Памятник затопленным кораблям в Севастополе. фото: tochka-na-karte.ru

В марте 2014 года по всем новостным лентам проскочила новость о том, что в бухте Донузлав, крупнейшем озере в Крыму, были в стратегических целях затоплены два списанных корабля — БПК “Очаков” и буксир “Шахтёр”. Мы решили проанализировать эту историю и заодно заглянуть в прошлое, поскольку методика затопления кораблей в военных целях известна с античных времен.

До 1961 года Донузлав был полноценным озером, отделенным от вод Черного моря земляным перешейком. Но в результате строительства военно-морской базы в перешейке был прорыт канал 200-метровой ширины, поэтому озеро Донузлав превратилось в технический водоем, хотя название свое сохранило. Сегодня озеро отделено от “большой воды” косой, а искусственный канал позволяет кораблям ВМФ выходить в открытое море. До недавних пор здесь функционировала Южная военно-морская база Украины — именно ее и стремились заблокировать во избежание вооруженного конфликта российские военные.

Впрочем, затопление кораблей как стратегический маневр известно давным-давно. Еще в XI веке в проливе Пеберренде фьорда Скалделев (Дания) было затоплено шесть судов викингов с целью перекрыть фьорд от атаки с моря. Суда были обнаружены в 1962 году и ныне хранятся в музее, искусственное затопление подтверждается их идеальным состоянием и необычным расположением на дне.

СЕВАСТОПОЛЬСКИЕ БУХТЫ

Конечно, Донузлав — это не первый случай стратегического затопления кораблей в Крыму. Одна из подобных операций произошла в Севастополе в 1855 году, в самый разгар Крымской войны. Для России война с самого начала не задалась: причины заключались как в устаревшем техническом оснащении русских войск, так и в неуверенных действиях командования. Россия стремилась усилить свое влияние на Балканах и получить контроль над Босфором и Дарданеллами, Великобритания — ослабить Россию и поделить сферы влияния за счет союза с Османской империей.

Силы Коалиции несомненно преобладали, и в итоге к 1854 году Россия оказалась в шаге от потери Крыма. Превосходящий флот союзников блокировал русские корабли в Севастопольской бухте, что позволило Коалиции контролировать Черное море и высаживать десанты на берега Крыма. Важнейшим стратегическим пунктом был, конечно, Севастополь, и в сентябре 1854 года начался его последовательный штурм. Героическая оборона города вошла в историю, но нас интересует лишь один ее эпизод. Командующий обороной Севастополя адмирал Павел Нахимов прекрасно понимал, что если вражеские корабли вой-дут в бухту, то город будет потерян, и 11 сентября, еще до начала активных боевых действий, поперек фарватера затопили семь парусных судов 1830—1840 годов постройки, чтобы создать подводную цепь между Александровской и Константиновской батареями. Интересно, что среди них был знаменитый фрегат “Флора”, годом ранее удивительным образом вышедший победителем из неравного боя с тремя турецкими пароходофрегатами — при том, что командир, молодой капитан Скоробогатов, на тот момент не имел боевого опыта, а пароходы в три раза превосходили “Флору” по совокупной мощности орудий, были маневреннее и управлялись более опытными командирами. Большинство затопленных судов были стандартными 84-пушечными линейными кораблями, построенными в Николаеве с 1833 по 1840 год; первый из серии корабль “Силистрия” был также затоплен на Севастопольском рейде. 

Преграда на протяжении следующих месяцев несколько раз разрушалась из-за штормов и естественного гниения — ее “ремонтировали” затоплением новых кораблей. В декабре к первой семерке прибавились корабль “Гавриил” и корвет “Пилад”, а в феврале 1855 года появилась вторая линия — еще шесть кораблей. Всего к концу обороны на рейде было затоплено 75 боевых и 16 вспомогательных кораблей! Затапливались корабли разными способами — подрывом, обстрелом с берега и т. д. Интересно, что после войны, в 1857—1859 годах, порядка 20 кораблей (в частности, несколько пароходов) были подняты со дна, отремонтированы и снова вступили в строй.

