21 сентября 1854 года, в один из дней героической обороны Севастополя в Крымскую войну, по инициативе начальника штаба вице-адмирала Корнилова, на Северной стороне города были разбиты три кладбища, объединённые по мере разрастания в одно, названное Петропавловским. Немногим позже кладбище стали называть Братским. Говорят, первым так его упомянул Тотлебен и вскоре все согласились, что это, пожалуй, единственно правильное  название для такого некрополя.

С самого начала войны тут непрерывно рыли могилы арестантские роты. В каждой хоронили от нескольких десятков до сотни и более безымянных пехотинцев, артиллеристов, саперов, моряков… Тела укладывали в ряд, посыпали известью, сверху шли новые ряды, пока могила не заполнялась полностью, после чего её засыпали землёй. Сверху ставили деревянный крест или выкладывали каменный. Для офицерского состава рыли отдельные могилы  и  устанавливали временные таблички с именем.

Убитых и умерших от ран привозили сюда круглосуточно, после очередного сражения. Тут же и отпевали. Ночью горящие свечи в руках погибших освещали кладбище сотнями огней, видимых за много вёрст, вызывая ужас у всех живых, в том числе и врагов… Бойцы, провожая в последний путь своих товарищей, понимали, что уже завтра могут лечь рядом. Священники едва успевали отпевать лучших сынов России.

Убитых каждый день привозили на татарских арбах, с каким-то особенно заунывным скрипом. Клали в могилу по 50 усопших, в одном белье, без сапог, головами к краям могилы, ногами вместе или друг к другу. Первый ряд засыпали землёю и известкой, потом второй ряд, третий и так доверху…” 

В конце октября 1855 г. кладбище посетил император Александр II. Здесь он молился, скорбя о героях, павших в Крымской войне за веру, царя и Отечество.

Во время Великой Отечественной войны большое количество надгробий было уничтожено или повреждено, в следствие чего часть могил бесследно исчезло.  Поиск, реставрация и восстановление могил и надгробий идут до сих пор.

На сегодняшний день здесь насчитывается 472 братские могилы и 116 могил офицеров и генералов. Точное количество погребённых неизвестно, так как в те годы, очевидно, учёт захоронений не вёлся. По крайней мере, не сохранилось ни журналов, ни отчётов, ни плана расположения могил.  Тем не менее, к 1856 году здесь уже покоилось более сорока тысяч воинов. В дальнейшем захоронения на Севастопольском братском кладбище производились только по разрешению императора.

Быть похороненным на этом некрополе всегда считалось особым почётом для любого военнослужащего. Вот почему тут можно встретить могилы офицеров самых высоких званий, в т. ч. адмиралов, умерших много позже, но погребённых по завещанию именно здесь. Однако большинство надгробий представляют собой скромную каменную плиту, крест или колонну с одной единственной надписью “Братская могила”.

В дальнейшем Братское кладбище становилось последним приютом и для участников Первой мировой войны, а также второй героической обороны Севастополя в годы Великой Отечественной.

Позже приняло оно и героев, погибших в мирное время 20-го века. Это ужасающие по своим масштабам трагедии линкора “Новороссийск”, атомных  подводных лодок “Комсомолец” и  “Курск”.  Здесь, в тени зелени, в тишине  и покое, нарушаемом  лишь пением птиц, живёт вечная память.

Вот лишь некоторые имена героев Крымской войны, похороненных на Севастопольском  Братском кладбище:

Шнитников Иван Фёдорович, поручик пехотного Черниговского генерал-фельдмаршала графа Дибича Забалканского полка. Полк участвовал в обороне города с 9 апреля по 27 августа 1855 года. Поручик Шнитников погиб 31 июня на Малаховом кургане. Надгробие выполнено в виде вертикальной стелы из мраморовидного известняка. Верхняя часть утрачена.

Адлерберг А.Я.,  Адлерберг Н.А. (отец и сын).

