Новости Спецпроекты Авторы
 
СТАТЬ АВТОРОМ
 

Мы все стали свидетелями великих исторических перемен. Давайте создавать летопись нового Крыма вместе!

 

Мнения

«Левиафан»: взгляд из Крыма
Оказывается, за земельные участки на берегу ледяного Баренцева моря тоже идет борьба не на жизнь, а на смерть автор: Александр Мащенко, СИМФЕРОПОЛЬ 15.01.2015 в 15:04

Ха, оказывается, за земельные участки на берегу ледяного Баренцева моря тоже идет борьба не на жизнь, а на смерть. Кому здесь, в теплом Крыму, об этом расскажи, могут не поверить.

Если действительно не верите, посмотрите «Левиафан» – главный российский фильм минувшего года, как выспренно именуют его благожелательные рецензенты.

Картина Звягинцева получила уже много разных наград, в том числе приз Каннского кинофестиваля за лучший сценарий. Иначе говоря – за историю. Не за ее кинематографическое воплощение, а именно за историю.

Между тем, история – дрянь.

Фанера.

Причем, сколоченная специально для того, чтобы понравиться «просвещенной западной публике» – членам фестивальных жюри и газетно-журнальным кинокритикам.

Полностью соответствующая их представлениям о России.

Напрягает уже претенциозное библейское название. Левиафан – ветхозаветное чудовище, которое, как легко догадаться, даже не начиная смотреть фильм, олицетворяет в нем бесчеловечное российское государство.

Первые кадры.

Не менее претенциозная картинка под еще более претенциозную музыку. Безжизненное Баренцево море. Серые камни. Серые тучи. Серые волны. Сгнившие остовы рыбацких лодок – видимо, как символ нашей сгнившей государственности.

Очень долго никто из героев не произносит ни слова. Звуки: лай собаки, плеск воды, щелчок бензиновой зажигалки, работающий двигатель внедорожника.

Типичное начало типичного фестивального кино.

«Пойду покурю на улицу, а то засыпаю совсем», – первая фраза в фильме звучит на седьмой минуте. И вполне может быть экстраполирована на зрителя. Который может испытать аналогичное желание. Не каждый, конечно. Нет. Но...

Я продолжаю мужественно бороться со сном, приобщаясь к «большому кино».

Понемногу герои оживляются.

Картина оказывается буквально напичканной многозначительными и одновременно банальными программными диалогами. Ну вот, например, такой:

– Не, ну я слышал про него, конечно, – говорит главный герой истории автослесарь Николай Сергеев о мэре городка, который хочет отобрать у героя дом на берегу моря. – Тут все про него слышали, руки по локоть в крови. Но когда вот так, в документах! Чего его тогда не сажают, если у вас там про него все известно?

– Значит, нужен там кому-то наверху, – ответствует Николаю умудренный жизнью московский друг, адвокат Дмитрий. – Я ж тебе говорю, у них на всех есть «фаберже», легко управлять. Всё очень просто. Так что будет ваш Вадим Сергеевич у кормушки, пока нужен или пока сам не сдохнет...

– Или пока народ его на вилы не поднимет, – добавляет Николай.

Я в этом месте сразу как-то о пане Ляшко подумал – тоже большом мастере политической конъюнктуры, но потом вернулся к просмотру кино. Тем более, что наши герои как раз подъехали к центральной площади безымянного городка, на которой красовался как напоминание о проклятом советском прошлом этой страны – ...правильно, большой типовой памятник Владимиру Ильичу Ленину.

Ульянов-Ленин и другие официальные лица – вообще одни из главных героев этой картины. Может быть, даже главнее мэра, автослесаря и адвоката.

Символический эпизод: подполковник ГИБДД Степаныч предлагает в качестве мишеней для стрельбы портреты Ленина, Брежнева и Горбачева. Сталина, видимо, побоялся предложить...

– А из нынешних у тебя никого нет? – спрашивает у Степаныча другой гибэдэдэшник Паша.