Севастопольский рейд — это крупнейшее стратегическое затопление судов, причем успешное: барьер из мачт действительно не позволил неприятелю войти в бухту и начать массированный обстрел города, что спасло Севастополь от захвата. Событию посвящен самый известный монумент города — поставленный в 1905 году Памятник затопленным кораблям.

ОРКНЕЙСКИЙ ЛАБИРИНТ

Второй по известности инцидент с затоплением кораблей произошел значительно позже — уже в XX веке. Гавань Скапа-Флоу на Оркнейских островах на протяжении обеих мировых войн была основной базой Королевских военно-морских сил Великобритании и, соответственно, привлекательной целью для немецких войск.

Правда, самое известное затопление произошло в Скапа-Флоу в мирное время. После перемирия, завершившего Первую мировую войну, немецкий Флот открытого моря (такое официальное название носил ВМФ Германии) был отконвоирован на Оркнейские острова, где и ожидал своей судьбы — скорее всего, передачи союзникам. На кораблях оставались немецкие матросы и командиры, хотя все оружие было конфисковано, орудия демонтированы, средства связи ликвидированы. Полгода флот содержался в Скапа-Флоу под надзором британцев, а 21 июня 1919 года внезапно (!) синхронно начал тонуть. Дело в том, что командующий флотом Людвиг фон Ройтер, несмотря на проигранную войну, оставался патриотом Германии и не мог допустить, чтобы его корабли достались Антанте. С трудом наладив связь между кораблями, немцы договорились о том, что они единовременно спустят на воду шлюпки, поднимут на кораблях немецкие флаги и откроют кингстоны — что и произошло. Схватившиеся за голову англичане ничего не успели сделать (хотя и стреляли с берега по пленным кораблям, требуя закрыть кингстоны) — фон Ройтер затопил 52 корабля: линкоры, крейсеры, эскадренные миноносцы. Британцы успели выволочь на мель 22 судна. По возвращении в Германию из плена фон Ройтер стал национальным героем. Интересно, что многие представители союзников восприняли поступок адмирала как благо — он снял все споры относительно дележки немецкого флота между странами Антанты.

 

Мост, проложенный по блокшивам с одного Оркнейского острова на другой. Современный вид “барьеров Черчилля”. Но это была не стратегия, а скорее крайнее средство, чтобы суда не достались врагу. Подобных случаев история знала сотни — вспомнить хотя бы легендарный крейсер “Варяг” или затопление французского флота в Тулоне в 1942 году. Во время же Первой мировой на Оркнейских островах имело место и стратегическое затопление — именно в целях остановки вражеского флота. Узкие проходы между островами нужно было перегородить, чтобы максимально усложнить маневрирование вражеских подлодок: у британцев были карты измененного фарватера, а у немцев — нет. Суммарно за время Первой мировой в узких проходах было затоплено порядка 50 устаревших судов-блокшивов, по сути сделавших архипелаг лабиринтом. С самого начала Второй мировой войны было понятно, что база британского ВМФ, как и на четверть века раньше, станет одной из основных мишеней немецких подлодок — и заграждения “обновили”, затопив еще несколько блокшивов. Но 14 октября 1939 года британский линкор HMS Royal Oak был потоплен немецкой подлодкой U-47 прямо на рейде Скапа-Флоу — погибло 833 моряка, а подлодка, проникшая в самое сердце британского флота, ушла безнаказанной. Этот инцидент вынудил Черчилля отдать приказ о срочном строительстве между островами бетонных дамб (получивших название “барьеры Черчилля”), стационарно ограничивающих судоходство между островами. Впрочем, они были окончены только к 1944 году, когда стратегическое их значение сильно упало. А затопленные блокшивы и по сей день являются туристическими и дайвинговыми достопримечательностями островов.

