Крымского ханства это был один из важнейших административных и торговых центров на полуострове. Еще свежа была здесь память о Суворовских деяниях: в 1777 году 10-тысячный отряд под командованием прославленного полководца вступил в боевое столкновение с 40 тысячами османских джигитов и обратил их в бегство.

Дворец для важной особы построили не в самом Карасубазаре, а за городом. Розовый мрамор на облицовку, бук для внутренней отделки, парк с фонтанами… Здесь императрицу ожидал вечерний фейерверк из 300 ракет, а первых лиц Таврической области – высокая награда за гостеприимство. Время не пощадило ни сад, ни дворец. Сейчас на его месте располагаются строения Белогорской больницы.

Путевой дворец для ночлега был построен и в Старом Крыму, который в то время носил другое название – Левкополь. Дворец был деревянным, поэтому через некоторое время сгорел. А вот каменный фонтан, построенный в честь приезда императрицы, сохранился. Он находится неподалеку от современной автостанции. Жаль только, что пересох.

28 мая высокие гости посетили Феодосию. В бывшем ханском монетном дворе на память о путешествии были изготовлены две золотые медали «Путь на пользу». Эти сувениры князь Потемкин преподнес виновнице торжества и австрийскому императору Иосифу. Спустя 220 лет одна из этих медалей была выставлена на специальном нумизматическом аукционе в Москве и ушла за 130 тысяч долларов.

Императрица наградила первых лиц губернии и воинских начальников новыми званиями, орденами. Щедрость Ее Величества не знала предела: «пожалованы денежные дачи: духовенству, находящемуся при флоте в Севастополе, греческому духовенству в Феодосии и в Бахчисарае; на мечеть в Карасу-базаре, на мечеть и дервишам в Бахчисарае. На училища в области Таврической, нижним чинам всех войск в Тавриде расположенных по одному рублю на каждого человека, також на бедных и увечных; что составило знатную сумму». Главного организатора – Потемкина – Екатерина отблагодарила за труды по-особому. Правительствующий Сенат изготовил «Похвальную грамоту, с означением подвигов генерал-фельдмаршала князя Потемкина: в присоединении Тавриды к Империи Российской, в успешном заведении хозяйственной части и населении губернии Екатеринославской, в строении городов и в умножении морских сил на Черном море, с прибавлением ему именования Таврического».

Экономическое, политическое, дипломатическое значение этого путешествия трудно переоценить. «На Западе должны были узнать, какими источниками богатства и могущества располагает Россия», – отмечал граф Сегюр в своей книге. Записки Луи-Филиппа де Сегюр – можно назвать своеобразным информационным сопровождением всего путешествия. Почитайте, вам понравится.

Замечательный памятнике Екатерине был открыт в городском саду Симферополя в октябре 1890 года. Бронзовая императрица венчала высокий пьедестал из полированного гранита. У подножия статуи располагались скульптуры четырех деятелей, осуществивших дело присоединения Крыма: впереди, в полный рост – фигуры Потемкина и Долгорукова, слева и справа – погрудные изображения Суворова и Булгакова, посланника России в Турции.

В 1921 году бронзовые статуи навсегда покинули пьедестал, чтобы уступить место новым героям, спешно сооруженным из гипса и арматуры: Пролетарию, Марксу, Энгельсу и Ленину. Это сооружение разобрали в 1940 году, заменив его более долговечным памятником Ленину. Статую Екатерины спрятали на хозяйственном дворе Художественного музея. Во время войны она бесследно исчезла.

Осталось путешествие императрицы в истории, документах, воспоминаниях, легендах и мифах.

Если вы будете ехать на экскурсионном автобусе из Симферополя в Севастополь, вам расскажут байки о происхождении названий некоторых сел. Например, сообщат, что деревня Чистенькая так называется потому, что императрица здесь мылась в баньке. Хотите, верьте. На самом же деле деревня так называется с середины прошлого века. Посчитали, сколько лет прошло после визита знатной особы?

Говорят, в Приятном Свидании произошла долгожданная встреча Екатерины и Григория Потемкина. На самом деле село получило имя по названию располагавшегося здесь кабачка, и к визиту никакого отношения не имеет. Но хочется людям верить в сказки, нравится создавать мифы на ровном месте. Вроде бы и станция Сирень получила имя в память о роскошном букете белой сирени, который преподнес князь императрице. Вообще-то Сирень – это обрусевшее название Сю-Рень. Ну да ладно, не будем так уж все развенчивать. 

ЕНИКАЛЕкрепость

После южных походов Петра I Турция ощутила «русскую опасность». Поэтому в 1703 году на самом узком месте Керченского пролива выстроена турецкая крепость Еникале – «Новая крепость». Мощная крепость, построенная при участии французских инженеров должна была запереть выход из Азовского моря в Черное.

Крепость Еникале, следуя крутому рельефу, расположена на нескольких уровнях и, за исключением прибрежной стороны, была обведена рвом. Внизу ее ограждают зубчатые стены, которые, поднимаясь в гору, усилены полубастионами и сомкнуты переломами. Укрепления верхней линии стен даже в развалинах производят большое впечатление своей высотой и мощью. В юго-западном углу крепости сохранились ворота. В крепости имелись арсенал, пороховые погреба, мечеть, баня, резиденция паши, около шестидесяти домов и резервуар питьевой воды, поступавшей по трубам акведука из источника в горах. Строения размещались вдоль улиц, террасами поднимавшихся по склону горы.

Крепость Ени-Кале известна также как "Новая крепость", стены которой до сих пор украшают европейский берег керченского пролива

С верхней террасы Еникале открывается великолепный вид на оба моря – Черное и Азовское – и на ближние окрестности. В пригороде (форштадте) находились гостиный двор на тридцать лавок, мечеть, баня и бассейн, сто пятьдесят торговых лавок и триста турецких и армянских домов . 

В 1768 году Турция объявила войну России. Война проходила с переменным успехом, носила затяжной характер. 10 июля 1774 г. был заключен Кучук- Кайнарджийский договор . По этому договору к России переходили в Крыму Азов, Еникале, Керчь и Кинбурн. Торговые суда России получили право свободного плавания по Черному морю и Керченскому проливу.

После присоединения Крыма к России в Еникале находился русский гарнизон и ряд военных учреждений; мечеть была превращена в русскую церковь. С 1820-х годов Еникале как крепость и город все более теряла значение по мере роста Керчи.

В наши дни Еникале является одной из достопримечательностей Керчи. Крепости присвоен статус памятника архитектуры, охраняемого государством. Как-то плохо оно охраняло свои сокровища. Несмотря на то, что во второй половине XX века в Еникале провели  реставрацию, почти вся крепость – руины.

Прямо по территории крепости проходит железнодорожная ветка, связывающая Керчь с Керченской паромной переправой. Вибрация, возникающая при движении поездов, отнюдь не способствует сохранению памятника.

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Г

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

Ж

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.