– У меня в хозяйстве всё, что хочешь, есть, только нынешним ещё время не пришло, – отвечает Степаныч. – Мало исторического зазора, пускай пока на стенке повисят.

На стенке в фильме висит портрет... Владимира Путина.

Под его пристальным взглядом вершит свои преступные дела мэр городка.

Это совсем простенький художественный ход. Указание на связь между Путиным и этим мурлом. На ответственность Путина за это мурло.

Нет, конечно, в какой-то степени Путин несет ответственность за всё, что происходит в этой стране. Как, кстати говоря, и Обама - за всё, что происходит в США. Я тут про Обаму не случайно, ибо в основе фильма лежит история именно из американской, а не из российской жизни - о тамошнем сварщике Марвине Химейере, у которого местный цементный завод пытался отобрать дом, после чего тот заперся в бульдозере, разрушил здание завода и ещё несколько сооружений, а затем покончил жизнь самоубийством.

Ну и что?

Я тут не Путина защищаю, Путин в моей защите не нуждается. Просто все эти аллегории банальны до неприличия.

Топорная работа.

Маленького русского человека в фильме угнетает пятиголовый Левиафан: мэр, начальник городской милиции, председатель городского суда, городской прокурор и православный владыка.

Все ветви власти.

Власти, которая, цитирует Писание развалившийся на стуле архиерей, «вся от Бога».

Шедевр Звягинцева почти весь состоит из клише.

Мэр городка, конечно, толстый дядька с красной от неумеренного употребления алкогольных напитков рожей.

А сколько герои картины водяры выжрали, вы себе представить не можете. Интересно, какой-нибудь ликеро-водочный завод заплатил Звягинцеву за рекламу или он это всё нам изобразил исключительно из любви к правде жизни?

Причем бухают герои как-то преувеличенно, карикатурно. Не только в смысле количества поглощаемого пойла, но и в смысле мимики. Выпьют рюмку и давай корчить страшные рожи. Я не знаю, вот вы корчите рожи после того, как выпьете рюмку водки? Я – нет. Мои приятели, с которыми мы, бывало, выпиваем, тоже нет. Ладно, думаю, может, мы особенные. Зашел в ближайшую забегаловку, сел за столик в уголке, дай, думаю, погляжу на мужиков. Как пьют. Нормально пьют, в судорогах не корчатся.

Вообще, все более или менее действующие в фильме лица – алкаши. Главный герой протрезвел, по-моему, только когда проклятый Левиафан упек его, несчастного, за решетку за убийство жены.

Забавный фрагмент из гениального сценария.

Пьяный мэр приезжает к пьяному автослесарю поговорить. Они ж трезвые общаться не могут. И мэр, значит, пьяный в дупель, почти падая, его поддерживать приходится охранникам, говорит:

– Власть, Коля, надо знать в лицо.

– Чего тебе надо, власть? – отвечает Коля.

– Вот это всё, – показывает мэр на дом автослесаря.

И потом разражается глубокомысленной тирадой:

– Вы все насекомые, никак не хотите по хорошему, да? Поэтому тонете в говне... Запомни, козел, бл.., у тебя никаких прав никогда не было, нет и не будет.

О выборах тоже много в фильме говорят. Мэр беспокоится:

– У нас выборы через год, забыли? Если меня не избирают, продолжить? Вас тоже не будет. Ничего не будет. Ни за границей, ни домов твоих, ни бабла. Дружно все, строем под монастырь пойдем...

Тут я было захотел вскричать: а как же Путин? Неужели Путин не защитит своих ставленников на местах? Не обеспечит им переизбрание?

Или Россия – демократическая страна?

Не могу не сказать несколько слов о любви.

Любовная линия в фильме – нестандартная. Нет-нет, не подумайте ничего лишнего, до ЛГБТ-связей дело в дремучем северном городке не дошло. Просто лучший Колькин друг адвокат Дмитрий, приехавший из Москвы его выручать и в общем-то рискующий из-за него как минимум карьерой, если не жизнью, зачем-то трахается с его женой Лилей. Причем, иногда - почти прилюдно. Объяснения этому, мотивации – никакой не предложено.