ИСТОРИЯ, ИСТОРИЯ

История знала более полусотни случаев стратегического затопления блокшивов. В 1861—1862 годах более 40 судов были затоплены в гавани города Чарльстон (Южная Каролина, США) по приказу адмирала Чальза Дэвиса. В основном это были старые рыболовные суда, купленные по дешевке именно для этой цели и нагруженные песком и камнями, за что и получили прозвище “Каменный флот”. Целью затопления была остановка блокадопрорывателей, поставлявших боеприпасы для Конфедерации. В ноябре 1914 года в Портленде (Великобритания) был затоплен эскадренный броненосец HMS Hood — в целях перекрытия прохода к базе ВМФ для немецких подлодок. В апреле 1918 года блокшивы даже приняли участие в атаке: три старых британских бронепалубных крейсера были нагружены бетоном и затоплены у входа в судоходный канал бельгийского порта Зебрюгге, использовавшегося немцами в качестве подлодочной базы. Два их них под огнем противника успешно дошли до узкого места и затонули, перекрыв подлодкам выход из порта, — лишь через три дня немцы разрушили западный берег канала, проложив для запертых лодок новый путь на свободу. Еще позже, в апреле 1941 года, Марио Бонетти, командир итальянской флотилии, базирующейся в Массауа (Эритрея) в Красном море, понимая, что в скором времени флот союзников нападет, а у него нет достаточных сил для обороны, решил максимально обесценить захват порта. Он приказал разрушить большую часть строений, а в фарватере затопил 18 крупных транспортов — как итальянских, так и немецких.

В общем, перечислять случаи стратегического затопления можно бесконечно. Но вернемся к Крыму.

И СНОВА КРЫМ

Противолодочный корабль “Очаков” был спущен на воду 30 апреля 1971 года в рамках проекта 1134-Б (или “Беркут-Б”). Всего в 1960—1970-х годах было построено семь таких кораблей — шесть из них в 2011 году признаны окончательно устаревшими и отправлены на слом, лишь БПК “Керчь”, пройдя плановый ремонт, продолжил службу в российском ВМФ. “Очаков” же был выведен из состава флота и в течение трех последних лет с демонтированным вооружением стоял на вечном приколе в Севастополе. В ночь с 5 на 6 марта 2014 года он был отбуксирован к выходу из бухты озера Донузлав и затоплен; его огромный, 162-метровый корпус перекрыл узкий судоходный канал наполовину.

Затопление корабля произвели с помощью взрыва — сперва корпус дестабилизировали, наполнив водой с помощью пожарного судна, а затем подорвали, благодаря чему судно легло на борт поперек канала в самой мелкой его части (глубиной 9−11 м). “Очаков” наполовину находится над водой, тем не менее его эвакуация — это сложнейшая инженерная операция.

Чтобы перекрыть оставшуюся часть прохода, рядом с “Очаковым” затопили спасательное буксирное судно “Шахтёр” длиной 69,2 м, а спустя шесть дней — еще один списанный корабль, 41-метровый водолазный бот “ВМ-416” 1976 года постройки. Затопление позволило перекрыть фарватер и заблокировать в бухте суда украинского ВМФ. К настоящему времени они мирно перешли к Черноморскому флоту — блокировка не позволила вести активные боевые действия. В конце июля начались работы по подъему “Очакова” и освобождению прохода; предположительно операция завершится к концу осени.

События в Крыму показали, что затопление кораблей может сработать как маневр и в наше время, причем как маневр мирного плана. Он направлен в первую очередь на предотвращение боевых действий. Впрочем, будем надеяться, что даже такие маневры никогда больше не понадобятся.

СТРАТЕГИЯ РАЗВЛЕЧЕНИЙ

Ввиду того что затонувшие корабли являются привлекательными объектами для дайверов, в разных странах списанные суда иногда затапливают намеренно в качестве “парков развлечений”. Наиболее известный прецедент — это затопление бывшего американского корабля слежения General Hoyt S. Vandenberg, спущенного на воду в 1943 году. В разных качествах, в том числе в роли кинематографического судна, он служил вплоть до 2008 года, а в 2009-м был затоплен у города Ки-Уэст (Флорида) в качестве развлекательного объекта для дайверов. Предварительно с него было снято все, что могло повредить туристам — от дверей, могущих стать ловушками, до проводки, — а затем он был подорван равномерно распределенными зарядами, что позволило опустить его на дно в горизонтальном положении.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.