Адлерберг Александр Яковлевич (5.10.1806–10.05.1855), генерал-майор, командир 2-й бригады 9-й пехотной дивизии. Погиб в бою в ночь с 10 на 11 мая 1855 года. Узнав о смерти отца, один из его сыновей Адлерберг Николай – юнкер Орловского полка – ночью отправился искать тело. Во время поиска погиб и он. 13 мая их похоронили в одной могиле. На ступенчатом основании установлена чугунная плита с текстом на немецком языке:

Здесь почивают в бозе генерал-майор Александр фон Адлерберг, род. 5 окт. 1806. “Исайя. 43.1: Не опасайся того, что я оставил тебя, я взял тебя при твоём. Воззвал: Ты есть мой”.

И сын его юнкер Николай фон Адлерберг, род. 19 апреля 1837. “Иеремия 31,3: Я любил тебя всегда, поэтому из чистой доброты взял тебя с собой“. 

Оба остались под Севастополем 10 мая 1855″

Горчаков Михаил Дмитриевич (1793–1861), князь, генерал-адъютант, главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму. Участник Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии 1813–1814 годов. В русско-турецкую войну 1828–1829 гг. был начальником штаба корпуса. С 24 февраля 1855 года командовал сухопутными и морскими силами в Крыму (сменил князя А. С. Меншикова). Умер в 1861 году и по завещанию похоронен в Севастополе. Памятник-часовня на могиле сооружён по проекту архитектора А. Авдеева на средства семьи. В часовне был установлен бюст генерала из белого мрамора, под которым было написано: “Тело покойного, по его желанию погребено среди воинов, не допустивших врагов отечества перейти за рубеж того места, где находятся их могилы“. Бюст и прочие детали отделки были утрачены в годы Великой Отечественной войны.

Лазарев Василий Егорович  (1821–1882), контр-адмирал, в период обороны лейтенант 39-го флотского экипажа. В обороне Севастополя участвовал все 349 дней: командовал Камчатским люнетом, артиллерией на Малаховом кургане. Несколько раз был ранен и контужен. 27 августа 1855 года во время отражения штурма, тяжело раненный, попал в плен на Малаховом кургане. После окончания Крымской войны, в 1856 году вернулся на родину. Служил на Чёрном море, в 1874 году его произвели в контр-адмиралы с выходом в отставку.

Надпись на памятнике гласит: “Контр-адмирал Василий Егорович Лазарев, скончавшийся  5 сентября 1882 г. на 62 году жизни

Памятник воинам Волынского пехотного полка. Это единственный на Братском кладбище монумент, который установлен не на могиле. Саркофаг выполнен из белого мрамора и украшен тонкой резьбой. На пьедестале – надпись посвящённая воинам Волынского полка, сражавшегося за Севастополь с первых дней. 

Полк участвовал в Альминском сражении, прикрывал отход русской армии и спас полковые обозы. Солдаты полка принимали участие во многих вылазках, в ночь с 27 на 28 августа 1855 года прикрывали отход защитников на Северную сторону.

Торопов Моисей Сергеевич  (1819– 1900), генерал-майор.

В оборону Севастополя – поручик корпуса морской артиллерии. Сражался на четвертом бастионе, получил несколько ранений и лечился в Николаеве. Весной 1855 года вернулся в осаждённый город. Был направлен на Малахов курган, затем командовал четырехорудийной батареей, названной его именем. 26 мая во время боя вновь был ранен. За мужество, проявленное в период обороны, его удостоили ордена св. Анны 3-й степени с бантом. После Крымской войны получил чин генерал-майора, жил в Севастополе. Его имение находилось на границе между Севастопольским градоначальством и Ялтинским уездом. Название — Торопова дача, прочно вошло в топонимику Севастополя.

Тотлебен Эдуард (Франц-Эдуард) Иванович (1818–1884), граф, генерал-адъютант, военный инженер. В Севастополь прибыл 10 августа 1854 года. Под его руководством строились укрепления Южной и Северной сторон города, создавалась система оборонительных сооружений осаждённого города и контр-минная оборона укреплений. Был ранен. После Крымской войны  разрабатывает новую систему оборонительных рубежей государства.