Еще одна потрясающая сексуально-этнографическая сценка. Коля и Лиля пакуют вещи, чтобы съезжать из дома, отобранного у них злодеем-мэром. Режиссер показывает, как они несколько минут носят из погреба закатки – видимо, как обязательный этнографический атрибут провинциального российского быта. Много-много-много банок. Ну вы понимаете, надо же чем-то закусывать водяру. И там же, в погребе, происходит спонтанный страстный секс между героями. В спальне оно как-то не смотрибельно, да и не возбуждает. В погребе – другое дело: холодно, сыро, в резиновых сапогах. Уф-ф-ф...

А тут Ромка – сын Николая от первого брака. Он тоже с ними вещи носит. Но они ж – дебилы, о нём забыли. И он, значит, видит всё это непотребство и в бешенстве убегает из дому.

Музыка.

Главный герой едет на машине. Играет «Владимирский централ». Вот не что-то еще, не «Две судьбы», не «Дорога дальняя», а именно сразу «Владимирский централ».

Ветер северный... Зла немеряно...

А вот мэрские «пацаны» избивают на пустыре за городом Дмитрия, чтобы неповадно было совать свой нос в чужие дела. Сам мэр, естественно, стоит рядом. А из «крузака» доносятся «Золотые купола»...

«Дом казённый предо мной, да тюрьма центральная

Ни копейки за душой, да дорога дальняя

Над обрывом пал туман, кони ход прибавили

Я б махнул сейчас стакан, если б мне поставили»

Чёрт, опять про водку.

Из этих бесчисленных штампов и склеен весь этот дешевый сценарий, получивший приз Каннского фестиваля.

Больше всего в «Левиафане» герои пьют и разговаривают о... Боге. Лиля, Дима, Коля, ну и конечно мэр с владыкой. Все толкуют о Господе. Других тем для разговоров нет у простого русского человека.

Такая плохо понятая или точнее – вообще не понятая достоевщина. Когда Бог – в каждой дырке затычка.

Вот владыка поучает мэра:

– Причащаешься? На исповедь ходишь?

– По воскресеньям как штык, – ответствует Вадим Сергеевич.

И владыка ему:

– Мы с тобой, конечно, соработники, одно дело делаем...

Алкаш Коля – это, ни больше, ни меньше, современный российский многострадальный Иов.

– За что? За что, Господи? – взывает он к Богу.

– Пить надо меньше, – вопит ему, наверное, в ответ сверху, из-за свинцовых северных туч Господь.

Но Колян глухой. Он приходит в магазин, покупает еще две бутылки водки. Рядом священник оказывается:

– Здравствуй, Коля, – говорит.

– Ну и чё, где твой Бог милосердный? – спрашивает у него наш герой.

– Мой-то со мной, а вот где твой, не знаю, – отвечает отец Василий. – Кому ты молишься? В церкви я тебя не видел. Не постишься, не причащаешься, на исповедь не ходишь...

– Если бы я свечки ставил и поклоны бил, у меня все по другому было бы? Может, сейчас начать, пока не поздно? Может, жена моя воскреснет? И дом мне вернут? Или поздно уже?

Ропщет, в общем, мужик. Бунтует. Богоборец. Иван Карамазов XXI века, можно сказать.

Между тем, история, рассказанная Звягинцевым, могла бы быть сделана не из фанеры, а из гораздо более качественного материала. Потому что конфликт между человеком и государством универсален. Вечен. Каким бы ни было это государство – рабовладельческим, феодальным, капиталистическим, социалистическим, коммунистическим, католическим, протестантским, православным, даже, о ужас, исламским.

А впрочем, кино, как и история, не знает сослагательного наклонения. У Звягинцева, увы, нет литературного слуха, он не понимает, не слышит, что его история, его фильм – это не жизнь, а дешевая декорация.

Постучи – и слышен характерный фанерный звук.

