“Что, если бы Севастополь остался-таки украинским? И не было бы никакой Крымской весны?” – последнее время эти вопросы в городе-герое звучат чаще. Жители, так или иначе, вспоминают прошлое. Одни – с ностальгией, другие – с омерзением, а кто-то – со смешанной гаммой чувств, в которой проскальзывают тоска, злоба, разочарование. Но подчас украинские годы вспоминаются как бы не так, чтобы очень плохие. Особенно, если ты думаешь о них после визита в больницы или на рынок. Да, об этом не принято говорить вслух, но процент тех, кто полагает, что при Украине Кучмы, Януковича было, как минимум, не хуже, чем сейчас, при России, сильно отличается от официальных данных.

Однако в этой по-своему ностальгии есть главное “но”: той Украины, по которой скучает кто-то, уже нет и не будет – её приговорили на Евромайдане, а остатки сожгли в Одессе. Сожгли вместе с людьми, которые хотели как раз-таки другой Украины. Мирной, многообразной, где возможно было бы право на самовыражение. И что бы ни твердил украинский агитпроп, но события в Крыму стали, прежде всего, реакцией именно на революцию в Киеве, когда некоторые люди посчитали, что имеют право решать за всю Украину.

Да, предпосылки к тому – в виде уверовавшего в безнаказанность Янукович-бэнда, – несомненно, были, но как только к протесту социально-экономическому добавился фактор национальный, религиозный, тогда с толпой произошёл “эффект Люцифера”: хорошие люди, выступавшие за мирный протест, мутировали в кровожадных зомби, разрешивших крушить, жечь и даже убивать. Тогда Севастополь, как и Луганск, Донецк, Керчь, Ровеньки, воспротивился диктату однозначности.

Той Украины нет – вот что мы имеем в “сухом остатке”. Есть другая. И будь Севастополь в прежних границах, то сейчас он бы оказался именно в ней. О прежней же вздыхать, если вздыхается, бессмысленно. И всё же представим, если бы Севастополь по-прежнему был украинским…

Президентом был бы не Путин, а Порошенко, и рейтинг у него болтался где-нибудь в районе 6-7%. Некоторые люди, что днями назад шли в Думу даже под лозунгами “Единой России”, переметнулись бы из “Партии регионов” в “Блок Петра Порошенко”. Ну а те, кому не нашлось бы там места, подались бы в “Народный фронт”, ну или на худой конец – и в данном случае это не просто оборот речи – к Ляшко. Главным в городе был бы не Дмитрий Овсянников, а “истинный украинец” Михаил Саакашвили. Он бы жевал галстуки, окончательно сходя с ума от русского духа.

Первым делом новая украинская власть, а она была бы новой, снесла бы памятник Ленину на Центральном холме. Это оказалось бы не столь отвратительно, потому что Владимир Ильич, с определённых ракурсов напоминающий смерть, больше не закрывал бы вид на Владимирский собор. Тому, впрочем, всё равно пришлось бы край не легко: в нём, продолжив дело фашистов, уничтожили бы гробницу четырёх адмиралов.

Вообще с историческим наследием Севастополя Михаил Саакашвили – как вы помните, именно он стал бы главой – намучился бы. Ведь ни в одном городе мира нет столь плотной концентрации свидетельств героической воинской славы. Намучались бы с памятниками Корнилову, Нахимову, Ушакову, Екатерине II. Бедный Малахов курган, бедная Диорама. Взрывали бы и не взорвали Памятник затопленным кораблям, а гигантские солдат и матрос, падая, придавили бы десяток, другой горе-разрушителей. Это если бы монумент смогли повалить, конечно. Но Саакашвили всё равно бы не успокоился, пока не переименовал бы площадь Нахимова в площадь Бандеры и не воткнул бы там памятник Степану Андреевичу, рядом с которым наверняка стоял бы ма-а-аленький такой Виктор Андреевич Ющенко.

Впрочем, сделать бы этого не дали, оттого Майкл Саакашвили не успокоился бы и стух на переименовании улиц, которые в Севастополе названы, как правило, в честь героев либо Первой, либо Второй героической обороны. Да и от советского наследия избавиться бы оказалось невозможно. Всякий раз, когда покушались бы на него, на защиту выходили бы военные пенсионеры, которые, несмотря на возраст, остаются стальными героями с пылающими сердцами внутри. Они отстояли бы и Проспект Октябрьской Революции, и площадь 50-летия СССР.

И тогда бы вместо Саакашвили Киев прислал Виталия Кличко, но этот скуксился бы моментально, и что-то бы мямлил о том, как надо смотреть в завтрашний день. А народ бы негодовал. Лютовал даже.

Если бы Севастополь был украинским, то о дорогах столько не говорили. Ездили бы по старым, разбитым. Потому что городское население не росло, а, наоборот, уменьшалось бы, и машин точно бы не становилось больше. Бензин стоил бы дороже. А вот продукты, наоборот, можно было бы купить дешевле. Особенно молочные, фрукты и овощи, хотя цены на остальные товары сохранялись примерно бы те же, и люди, приезжая в Севастополь говорили бы: “Это один из самых дорогих городов Украины, а работы тут мало…” И блокады бы не устроили.

Хотя, конечно, как-нибудь да работали бы. Кто в торговле, кто, если повезло, занимался бы землёй. И учителя с врачами получали в 1,5-2 раза меньше. Гражданские моряки не ездили бы в Краснодар, чтобы получить зарплату, и в Киев, чтобы оформить нужные документы. Те бизнес-связи, что были у севастопольских предпринимателей с Украиной и Турцией, сохранились бы. Но лишь на время, потому что, разобравшись, где трава зеленее, подъехали бы статные хлопчики, научающие, по каким правилам жить.

А вот пенсионеров, наоборот, прессовали бы с самого начала. И страдали бы они даже не столько от нищенских пенсий, хотя и от этого, безусловно, тоже, сколько от издевательств моральных, когда в очередной раз переименовывали бы улицы, рушили памятники и дискутировали не то что о святости, а о правомочности Великой Победы в принципе, и вместо 9 мая упорно подсовывали бы День примирения со странной штучкой, похожей на анализ крови.

Да, многое тут можно представить, но главный вопрос всегда один: будь Севастополь украинским (не в классическом, а в нынешнем понимании), случилась бы здесь война? Впрочем, на этот вопрос пусть каждый ответит себе сам, гуляя по улицам, где очень сложно отыскать хоть что-нибудь из того, что подают нынче под видом украинского. Хотя, несомненно, “конкурирующие фирмы” так же бились бы за сферы влияния, пусть и в ином – более жестоком – формате, а некоторые вздыхали бы о прежней, утраченной, Украине. Только, наверное, этих людей насчитывалось бы намного больше. И с каждым днём плакальщиков в их рядах заметно бы прибавлялось.

Источник: Новости Севастополя

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.