Уверен, многие сказали вчера: “Я так и знал”. Скептики довольно ухмыльнулись и продолжили дальше реалистично смотреть на российско-американские отношения.

Вчера пресс-секретарь Белого Дома Шон Спейсер озвучил: “Президент Трамп дал очень ясно понять, что ожидает от российского правительства сокращения насилия в Украине и возвращения Крыма. В то же время он полностью рассчитывает на возможность налаживания отношений с Россией, в отличие от предыдущих администраций, в решении таких многочисленных проблем, стоящих перед международным сообществом, как угрозы со стороны ИГИЛ* и терроризм“.

С дипломатического на простой язык это можно перевести так: “Мы защищаем только свои интересы. Не стой у нас на пути”. В общем, сделаем Америку великой снова, а остальные пусть подстроятся.

Наверняка уже не один человек написал: Трамп не выдержал давления, оказанного на него американским правительством. Такие люди будут правы и не правы одновременно. Потому что, да, безусловно, американская система выстроена так, что один человек, пусть и с командой, вряд ли способен изменить её. Даже Кеннеди это не удалось.

С другой стороны, лично я изначально не ждал от Трампа ничего хорошего. Из пророссийского у него – только любовь к нашим женщинам. Он вульгарный мещанин, зацикленный на самоутверждении и власти, этот Трамп, и Стивен Кинг чудно предвосхитил его образ в описании Грега Стилсона из “Мёртвой зоны”. Из литературных источников я бы ещё вспомнил Брета Истона Эллиса. Герой его культового романа “Американский психопат”, Патрик Бейтмен, за кумира почитал как раз-таки Трампа.

И, в общем-то, благожелательное отношение к большому Дональду в России объяснялось, во-первых, воинствующей русофобией напоказ его конкурентки Хиллари Клинтон, а, во-вторых, внутренней надеждой России на то, что наконец-таки в американской политике появится кто-то более или менее адекватный.

Однако двух политических альфа-самцов мир не выдержит. И Трамп с первого дня начал скалиться на Россию. Его предложение разделить Сирию на “зоны влияния” (мистер Обама говорил о том же), возобновившаяся война в Донбассе – без его участия это зло не прошло.

Удивительно, что отыскивались те, кто всерьёз говорил, будто Трамп отменит санкции и признает Крым российским. Эта развесистая клюква даже попала в эфиры федеральных каналов, дабы народ, разбивая вечную мерзлоту проклюнувшейся теплотой к американцам, удовлетворённо подумал: “А Трамп-то наш!”

Не наш! И нашим, на самом деле, никогда не станет. Более того, уверен, что дальше будет лишь хуже, и Трамп станет таким себе огромным ястребом, что всерьёз позарится на печень прикованной капиталистическими цепями России. С первого дня трампоистерии я с крайним скепсисом отношусь к Большому Дональду.

Финт же с Крымом – вполне в духе англо-саксонской внешней политики. Именно в Британии русофобию сделали инструментом для достижения абсолютного превосходства в мире. США переняли и развили эту политику.

Вашингтон, по сути, перечеркнул созидательные дипломатические отношения. Это, знаете, напоминает любовную историю, где парень ушёл от девушки, а она просит вернуться, и тогда ей он ставит одно условие за другим: стань блондинкой, увеличь грудь до четвёртого размера, приведи подругу, чтобы спать втроём – каждый раз условия становятся всё сложнее и в итоге сводятся к невыполнимым.

Так и с Крымом. Ведь понятно, что полуостров Россия уже не отдаст. Разве что со своей полной капитуляцией. Собственно, отдача Крыма и будет капитуляцией, в том числе и лично Путина. И вряд ли этого не понимают умные люди в Вашингтоне.

Если где и не понимают, то, скорее, на Украине. Там заявлению пресс-секретаря Белого Дома не просто обрадовалась, а восторжествовали. И если даже кто смирился с потерей Крыма, то воспылал чувствами вновь. Ошибкой стало бы думать, будто разговоры об украинском Крыме – сугубо для отвлечения от реальных тем, что это епархия исключительно пропаганды: нет, на самом деле, украинцы считают Крым своим, удивляться тут нечему, хоть и не слишком понимают они, что делать с полуостровом.

Но, безусловно, делая подобные заявления Белый Дом, косвенно снова берёт Украину под свой патронат. Для жителей Донбасса это, к сожалению, означает новый виток страданий. Для украинских политиков – новое шествие на Запад уже под более бравурными знамёнами. Для Крыма же это означает ещё больше социально-экономическое давление и напряжение.

России же “материковой” надо понимать, что всё не только возвращается на круги своя, но и, учитывая, бэкграунд, становится только хуже. Давление будет осуществляться и дальше. Трамп не может и не хочет идти от обратного. Поэтому жизнь в режиме противостояния теперь уже окончательно стала реальностью. Ведь США, хоть и главный, но всё-таки элемент, той антироссийской матрицы, что установилась сегодня в мире.

Буквально на днях мы вспоминали Мюнхенскую речь, было её десятилетие. И говорили, что Россия призвала к сотрудничеству, к праву на самоопределение. Однако это произвело лишь обратный эффект: в мире появился старый новый русский злодей, и тысячелетняя война России и Запада возобновилась. Мифы о России и Западе, как неупокоенные духи, вновь завились над народами. И вряд ли кто-то захочет уступать.

Ведь для них было нормой, когда за 24 часа Россия потеряла Крым, а для русских людей это стало символической трагедией. Возвращение Севастополя и Крыма, по сути, стало декларацией правды, как истины и как справедливости; это был действительно экзистенциальный выбор. Но только для России. Для остальных же – это преступление, нарушение закона.

И, выбирая правду, мы должны понимать, что это сугубо наша правда, и она остаётся такой, давая силу, только если мы следуем ей, не обманываясь ложными посылами и иллюзиями. Для её декларации, установления нужна не только сила, но и, прежде всего, воля самого народа. Другого пути нет и быть не может. Пока же российско-американские отношения в очередной раз входят в мёртвую зону, а Крым остаётся нашим, но только для нас.

*Запрещённая в России террористическая организация.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.