В финале картины режиссер показывает длинный кусок проповеди, которую читает владыка в храме, построенном на месте, где когда-то стоял дом Николая. Архиерей намеками говорит о знаменитом деле «Пусси райот» – дескать, мы никому не дадим осквернять наши святыни. А потом цитирует слова Александра Невского: «Не в силе бог, а в правде». Тут мэр наклоняется к своему малолетнему сыну и произносит: «Наш Господь, сынок, он всё видит».

Каркают вороны, на берегу Баренцева моря лежит скелет кита, Господь всё видит, но бездействует.

P.S. К российскому государству у меня после просмотра «Левиафана» всего одна претензия – зачем оно дало денег Звягинцеву на постановку этой дряни?

P.P.S. Звягинцев поторопился. Надо было в Крыму эту историю разворачивать. Тут у нас и земля в тысячу раз дороже, чем на берегу Баренцева моря, и вообще, такого можно в нынешней политической ситуации наворотить – дадут не то, что «Золотой глобус», а сразу целого «Оскара».

«Пойду покурю на улицу, а то засыпаю совсем», – первая фраза в фильме звучит на седьмой минуте. И вполне может быть экстраполирована на зрителя. Который может испытать аналогичное желание Ульянов-Ленин и другие официальные лица – вообще одни из главных героев этой картины. Может быть, даже главнее мэра, автослесаря и адвоката Все более или менее действующие в фильме лица – алкаши. Главный герой протрезвел, по-моему, только когда проклятый Левиафан упек его, несчастного, за решетку за убийство жены Больше всего в «Левиафане» герои пьют и разговаривают о... Боге У Звягинцева, увы, нет литературного слуха, он не понимает, не слышит, что его история, его фильм – это не жизнь, а дешевая декорация Такая плохо понятая или точнее – вообще не понятая достоевщина. Когда Бог – в каждой дырке затычка
 



20 КОММЕНТАРИЕВ

ВОЙТИ

КОММЕНТИРОВАТЬ


:
Аноним 22.02.2015 в 17:53
Now I'm like, well duh! Truly <a href="http://ywdavd.com">thafknul</a> for your help.
Ответить.
:
Аноним 22.02.2015 в 15:49
Deep thinking - adds a new dieonsimn to it all. http://bvgnkzfix.com [url=http://yujohc.com]yujohc[/url] [link=http://vqtdhxv.com]vqtdhxv[/link]
Ответить.
:
Аноним 22.02.2015 в 15:47
I thohgut finding this would be so arduous but it's a breeze! http://wziywpuar.com [url=http://wzuilcuji.com]wzuilcuji[/url] [link=http://ibvekzebnk.com]ibvekzebnk[/link]
Ответить.
:
Аноним 21.02.2015 в 10:22
Superbly ilatminluing data here, thanks!
Ответить.
:
Аноним 21.02.2015 в 08:43
That's way the bessett answer so far!
Ответить.
:
Аноним 06.02.2015 в 12:12
Мда... Автор скорей вмего никогда не был в русской глубинке, где из таких вот "клише" и состоит реальная жизнь реальных людей. Водка, серость и унылая работа. Не стоит на зеркало пенять, коли рожа кривая.
Ответить.
:
Аноним 27.01.2015 в 23:03
прекрасная рецензия. С Звягинцевым все ясно. Пусть едет в Голливуд бороться с тамошними левиафанами. Главное денег ему больше не давать.
Ответить.
:
Аноним 18.01.2015 в 14:06
такое ощущение, что автор критики не знаком с великой русской литературой 19 века. Вот там настоящий Левиафан.
Ответить.
:
Аноним 17.01.2015 в 20:03
Перед просмотром таких фильмов нужно постоять недельку в очереди в роскадастре, чтобы документы подать, затем убедиться, что нет какой-нибудь ксерокопии и постоять ещё недельку. И всё это под портретом Путина. Тогда может и "рецензии" будут не такими, или будут, но уже совсем другими, "левиафановскими".
Ответить.
:
Аноним 17.01.2015 в 17:07
теперь точно посмотрю, после такой-то "рецензии"
Ответить.
1    2