Скончался в 1884 году и был похоронен в семейном склепе в литовском городе Кедайняй, однако вскоре императором его семье было сделано предложение похоронить героя севастопольской обороны в Севастополе, на Братском кладбище, рядом с могилой князя Горчакова.

5 октября 1884 года пожелание Александра III было исполнено. Открытие памятника состоялось в шестую годовщину смерти графа – 19 июня 1890 года. На нём присутствовали вдова — Викторина Леонтьевна и дочери Тотлебена. В 10 часов утра пушечный выстрел возвестил об открытии монумента, у которого ещё долгое время стоял  почётный караул.

Хрулёв Степан Александрович (1807–1870), генерал-лейтенант артиллерии, один из руководителей Севастопольской обороны. На памятнике всего два слова: “Хрулёву – Россия”.

В декабре 1854 года генерал прибывает в Крым в распоряжение князя А. С. Меншикова. Солдаты называли генерала “наш старатель”, ценили за заботу, проявляемую им о “нижних чинах”. 27 августа 1855 года, во время второго и последнего штурма Севастополя, С. А. Хрулёв сам повёл в атаку войска, чтобы выбить французов с Малахова кургана, во время которой получил ранение. За героизм, проявленный в обороне города был награждён орденом Св. Георгия 3-й степени.

Умер С. А. Хрулёв в Петербурге 22 мая 1870 года, однако задолго своей смерти высказывал пожелание быть похороненным в Севастополе. 27 июня 1870 года, получив высочайшее разрешение, останки героя доставили в Севастополь.

Два дня гроб с телом С. А. Хрулёва стоял в Николаевском адмиралтейском соборе. 29 июня в четыре часа дня, после панихиды, “гроб был поднят генералами и штаб-офицерами и в процессии отнесён на Графскую пристань. Здесь его поставили на катер под балдахином и при пушечной пальбе с военного судна, процессия поплыла на Инженерную пристань Северной стороны, где была встречена войсками и артиллерией… Шествие направилось на военное кладбище к храму Св. Николая…

Настоятель Херсонесского мужского монастыря архимандрит Евгений произнёс прощальную речь: “Пораздайтесь, холмы погребальные – ратники, – вот старатель ваш боевой пришёл доказать вам любовь свою воинскую; дабы видели все, что и в славных боях, и в могильных рядах не отстал он от вас. Честные наследники доблестной славы героев, живые защитники чести, благодетели-воины! Соберитесь и вы вокруг этого гроба и вздохните над прахом Хрулёва, которым гордится вся русская армия и отечество наше. Не умрёт в памяти нашей имя генерала Хрулёва — человека сердечного, и не закроется великая книга истории: века и потомство будут дивиться этим чудесам храбрости и этим спискам многочисленных земляков его. Почивайте же с миром, защитники Севастополя, до последней трубы Архангела. Святая церковь, как матерь чадолюбивая, день и нощь молится о вас, дабы сподобил всех вас Господь венцов небесных.

 

Севастопольское братское кладбище  

 

Какой тут дышит мир! Какая славы тризна

Средь кипарисов, мирт и каменных гробов!

Рукою набожной сложила здесь Отчизна

Священный прах своих сынов.

Они и под землёй отвагой прежней дышат…

Боюсь, мои стопы покой их возмутят,

И мнится, все они шаги живого слышат,

Но лишь молитвенно молчат.

 

Счастливцы! Высшею пылали вы любовью:

Тут что ни мавзолей, ни надпись – всё боец,

И рядом улеглись, своей залиты кровью,

И дед со внуком, и отец.

Из каменных гробов их голос вечно слышен.

Им внуков поучать навеки суждено,

Их слава так чиста, их жребий так возвышен.

Что им завидовать грешно…

Афанасий Фет.

Братское кладбище находится на Северной стороне Севастополя (Нахимовский район). Добраться туда можно на автомобиле вокруг бухты, либо на катере от Графской пристани и на пароме от причала морвокзала. От причала Северной стороны  в сторону  кладбища ходит маршрутное такси .

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.